Войти через:
Свежий номер
Цифра дня
459 тонн
Cтолько багажа взял с собой король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд во время визита в Индонезию.

Подпишись на рассылку лучших материалов и получи 3 номера в подарок

*Номера высылаются в pdf формате на указанный email

ТЕРАРТ 18 Марта 2017 0:00

Налог на холостяков. Мнение.

На борьбу с терроризмом затрачено немало усилий, в том числе идеологических. Искусство тоже не осталось в стороне.

ТЕРАРТ 1

В качестве иллюстраций использована серия работ мексиканского художника Хоакина Сегуры The Messiah Complex.

Социальные явления часто находили отклик в работах художников. В XX веке они стали проявляться в модернизме, в нулевых годах этого столетия – в арт-активизме. Позже началась путаница. Инфоповодов, как сейчас принято говорить, накопилось слишком много, чтобы смешивать их в одном жанре. И к арт-активизму стали добавляться разные приставки – политический арт-активизм, социальный и так далее.

ТЕРАРТ 2

В 2000-х политика и религия из творчества художников никуда не делись. Более того, число таких работ растет. Терроризм, ставший сегодня вполне прозаичным явлением, также нашел свое отражение в искусстве. Хотя до этого времени искусство говорило о нем не так системно и не так часто.

 

Впрочем, и сегодня тему терроризма в искусстве следует относить скорее к политическому арт-активизму, а не к самостоятельному течению. Но на цензуре по отношению к работам о терроризме это никак не сказалось. Скорее наоборот, ее стало больше. Во многом за счет усиленной борьбы с экстремистской идеологической продукцией.

К примеру, в 2005 году был случай, когда в немецком институте современного искусства «Кунстверке» собирались провести выставку «РАФ: миф» о немецкой леворадикальной террористической организации «Фракция красной армии», действовавшей с 1968 по 1998 годы. Еще до открытия хорошо разрекламированная в СМИ выставка вызвала шквал негодования со стороны властей и родственников жертв, погибших в терактах, устроенных РАФ. Власти забрали бюджет, выделенный на выставку, но не смогли забрать у людей желания посетить ее. И выставку провели. Без господдержки, конечно же.

11 сентября 2001 года случился самый масштабный по урону и трагедийности теракт. После него художники стали чаще обращаться к теме террора в своих работах. Тогда приуроченные к трагедии работы ударили по многочисленным пластам аудитории, что в искусстве бывает редко. 

Художники использовали множество техник: от рельефа Аркадия Котлера, фотографии Томаса Франклина с тремя пожарными, до стрит-арт работы «Падение» Шэрон Паз и скульптуры «Падающая женщина» Эрика Фишля.

ТЕРАРТ 3

После злополучного 9/11, терроризм в работах художников, как массовое явление, практически пропал. Другие инциденты не находили широких откликов в их работах. Кроме теракта в Лондонском метро, после которого долгое время резонировала серия работ Гилберта Пруша и Джорджа Пассмора – «Бомба, Бомбы, Бомбист, Бомбисты, Взрыв и Террор».

Впрочем, так происходит со многими социальными явлениями в искусстве. Арт-критики объясняют это двумя причинами: искусство никогда не стремится работать с историей напрямую, намекая на то, что художники – не репортеры и говорят о явлении не в момент событий, а когда заблагорассудится. Есть и другая причина – оперативное искусство пользуется плохим спросом у частных коллекционеров. 

ТЕРАРТ 4До 11 сентября работы художников о терроризме провоцировали страх в зрителях, пример этого – картина «Террорист/Турист», написанная Мартином Киппенбергером в 1997 году. В ней немецкий художник размыл границу между бытом и террором, давая понять, что террористы могут быть рядом и мы не в силах этого изменить. Но работ о терроризме до Нью-Йоркского события было не так много. 

Первой реакцией были попытки поделиться в своих произведениях эмпирическим страхом пострадавших. Особенно это заметно в работе «Молитва моего квартала – улицы Чембер» американской художницы Картер Ходкин. В 2001 году она жила рядом со Всемирным торговым центром и в своей работе попыталась передать страх, возбуждение, безысходность и ожидание чего-то невероятного после происшествия. Впрочем, ранее упомянутые работы Эрика Фишля и Шэрон Паз тоже говорят нам о эмпиризме. Они пытаются передать уважение и глубочайшую симпатию к уязвимости человека и понять его психологическое состояние в предсмертном полете.

ТЕРАРТ 5

Затем искусство пошло дальше, пытаясь отогнать террористический страх от людей. К примеру, в 2005 году на 32-й ярмарке современного искусства FIAC в Париже появляется российский художник Давид Тер-Оганьян с проектом «Это не бомбы». Из коробок, продовольственных продуктов, маленьких диодных лампочек и будильников Давид соорудил муляжи бомб, которые потом возил на выставки по всему миру. Этим Тер-Оганьян пытался избавить людей от навязчивого страха перед террором. Выставку в Париже спецслужбы даже закрыли на пару часов, из-за предполагаемой террористической угрозы.

Спустя 5 дней после 11 сентября, немецкий композитор Карлхайнц Штокхаузен ошарашил всех, заявив, что Нью-Йоркский теракт – одно из величайших произведений искусства, к которому террористы готовились 10 лет и провели все на высшем уровне. Художники же к такому резонансу и уровню исполнения прийти не смогли. Более того, они не успели подготовить общество к проявлению терроризма. Причины этого – художники помельчали, к тому же медийный шум заглушил их посылы.

ТЕРАРТ 6

Конфликт между художниками и медиа тянется давно. С конца 1980-х влияние и воздействие СМИ на общество стало значительным. Ваятели, как постоянные иллюстраторы военных действий и страданий – обязательных атрибутов терроризма, практически изжили себя, уступив место документалистике. Появилось фото, кино и репортажи. А потом и более оперативные интернет-СМИ и блоги, сократившие время коммуникации человека с информацией. 

В медийной суматохе художники поняли, что погоня за событийностью потеряла всякий смысл. Но в поисках новых форм они начали использовать медийные инструменты. Одной из таких работ была 9/12 Front Page немецкого художника Ханса-Питера Фельдмана, сделанная из подборки первых полос газет, вышедших по всему миру 12 сентября.

ТЕРАРТ 7

Впрочем, в 2011 году и новым медийным художникам подписали приговор. Тогда газета Art Newspaper собрала круглый стол с критиками и культурологами, чтобы выяснить, что искусство дало теракту 11 сентября. Окончательные выводы арт-критиков были неутешительны – ничего значительного.

Но все они смотрели не туда. Когда 11 сентября в Нью-Йорке произошли те самые события, главный музей страны и города – «Метрополитен» оказался заложником ситуации. Там началась масштабная реконструкция и расширение исламского зала, куда ранее туристы заглядывали лишь изредка, по пути в буфет.

Попытки художников противостоять террору популяризировали во всем мире исламское искусство. Более того, все это привело к тому, что с ним стали считаться. Хотя есть и попытки цензуры, как это было с выставкой «Смерть» Ахлама Шибли.

К слову, Казахстан тоже не обошел стороной тему терроризма в искусстве. С ней работали братья-художники Ербоссын Мельдибеков и Нурбосын Орись. В 2000-2002 годах они создали серию сувенирных тарелок «Военная машина». В ней художники иронично отметили изменения в военной технике стран Центральной Азии, рефлексировали о военной ситуации того времени и разместили агрессивные реплики на тему терроризма. Собственно, свой посыл художники выразили в фотографиях, размещенных на дне тарелок.

Кроме того, Нурбосын Орись подготовил собственный проект «РГ-42», где различные консервные банки и бутылки предстали перед публикой в виде муляжей взрывных устройств. Большинство снарядов сделаны из жестяных банок из-под тушенки – это отсыл к первым годам Великой Отечественной войны, когда гранаты в спешке собирались на подмосковном консервном заводе. В общем и целом работа эстетизирует исторический факт и возвращает идею гранаты РГ-42 в исконную консервную оболочку. 


Записал Дмитрий Мазоренко

Не забудьте подписаться на текущий номер
Режим чтения
Комментарии
Подписаться

подпишись прямо сейчас

Дополнительная информация для подписчиков

Цены указаны без учета комиссии банка.

Деньги за принятую подписку не возвращаются.

По всем вопросам, связанным с организацией подписки просим обращаться по адресу:

050002, Республика Казахстан,

Алматы, ул. Зенкова, 22, 6 этаж,

с пометкой Esquire Kazakhstan

или по телефону: 356-05-55

e-mail: podpiska@pmgroup.kz


Все поля обязательны для заполнения

Плательщик
Имя
Фамилия
Год рождения
Количество номеров
Расчет стоимости
6100 тенге
Адрес доставки
Регионы
Индекс
Область
Город
Улица
Дом
Квартира
Контактный телефон
E-mail
Способ оплаты
Введите символы с картинки
Заказать
Назад
Назад

Дополнительная информация для подписчиков

Цены указаны без учета комиссии банка.

Деньги за принятую подписку не возвращаются.

По всем вопросам, связанным с организацией подписки просим обращаться по адресу:

050002, Республика Казахстан,

Алматы, ул. Зенкова, 22, 6 этаж,

с пометкой Esquire Kazakhstan

или по телефону: 356-05-55

e-mail: podpiska@pmgroup.kz

Все поля обязательны для заполнения

Плательщик
Имя
Фамилия
Год рождения
Количество номеров
Расчет стоимости
1900 тенге
Адрес доставки
Контактный телефон
E-mail
Способ оплаты
Введите символы с картинки
n = - -