Равноправие

Равноправие

Казаху быть геем тяжелее, чем русскому

Казаху быть геем тяжелее, чем русскому

Гульнара Бажкенова поговорила с Романом Цепликом, открытым геем, женившимся на своем партнере, о зоне комфорта, взрослении и о том, изменилось ли отношение к представителям ЛГБТ-сообщества в Казахстане.

Ехали медведи на велосипеде

В свете последних событий Esquire вспоминает известных политиков, которые не перекрывают улицы, чтобы добраться в кортеже на работу, а пользуются общественным транспортом или велосипедами.




Нарисуй революцию

В 2017 году произошло рекордное количество чрезвычайных ситуаций в мире, и как бы нам не хотелось верить, что 2018 будет спокойнее и миролюбивее, события, разворачивающиеся в Иране прямо сейчас, не внушают больших надежд. 


Наступать больно

Мир всегда делился на «мужское» и «женское», от цвета пинеток до размера автомобилей, и всегда в несправедливой пропорции. Игорь Садреев рассуждает о мужском феминизме.



Другие берега

Гульнара Бажкенова попыталась обосновать право казахов, проживающих за рубежом, на двойное гражданство.


Радужное будущее, не радужное настоящее

ЛГБТ активист Амир Шайкежанов стал первым в Казахстане человеком, открыто принявшим участие в прайд параде с казахстанским флагом и вернувшимся на родину. По просьбе Esquire.kz он написал, почему это сделал.


Для тех, кто не въехал

Экономист Брайан Каплан объясняет, почему борьба с миграцией аморальна и невыгодна, а люди, которые предлагают закрыть границы, — бессмысленные популисты.


Примат закона

Esquire встретился с американским юристом Стивеном Вайзом и узнал, как он через суд добивается прав для шимпанзе, дельфинов и слонов.


Пора объявлять год гей-культуры в Казахстане

В Казахстане впервые гей-сообщество открыто заявило о себе: создан сайт посвященный поддержке ЛГБТ, и это событие в числе других активно обсуждается в обществе. Анатолий Черноусов размышляет, можно ли считать все это прорывом.