Блогер Диана Идрис размышляет, почему многие зачастую не отказываются от предложения заглянуть в свое будущее, и рассказывает об эффективных стратегиях в современном магическом бизнесе.

– Она очень сильная, – заговорщицким голосом шепчет мне подруга, – говорят к этой гадалке ходят даже…

Тут она начинает перечислять список известных шымкентских фамилий и особо удачливых местных гетер, и с каждым новом именем моя челюсть отвисает еще больше.

Каждый раз, когда я слышу о гадалках, во мне начинают бороться здравый смысл и вера в то, что однажды сова все же принесет письмо из Хогвартса уже хотя бы одному из моих детей.

Записываемся к гадалке на обеденное время, живет она, как и положено всякой гадалке, в таких *бенях, что не если бы не желание увидеть будущее, я бы ни разу не побывала бы в этой местности. Квартира выглядит несвежей, как, впрочем, и ее хозяйка: на ней очки в роговой оправе, сальные плохо обесцвеченные волосы и рубашка в клетку. Она деловито разливает кофе и достает из широких штанин затертую колоду игральных карт.

– Полное имя? – спрашивает меня она. Я называю имя, аккуратно выпиваю предложенный кофе «строго левой рукой, не допивая до конца», и жду, когда волшебница и ее реквизит сделают мне жизненный прогноз. Она глубоко и тяжело вздыхает, и начинается реальное волшебство.

– Сглаз на тебе… Порча, – произносит она, вытаскивает из колоды еще пару карт и кидает поперек на разложенный в странном порядке пасьянс. – Видишь? Я киваю, совершенно не понимая, каким образом трефовая восьмерка может обозначать порчу. На вопрос, есть ли у меня недруги, пожимаю плечами. Мое недоумение она принимает за слабость и переходит в активное психологическое наступление.

– Свекровь есть? Мне становится смешно, со свекровью и ее сыном мы расстались уже довольно давно, о чем я с улыбкой сообщаю гадалке. – Она навела, не унималась женщина. Давно еще, когда разводились. Поэтому тебе было так плохо, говорит. Судорожно вспоминаю годы после развода. Нет, конечно, бывало и плохо, но в основном после ошеломительных вечеринок. В общем, жизнь после развода не казалась мне такой уж порченной.

– Ну, не знаю, говорю я, – может, конечно, енешка меня и не любит, но сомневаюсь, чтобы она пошла наводить порчу специально.

– А отношения у тебя были после развода? – стреляет гадалка и бьет в цель. Мотаю головой – она торжествует.

Выхожу от нее с намоленной бутылкой воды, медом, еще какой-то магической ерундой и диагнозом «порча на безбрачие, заказчик – бывшая свекровь». Бред, конечно. На душе щемит, за потраченные час жизни и пять тысяч тенге я ожидала немного большего, чем откровенная «сивуха» про маму бывшего благоверного. По дороге домой думаю, не замечая, как выпиваю всю бутылку.

Постоянно испытываемое нами желание получить все сразу, подпитанное детскими сказками и тендерами госзакупок, неистребимо.

Поэтому на каждое сообщение об очередной волшебнице или знахаре Изумрудного города, а в Шымкенте от этого фанатеют собственно все, я реагирую со скепсисом, но тихим «авось» в душе. Подруга рассказывала, что где-то в дебрях Южного Казахстана живет эдакий шаман, который получает информацию только после того, как поиграет на кобызе и пощупает пульс. Еще она бывала у настоящего, по ее мнению, ясновидящего, прочившего ей – на то время еще семикласснице – карьеру певицы. Сбылось!

Приглашаю очередную работницу индустрии магии на этот раз к себе в гости. Она деловито осматривает квартиру, словно какой-нибудь заправский риелтор, рыская по всем углам и проводя по стенам ладонями. Называет немаленькую сумму. На мой вопрос, почему так дорого, отвечает, что квадратура немаленькая и (естественно!) много сглаза. «Телок домой больше не звать, что ли?», – думаю я, топая посреди базарных рядов, высматривая адраспан – вторую по значимости главную траву всея Казахстана.

Кто вы, эти засранцы, втыкающие в стены иголки и адаптирующие африканскую вуду под наш менталитет?

Вспоминаю, как в детстве нашли с мамой под матрасом топор, перемотанный алыми нитками. Вот как надо было расстараться завистливому недругу, чтобы будучи в трезвом уме и добром здравии, совершить столько абсурдных по сути действий: приобрести новый топор, сходить к человеку, не являющимся дипломированным специалистом, поверить в силу тандема алых ниток и топора, принести его в сумке к нам и умудриться каким-то образом засунуть его под матрас в спальне брата? Если бы я знала, кто этот принципиальный и последовательный человек, я бы посоветовала ему пойти минимум в правительство. Думаю, Казахстан нуждается именно в таких в хорошем смысле упертых людях. Моя гадалка тоже не промах – заставить меня встать спозаранку, чтобы окурить адраспаном (в русской версии – могильник обыкновенный) милый дом и пожарить шелпеки – это сильно.

– Смотри, как сильно дымится, – кричит она мне, поджигая горстку сухой травы прямо на блинной сковороде и картинно кашляя, напоминая неопытных анашистов. Я поеживаюсь от мысли, что тефлон теперь будет навеки отдавать свою адраспанную гарь утренним блинчикам. Мадам аккуратно просовывает в пылающий адраспан сухой красный перец чили, воздух в комнате горчит и режет горло. Глаза невыносимо щиплет, наворачиваются слезы, шаманка носится по всем углам, яростно нашептывая молитвы. Мой внутренний агностик делает фейспалм, но я стоически выдерживаю процедуру изгнания злых духов и снятия сглаза. А вдруг.

Все этим грешат. Ездят к мулле, чтобы «почитаться», это предполагает чтение над тобой пары-тройки сур из Корана.

Есть и почти тарантиновские персонажи, они затяжным баритоном рыгают, хлестают тебя камчой и поливают изо рта водой так, как будто поля опрыскивают от насекомых-вредителей. Особенный типаж женщины – клиентки гадалок «с расширенными возможностями магического воздействия». Такие наводят порчу на соперниц и недоброжелательниц или привораживают мужей и парней. У некоторых семей есть волшебницы «штатные». Одна знакомая гадалка говорила, что читает и объекты бизнеса, типа заводов, базаров, ресторанов и магазинов (а вы говорите маркетинг).

Крутой маркетинговый ход у иных – не принимать всех подряд на манер клубного фейс-контроля. Представьте, вас стайка девчонок у дверей гадалки, а она вдруг указывает на тебя пальцем и говорит, мол, с тобой дела иметь не хочу. Ты в слезы, а твои же подруги в душе радуются, сейчас бабуля напророчит им заморских принцев, а тебе – вечно куковать в кресле бухгалтера. У таких «разборчивых» гадалок клиентов в разы больше без всякого пиара.

Кстати, о способах продвижения бизнеса. Мне недавно даже пришло push-уведомление: «Ясновидящая Ангелина поможет разобраться в судьбе». Наверное, распечатаю фотографию Брэда Питта и пойду к Ангелине привораживать. Или попробовать кого поближе? Хм, Асет Исекешев вроде ничего такой. А может, плюнуть на свое личное и попробовать что-то такое геройское, альтруистичное? Допустим, заставить Аблязова вернуть все деньги в страну? Разрешить ЛГБТ-демонстрации? Смешно вам? В таком случае почему же мы верим, что условная Ангелина может воздействовать на фото любовницы вашего супруга, а на Анджелину Джоли не может? Джоли бы на вашего мужа не посмотрела?

Кидаю клич в инстаграм и удивляюсь, сколько нас, юзеров магической сферы.

Кто-то делает расклады таро, и это помогает ему структурировать жизненный хаос. Кто-то отчитывается у знахарей, чтобы полегчало на душе, тут на ум приходит эффект плацебо – таблетка-пустышка тоже дает терапевтический эффект при сильной вере в нее. Кто-то просто не хочет менять себя, веря, что вернут мужа такими методами. Оно легче, драматичнее, атмосфернее что ли. Мало адреналина в жизни? Можно на кладбище за свежей землей сходить и напоить непокорного любимого менструальной кровью. Ангелина сказала: «Работает, верняк».


Иллюстратор Давид Джубаев