Войти через:
Свежий номер
Цифра дня
320км/ч
Cкорость катафалка, которому на место расположения гроба художник Мэт МакКаун из Великобритании установил реактивный двигатель.

Подпишись на рассылку лучших материалов и получи 3 номера в подарок

*Номера высылаются в pdf формате на указанный email

Судебный очерк. Дело Сарсенбаева 2.0 04 Февраля 2014 15:00

Налог на холостяков. Мнение.

Судебный процесс «Дело Сарсенбаева 2.0» закончилось без неожиданностей. О том как проходили слушания, что говорили потерпевшие, как выглядели дважды осужденные – в судебном очерке Esquire.kz. Автор: Айсана Бейсенбаева

Судебный очерк. Дело Сарсенбаева 2.0 1Фото: Reuters

 

Группка озябших журналистов переминалась с ноги на ногу, неловко обступив выход из здания суда.

«Телевизионщики снимают сами себя», – хихикнув, бросил коллеге сотрудник газеты и зашагал к служебной машине. «Ладно, возвращаемся в город», - сказал другой, все еще не отрывая взгляда от двери «храма Фемиды», возвышающегося над всем остальным в маленьком городишке. «Со стороны потерпевших-то никто не явился – это знак протеста такой?» – вслух выразила мысль  присутствовавших журналистка в пуховичке, усаживаясь на переднее сидение авто.

Остальные все еще топтались на морозе: одни доснимали сюжеты - без сенсационных цитат и заявлений, другие прытко печатали и тут же скидывали своим редакторам лаконичное решение суда - через почту, мессенджер, фейсбук. А писать было немного: Утембаеву дали 13 лет, то есть, с предыдущего срока отняли семь; по Алиеву и Мусаеву вышло частное постановление об их причастности к убийству, с которым теперь предстоит возиться Генпрокуратуре.

Наконец, все потихоньку уселись по машинам и гуськом покинули тихий, заснеженный, фантастически далекий от политических бурь город Каскелен.

Еще не было и полудня, как завершилось повторное судебное разбирательство по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева и двух его помощников, – после восьми с лишних лет затишья со стороны правосудия и восьми с лишним лет негодования со стороны потерпевших – родственников, друзей, и всего остального населения страны, что посчитало себя униженным, как исходом дела, так и всем тогдашним процессом.

Еще не было и полудня, как завершилось повторное судебное разбирательство по одному из самых громких и запутанных дел в истории современного Казахстана.

 

АКТ 1



13 февраля 2006 года в 11 часов 40 минут в Талгарском районе Алматинской области между поселком «Коктобе» и поселком «12 бригада» на обочине проселочной дороги с огнестрельными пулевыми ранениями были обнаружены тела трех – Алтынбека Сарсенбаева, его водителя Василия Журавлёва и охранника Бауыржана Байбосына. Политик и его помощники были похищены за два дня до этого.

31 августа 2006 года Алматинский областной суд приговорил Рустама Ибрагимова к смертной казни, впоследствии замененной на пожизненное заключение. Еще девять лиц, установленные в причастности, были заключены на длительные сроки. В качестве заказчика убийства Ибрагимов назвал Ержана Утембаева, – руководителя аппарата сената парламента Республики Казахстан на тот момент, – который был приговорен к 20 годам лишения свободы.

Однако 16 апреля 2012 года Ибрагимов обратился в Верховный суд РК с заявлением, что истинным заказчиком убийства Алтынбека Сарсенбаева был не Ержан Утембаев, а Рахат Алиев и Альнур Мусаев.

19 декабря 2013 года Верховный суд направил уголовное дело на новое судебное рассмотрение в специализированный межрайонный суд по уголовным делам Алматинской области. Федеральное бюро расследований США приняло участие в проведении предварительного следствия на предмет причастности к убийству Мусаева и Алиева.

10 января в закрытом режиме в здании Талдыкорганского городского суда состоялось предварительное слушание, на котором, родственники Алтынбека Сарсенбаева заявили отвод судье Берикжану Байжунусову в связи с тем, что он является дальним родственником первой жены Рысбека Сарсенбаева, родного брата Алтынбека. Суд принимает отвод и назначает другого судью. Слушание перенесено на 22 января, а далее и на 27 января – оказалось, что ранее исполнявший обязанности адвоката потерпевшего Искандер Алимбаев отказался участвовать в процессе за день до суда, а новому адвокату Гульнар Жуаспаевой требовалось время для ознакомления с материалами дела.

Между тем, Рысбек Сарсенбаев просит суд приобщить к делу книги об Алтынбеке – его статьи и интервью - для составления его полного психологического портрета. Суд отказывает в приобщении к делу такой “художественной литературы”.

Слушания перенесены из Специализированный межрайонный суд по уголовным делам Алматинской области – то бишь, из Талдыкоргана в Каскелен.

Процесс делают открытым, специально оборудованную комнату – подвальный закуток – отдают под зал для прессы. На стену вешают два больших телеэкрана, где на одном экране – лица свидетелей и обвиняемых, а на другом – потерпевших и защитников. В перерывах мелькает фигура судьи.

К 10 утра в понедельник 27 января на окраину Каскелена стекаются журналисты разных мастей. Судебное заседание объявляется открытым.

 

АКТ 2



27 января

«Вот как убийца-то выглядит» - пишут в комментариях к фотографии Ибрагимова. «Вижу его впервые; красивый», - между делом замечает одна журналистка.

На допросе Рустам Ибрагимов рассказывает, каким образом был знаком с Мусаевым и Алиевым. «Я встретился с Алеке, он принес мне кусочек бумаги с домашним адресом Сарсенбаева и номером автомашины… Мы встретились с Алеке возле "Ритц-Паласа"… Я позвонил Алеке и сообщил, что их трое. Он сказал: "Делай троих". Команду отдал “Алеке” Альнур Мусаев".

Киллер описывает, как конкретно ликвидировал Сарсенбаева, Журавлева, Байбосынова – за чертой города, по очереди, каждому два выстрела, в спину и в сердце.

“Честно сказать, у меня не было никакой симпатии ни к Алиеву, ни к Мусаеву. Я боялся за свою жизнь, за жизнь своей семьи”, - заканчивает Ибрагимов, утверждая, что с Утембаевым разговора об убийстве не было.

 

28 января

У Мирошникова большой шрам через всю левую щеку – похоже, что от ножа, и еще один – вдоль подбородка. Это первое, что бросается в глаза, когда смотришь на него в суде. На просмотре видеозаписи от 2012 года я тоже не могу отделаться от мысли об этом шраме, хотя там происходит важное: Мирошникова привезли к речке в районе Медеу, где «арыстановцы» нашли выброшенное им орудие убийства – пистолет, а точнее, то, что от него осталось. Водителя Ибрагимова допрашивают полдня.

«Почему Вы не заявили о всех этих фактах еще в 2006 году?» - вопрошает Рысбек Сарсенбаев.

«Тяжелое было время, все свалилось…», - уставившись в пустоту, отвечает Мирошников. «Чего я боялся? Чего? За жизнь боялся. За жену. Много чего было, я не хочу вспоминать».

«Если Вы не видели пистолет у Ибрагимова в начале, то как же они добровольно пошли на казнь-то?!» - напирает Рысбек.

«Агай, я вам так скажу…»

Мирошников что-то объясняет, бесстрастно, будто извиняясь. Рассказывая об убийстве, он избегает имени Алтынбека Сарсенбаева – называя его то «бизнесменом», то «тем солидным мужчиной в очках». Рысбек продолжает допрос. Позади него аксакалы – соратники убитого политика – улыбаются, как бы стараясь поддержать все то, о чем говорит брат убитого.

Сторона потерпевших представлена десятком людей – это друзья и родственники Журавлева, Байбосынова, но больше всего, конечно, Сарсенбаева, "Сарсенбайулы", как все говорят – среди них его брат Рыспек Сарсенбаев, оппозиционные деятели Тулеген Жукеев, Маржан Аспендиярова. Сидят – кто воинственно, кто поникши, но все буравят пронзительными взглядами судей и прокуроров.

«Вы знали, что там был Бауыржан Байбосын – вы ведь с ним в одной рукопашной группе состояли?» - спрашивает Маржан Аспендиярова, похожая на грозную сову, пытливая, упертая, резкая.

«Я не знал, что Баука там сидел…,» - сухо говорит Мирошников. «Я не смотрел по сторонам. Молчал. Смотрел только вперед».

По очереди, с разным накалом, сторона потерпевших обстреливает вопросами – то ли свидетелей, то ли судей, то ли общественность. «Мы не требуем заново их осудить, мы хотим добраться до истины», разводя руками говорит Рысбек. «И мы хотим справедливости», - вторит ему Анжелика Ажигулова, адвокат Утембаева.

Судья Аскарбек Беймбетов отклоняет один за другим «не имеющие отношения к делу» вопросы и просьбы стороны потерпевших. Рысбек переходит на казахский язык: господин судья, разве вы не понимаете, что это не тот пистолет, выходит, что показания Ибрагимова и Мирошникова не сходятся, следует провести очную ставку…

И уже на чистом русском заключает: «Весь народ Казахстана знает, как вы опозорились.» «Пожалуйста, задавайте вопросы только по предъявленным обвинениям», - беззлобно парирует судья, будто отец отчитывает нашкодивших детей.

Аспендиярова беспокойно ерзает на месте, не выдерживает, встает: «У меня есть право сделать заявление! Так называемые правоохранительные органы…»

И долго, страстно приводит доводы.

«Вы не заявляете, вы УПК читаете», обрывает ее судья

Это не смущает ее, она продолжает задавать свои вопросы, не оставляя без внимания ни одного свидетеля, ни одну деталь:

– Скажите, пожалуйста, куда Вы выкинули пистолет?

– Скажите, пожалуйста, запись прерывалась?

– Скажите, пожалуйста, каков был вес пистолета?

– Скажите, пожалуйста, какой обзор открывался Мирошникову во время поисков?

«Нам нужен протокол, когда он будет доступен нам?» - вдруг спрашивает она.

«Почему нельзя вызвать еще раз Ибрагимова? Почему вы отпустили его?», - срывается Рысбек.

«Я его никуда не отпускал, – посмеиваясь говорит судья, – он в изоляторе».

Люди будто боятся, что упустят момент, что кто-то придет и отменит этот странный процесс, распустит всех и сотрет этот эпизод из памяти и истории.

Объявляют обед, журналисты выползают на улицу. Я спрашиваю у коллеги, говорила ли она с потерпевшими. «А зачем? Я с ними уже 8 лет говорю, что это изменило?».

Перерыв окончен. Судья один за одним снова отклоняет вопросы потерпевших. Ему вторят прокуроры, адвокат обвиняемого.

«Мне сложно подобрать эпитеты к тому, что вы творите с процессом», - взывает Маржан Аспендиярова. «Вы сами нас позвали, затеяли процесс. У нас нет иллюзий, что мы получим правду, но мы пытаемся»

«С высшего позволения добавились Алиев и Мусаев. Теперь нужно видите ли вписать как-то Рахата Алиева - и это действительно филигранная работа для органов. Советуйтесь со своими господами в Астане, что вам делать!»

«Вы нас сами втянули», продолжает Маржан, взглядом обращаясь к прокурорам. «Пока все еще живы, давайте разберемся».

Совсем ненадолго дают слово Ержану Утембаеву. Тот приподнимается со скамьи, участливо дает какие-то советы, немного наивно поясняет детали. Утембаев будто удивляется, как он оказался за этим темным стеклом, на скамье подсудимого, в суде. Будто бы, все происходящее вокруг не имеет к нему лично никакого отношения.

В зал вводят «арыстановца» Едиля Абикенова.

После продолжительного допроса Рысбек встает со своего места и бросает ему: «Ты опять басни придумываешь, как в 2006 году. Что там было на самом деле? Совести у тебя нет».

Тот отвечает тихо и отрывисто: «У меня нет совести. У меня есть страх».

 

29 января

В зале для журналистов все меньше журналистов. Оставшиеся – не переговариваются, не шумят, на выпады в суде не реагируют. Прикованы к сиденьям. Печатают заявления сторон.

На улице – все так же чинно, тихо, сугробисто.

Защитники потерпевших просят вызвать Калмуханбета Касымова, главу МВД Казахстана,  в качестве свидетеля. В ходатайстве также фигурируют: экс-глава МВД Мухамеджанов (ныне посол Казахстана в Литве), экс-начальник ДВД Алматы Амантай Аубакиров (ныне начальник ДВД Астаны) и следователь Гаши Машанло (в 2009 году утверждавший, что Рахат Алиев не имеет никакого отношения к убийству Сарсенбаева).

Адвокаты потерпевшей стороны хотят выяснить, о чем разговаривали Касымов и Ибрагимов, а также собрать другие возможные сведения. Прокуроры и адвокат Утембаева не поддержали ходатайство. Судья оставил вопрос о вызове дополнительных свидетелей открытым.

 

30 января

Ходатайство о вызове в суд в качестве свидетелей ряда высокопоставленных чиновников отклонено. "Данные лица уже давали показания по данному делу, и они есть в деле", - сказал судья, зачитав показаниях восьмилетней давности.

Другое ходатайство - рассекретить письмо, которое Ержан Утембаев написал Нурсултану Назарбаеву в 2006 году, - также не было удовлетворено.

 

31 января

«Ничего нового за этот суд не выяснено», - резко заключает Аспендиярова. «Суд 2014 года, как и суд 2006 года, - формальность».

Судья постановил, что допрос всех свидетелей окончен. Разделавшись с исследованием материала, суд перешел к прениям

Прокурор просит переквалифицировать дело Ержана Утембаева по статье "Пособничество в совершении умышленного убийства группой лиц по найму" и назначить наказание в виде 15 лет лишения свободы с конфискацией личного имущества. А также, “просим суд вынести частное постановление в адрес органов прокуратуры о возбуждении уголовного дела в отношении Алиева и Мусаева, с целью проверки их причастности к организации убийства Сарсенбаева, Журавлева и Байбосына".

«В этих показаниях огромное количество несоответствий», - продолжает выстраивать оборону несогласия соратник Сарсенбаева, Тулеген Жукеев. «Просто так игнорировать серьезнейшие аргументы - для вас это абсолютно ясно, и по закону это очевидно. Кто-то намеренно уводит дело в сторону».

Судья будто силится быть серьезным; пространно и вяло отвечает, улыбается. Кто-то в зале довольно громко, язвительно замечает, что Беймбетов делает все, чтобы не выглядеть плохим полицейским, правда, это у него не очень-то получается.

«Наша судебная система проделала качественную работу. Впервые за 8 лет Ибрагимов сознался в убийстве. Наконец отказался от той позиции, что я являюсь заказчиком убийства Сарсенбаева. Это большой плюс в поиске истины”, - уверенно заявил Утембаев. “Я, конечно, удивлен, что меня из категории заказчиков включили в категорию пособников”.

Рысбек читает с бумажки, иногда поднимая голову и сверля взглядом присутствующих: «Вы еще раз опозорили правосудие Казахстана. Думаете, что завтра цивилизованная Европа примет ваш запрос и привезет в наручниках этих подозреваемых после таких судилищ? Вы не стремились соблюдать требования УПК, постоянно нарушали права потерпевших, такими методами достигли своих усилий? Вы тоже, в свою очередь, выполнили заказ, теперь получите награды, премии, чины, должности, как предыдущие коллеги».

Оглашение приговора суда назначено на 3 февраля.

 

АКТ 3



3 февраля. День приговора

Нет больше речей, стихов, допросов, сокрушений и заявлений – судья в абсолютной тишине зала специализированного межрайонного суда по уголовным делам Алматинской области строго зачитывает приговор.

Приговор этот не дает ответов на вопросы, которые все дни процесса звучали в зале и кулуарах суда. Почему Ибрагимов после долгих лет молчания, заговорил. несмотря на то, что Алиев вот уже как пять лет в бегах. Почему у Утембаева все же нет «впечатляющего» мотива. Какие возможности могли быть у Мусаева, тогда как председателем КНБ в то время был Дутбаев. Понесет ли кто-нибудь наказание за следствие и суд 2006 года – судьи, следователи, прокуроры. Доказана ли вина Рахата Алиева именно в этом деле? – как бы общественность не была рада принять любые его злодеяния.

Но, возможно, ответы прозвучат на следующем суде. Когда-нибудь в будущем. Когда заново перетасуют колоду игроков, падут короли, появятся новые козыри. На следующем суде, «пока мы все еще живы», как сказала Маржан Асфендиярова.

Суд закончился, но занавес не опущен. 

Не забудьте подписаться на текущий номер
Режим чтения
Комментарии
Подписаться

подпишись прямо сейчас

Дополнительная информация для подписчиков

Цены указаны без учета комиссии банка.

Деньги за принятую подписку не возвращаются.

По всем вопросам, связанным с организацией подписки просим обращаться по адресу:

050002, Республика Казахстан,

Алматы, ул. Зенкова, 22, 6 этаж,

с пометкой Esquire Kazakhstan

или по телефону: 356-05-55

e-mail: podpiska@pmgroup.kz


Все поля обязательны для заполнения

Плательщик
Имя
Фамилия
Год рождения
Количество номеров
Расчет стоимости
6100 тенге
Адрес доставки
Регионы
Индекс
Область
Город
Улица
Дом
Квартира
Контактный телефон
E-mail
Способ оплаты
Введите символы с картинки
Заказать
Назад
Назад

Дополнительная информация для подписчиков

Цены указаны без учета комиссии банка.

Деньги за принятую подписку не возвращаются.

По всем вопросам, связанным с организацией подписки просим обращаться по адресу:

050002, Республика Казахстан,

Алматы, ул. Зенкова, 22, 6 этаж,

с пометкой Esquire Kazakhstan

или по телефону: 356-05-55

e-mail: podpiska@pmgroup.kz

Все поля обязательны для заполнения

Плательщик
Имя
Фамилия
Год рождения
Количество номеров
Расчет стоимости
1900 тенге
Адрес доставки
Контактный телефон
E-mail
Способ оплаты
Введите символы с картинки
n = - -