Ричард Каслберри

Ричард Каслберри, директор по развитию бизнеса высшей школы бизнеса Назарбаев Университета

Одной из основных целей Назарбаева было построение Астаны – он с успехом с ней справился и все еще продолжает совершенствование. Я переехал сюда в 2012 году и за это время постоянно наблюдаю какие-то перемены в облике города.

Я живу в Астане почти 4 года. Мне кажется, есть что-то действительно хардкорное в астанчанах, обожающих свой город. Что-то внутри них, конкретно притягивающее к Астане.А вот Алматы теплится у алматинцев в душе. И когда они переезжают в Астану бизнеса ради – окей, они находят там хорошую жизнь, но… все равно мечтают вновь оказаться в Алматы.

Лично мне так сильно нравится Астана, потому что это невероятно динамичный город. Если вы достаточно толстокожи, чтобы преодолеть ветер и холод, вам откроется город, в котором постоянно что-то происходит. Астану можно назвать сердцем Казахстана.

Верные алматинцы тем не менее со мной не согласятся и никогда не признают первенства Астаны. Они могут уважать ее, принимать, но внутри себя все равно считают свой город лучшим.

Мне несказанно повезло, что моя работа позволяет мне много путешествовать по всему Казахстану. Я довольно часто бываю в Атырау – люди там страстно обожают свою принадлежность к нему. Люблю Актау – он прямо у Каспийского моря. И Шымкент, славящийся своим гостеприимством. Насколько могу судить по своему опыту, казахстанцы не столь патриотичны по отношению к Казахстану в целом, сколь патриотичны к своим городам.

Казахи – весьма открытые люди в большинстве своем. Так что в плане нетворкинга я нахожу свою работу здесь достаточно легкой – здесь реально познакомиться с людьми даже самых высоких уровней. Но это, наверное, потому, что я иностранный эксперт – у меня определенно были преимущества. Казаху было бы немного сложнее в силу иерархии.

Это касается всего мира, но в Казахстане особенно важно, кого ты знаешь. Связи решают очень многое.

Я уже 4 года со страстью продвигаю Назарбаев Университет. С гордостью могу назвать себя его патриотом!

Я говорю это всем, кого встречаю, и вам тоже скажу: я всем сердцем верю, что ваш президент проделал огромную работу на всех уровнях. И в сфере образования тоже. Такие вещи не делаются за одну ночь – они требуют времени. Начиная со всех грантов, программ вроде «Болашака», – все это заслуживает огромного уважения. Давать возможность получить хорошее образование не только людям при деньгах – такое не каждый день встретишь.

В приоритетах президента – превратить Казахстан в одну из развитых стран, и он понимает, что надо начинать с молодежи. Поэтому сейчас идут активные обсуждения об открытии филиалов НУ в других городах.

Одной из основных целей Назарбаева было построение Астаны – он с успехом с ней справился и все еще продолжает совершенствование. Я переехал сюда в 2012 году и за это время постоянно наблюдаю какие-то перемены в облике города.

Это относится не только к Казахстану, но и ко всему постсоветскому пространству, – уровень бюрократии здесь действительно сложный. От этого могут страдать многие амбициозные ребята, жаждущие перемен: ты хочешь создать какие-то полезные классные вещи, но – прости, парень, это еще надо как минимум обсудить, одобрить, утвердить и подписать.

Если честно, переезжая сюда 4 года назад, я не совсем представлял, с чем буду иметь дело. Знал совсем немного, потому что работал преподавателем, а это обязанность преподавателя – знать обо всем понемногу. Да, это была отличная возможность личностного и карьерного роста, но в то же время я был рад, что смогу принести пользу. Университету на тот момент было всего 3 года, а наша школа бизнеса вообще не существовала.

Многие казахстанцы, с которыми я имею дело, говорят по-английски. Я бы назвал это и плюсом, и минусом для себя: у меня практически отсутствует нужда в изучении других языков.

Я часто чувствую себя рок-звездой: ко мне подходят и просят сфотографироваться, потому что я иностранец. Но это забавно и нисколько не раздражает!

Каждый раз после командировок, возвращаясь в Казахстан, я чувствую себя как дома.

До Казахстана я 7 лет жил в Косово. Иногда просто наступает момент, когда ты понимаешь, что готов двигаться дальше, готов к новым испытаниям, к каким-то тотальным переменам. Такие решения принимаются всей семьей. Однако моя супруга и дети не против остаться тут подольше.

Люди на улицах могут казаться не особенно дружелюбными, но просто дождитесь момента, когда у вас появится возможность познакомиться с ними! Ваша дружба может стать действительно долгой и настоящей. Люди – лицо страны. И именно это делает Казахстан особенным для меня.

Астанчане жалуются гораздо чаще, чем им стоило бы. Когда мне говорят «О, тут совсем нечего делать!», я всегда такой: «Серьезно, чувак??» Да я постоянно хожу в «Астана Опера», что говорить о торговых центрах!

Я, как это называется, smallbig city guy, а не bigbig city guyЯ бостонский парень, но не нью-йоркский. Не могу представить себя, живущим в Нью-Йорке. Бостон, мой родной город, да.

Если бы меня спросили, что я думаю о предстоящих выборах в Штатах, я бы ответил: не имею понятия. Отношу себя больше к правым, чем к левым: я немного консервативен. И я согласен лишь с некоторыми пунктами, которые хочет внести Трамп, но в основном он достаточно экстремальный малый, и во многом я не поддерживаю его идей. Тут я скорее за Хиллари. Но от голосования я лучше откажусь!

Недавно я был на конференции в Шотландии, и все с широкими глазами вопрошали, где же находится Казахстан. Потому что, думаю, эта не та страна, о которой люди, достав карту мира, в первую очередь думают: «А двину-ка я работать в Казахстан!»

Лично я до сих пор замечаю за собой одну вещь. Живя здесь уже 4 года, направляясь, скажем, в Жанаозен и видя шагающего верблюда, я все еще ловлю себя на мысли: «Офигеть! До сих пор не могу поверить, что живу и работаю в Казахстане!» И в этой мысли нет никакого плохого смысла, просто удивительно осознавать, куда порой может занести жизнь. На самом деле это очень круто.


Записала Марьям Зиаи