Валерий Ломакин

Основатель сети чайных магазинов «Чайкоффский», 43 года, Россия
Валерий Ломакин

Тем кто считает, что без протеже в Казахстане успешный бизнес невозможно открыть, стоит напомнить небезызвестную цитату: «Кто хочет, тот ищет возможности, кто не хочет – ищет причины».

В Алматы основная масса людей в 6-7 вечера уже уходит с работы, а в 9 вечера дома планирует завтрашний день. В Москве я жил у родственников – менеджеров среднего звена, которые в 9 вечера только добирались домой, а спать ложились в час или два ночи. В 6 утра просыпаются, к 7-ми уезжают на работу. Пару раз в неделю ходят в бассейн, плавают с часа до двух ночи, больше времени на досуг нет. Здесь же в 8 утра еще можно спокойно сидеть и завтракать в кофейне.

Питер гораздо спокойнее и ближе к Алматы. В Питере такая же культура времяпрепровождений – кофейни, неспешность. Хотя Алматы кажется мне гораздо продуктивней. И люди здесь чаще улыбаются.

Алматы присуща аура размеренности и спокойствия. Может быть, даже некоторой лености. Особенно это заметно по потенциальным арендаторам и партнерам. И лень эта заключается в том, что люди не вникают в процесс работы, до конца не изучают тот вопрос, в котором обязаны быть компетентны. Чаще всего используют модную терминологию, смысла которой не всегда понимают и ограничиваются этой поверхностностью. Отсюда отсутствие гибкости в принятии решений или рассмотрения дополнительных предложений и условий.

Бюрократическая волокита появилась в Алматы только «благодаря» лености и нежеланию вникать в процесс работы.

Я жил в Москве, Новосибирске и Питере. Но Алматы всегда нравился мне – это красивый, комфортный и солнечный город. И свой бизнес я решил открыть именно здесь. В Алматы получается успевать и работать, и получать удовлетворение от всех, кто тебя окружает и всего, что происходит вокруг.

Тем кто считает, что без протеже в Казахстане успешный бизнес невозможно открыть, стоит напомнить небезызвестную цитату: «Кто хочет, тот ищет возможности, кто не хочет – ищет причины». Когда человек обладает достаточной грамотностью, чтобы вникать в процесс своей деятельности, ему совершенно не нужны никакие агашки.

Превалирующее большинство местных предпринимателей заинтересовано только финансовыми перспективами, но не делом непосредственно. С такими потенциальными сотрудниками и партнерами я стараюсь расставаться как можно скорее.

Еще один бич нашего предпринимательства – плагиат. На это идут люди, ориентированные только на прибыль. В России лучше понимают понятие здоровой конкуренции. Здесь же рынок пытаются брать демпингом, что этот самый рынок только рушит.

С европейскими партнерами достаточно комфортно работать, но разница в менталитете есть. Например, если они готовят нам партию товара, а я должен в этот же день товар оплатить, но позвоню и скажу, что из-за задержки проплаты от своих клиентов, деньги мы переведем с небольшой задержкой (а мы многолетние партнеры и точно их не кинем), европейцы все равно не отправят товар. Настолько там строгие и дисциплинированные люди.

Европейские партнеры не купятся на ваши деньги, если поймут, что вы несерьезно подходите к своему делу. Они выберут того, у кого процесс рабочий, последовательный, чьи мысли и стратегия идут в верном направлении, вместо того кто готов выкупить больше товара. Люди с большими деньгами – необязательно успешные предприниматели и выгодные партнеры, и на Западе это хорошо понимают.

Культура дарить чай у казахстанцев гораздо выше, чем культура потреблять. Довольно часто к нам приходят подбирать чаи в подарок. Тогда мы спрашиваем, кому делается подарок – возраст, пол, темперамент, вид деятельности. И чай здесь определенно популярнее кофе.

Для меня совершенно непонятна недобросовестность рестораторов, которые для своих элитных заведений закупают отличное мясо, но подают клиентам пакетированный или просто некачественный чай. В российских кофейнях никогда не подают дешевый чай. Это еще один минус нашего рынка – мы все делаем не до конца и довольствуемся тем, что дешевле.

В Астане наша компания обслуживает 80-90 процентов ресторанов. В Алматы все наоборот – 80-90 процентов ресторанов не обслуживает. Астана, как и Москва, более требовательна к качеству. На мой взгляд, это происходит из-за иных финансовых возможностей.

Мне всегда было интересно, как чувствуют себя казахстанцы в России в условиях прошлых лет, когда еще остро существовала проблема скинхедов. Со мной учились парни и девушки из Казахстана – и казахи, и русские, – и еще тогда они чувствовали себя свободно. Сегодня в России комфортно чувствуют себя абсолютно все, в сфере обслуживания к иностранцам нет никакой надменности, все очень вежливы и доброжелательны. В Казахстане-то подобной проблемы вообще не существует. И мне нравится, что там теперь такая же спокойная обстановка, как тут.

В казахстанцах более развита внутренняя культура. Возможно потому, что в них изначально совмещены несколько культур. Даже русских из Казахстана легко отличить от русских из России. Казахская культура вообще самая добрая. От своих старших братьев я помню истории про то, что еще в советской армии казахстанцы всегда и всех уважали. Доброе отношение к людям – это ментальная черта. Добродушие – вот самое подходящее слово казахстанской культуре.