Аромат был создан ко Дню жертв политических репрессий и получил название «Композиция № 23» в память о тех, кто был приговорен к смерти в «расстрельном доме» на Никольской, 23.

Композиция № 23

Фото из открытых источников

«Композиция № 23» открывается нотами старых бумаг и чернил, которыми подписывались смертные приговоры. Историю продолжает аромат сырого подвала, который очень скоро сменяется главным ингредиентом – ярко звучащим запахом пороха, который постепенно сменяется нотками пепла, оставляя горькое послевкусие», – сообщают создатели аромата, которые таким образом пытаются привлечь внимание общественности к судьбе печально известного здания, требуя открыть в нем музей террора, а не запланированный парфюмерный бутик.

Считается, что в «расстрельном доме», где в 30-е годы заседала Военная коллегия Верховного суда СССР, пытали маршалов Михаила Тухачевского и Александра Егорова, писателей Исаака Бабеля и Бориса Пильняка, ученых Александра Чаянова и Николая Кондратьева, режиссера Всеволода Мейерхольда, политических деятелей Николая Бухарина, Григория Зиновьева, Алексея Рыкова и многих других.

«Расстрельный дом" на Никольской, 23

«Расстрельный дом» на Никольской, 23

N 23 выпущен лимитированной серией в 31 456 флаконов – в память о каждом человеке, расстрелянном или приговоренному к расстрелу на Никольской, 23 в годы большого террора. Все средства от продажи планируется передать в «Московскую ассоциацию жертв незаконных репрессий».


Сообщает The Village