Дневник студентки Назарбаев Университета. На кой учить историю?

Студентка Назарбаев Университета Камила Мушкина продолжает вести свой дневник на Esquire.kz и на этот раз рассказывает, как сильно отличается история Казахстана в подаче иностранцев от того, чему учили в школе.

На кой учить историю

Я сдавала ЕНТ четыре года назад, когда единый национальный экзамен только задумали проводить в два этапа, но все уже были недовольны тем, как оцениваются выстраданные одиннадцать лет учебы. Для меня это печальная история о том, как я не получила красный диплом из-за недостающего балла по истории Казахстана. Конечно, есть гораздо более слезливые примеры не подтвержденных Алтын бельги, но моя неудача хорошо ударила по самолюбию и по желанию когда-либо изучать этот предмет. Я думала, что никогда не вернусь к истории Казахстана. Но получилось как по писаному, «никогда не говори никогда».

Учебная программа в университете обязывает учить историю Казахстана. Хорошо еще, в течение одного семестра, а не все четыре года. В Назарбаев университете мы сами составляем расписание, и сами решаем, на каком курсе закрывать тот или иной предмет. Я откладывала нелюбимую историю на потом, в то время как сокурсники постарались отделаться от нее еще на первом курсе. И вот теперь третьекурсницей, придя на лекции, смутно знакомые по урокам четырехлетней давности, удивилась – это совершенно другой предмет, мне незнакома половина того, что мы проходим. Не потому, что все вылетело из головы за долгое время, а потому, что в школе все было по-другому.

Закончившие школу недавно, наверное, помнят огромные таблицы ханских имен и дат правления – важная часть предмета истории, которую надо было заучивать наизусть. Они попадались в вопросах ЕНТ. При том, что в разных источниках даются разные годы: например, Буйдаш-хан по «Тарих-и-Рашиди» умер в 1534 году, а по другим данным – в 1560-ом. Ответы на некоторые вопросы могли отличаться даже в учебниках и тестниках в зависимости от года издания. Наука история ни минуты не стоит на месте!

Это не только с историей, которой просто не повезло больше других – любую дисциплину можно преподавать и учить по-разному: можно учить доказательства математических теорем, а можно их выводить самому; можно читать исключительно анализ литературных произведений, а можно читать их полностью, вдумчиво, в оригинале или в хорошем переводе.

Легко догадаться, что первым методом пользуются наши школы. А второй потихоньку внедряется у нас. С этого года историю стали преподавать по-другому, теперь на неделе вместо бывших трех лекций – две, в большом зале на триста человек, и один семинар на тридцать. Профессора исторического факультета читают лекции по очереди, для разнообразия. Все они довольно колоритные, один, например, начинает лекцию с оперного отрывка, чтобы добиться идеальной тишины – и все замолкают от неожиданности. Все – не местные. Большинство писали о Казахстане научные работы. Зачем?

Зачем нужно было бросать родную Англию или Италию и ехать сюда, к бывшим кочевникам? Может, и вправду есть свой интерес, подобно нашим студентам-востоковедам, влюбленным в Японию и Южную Корею, они почему-то полюбили Среднюю Азию и почему-то казахскую историю. Но нам в любом случае крупно повезло, что их угораздило попасть именно сюда.

У них абсолютно другой подход к истории как к науке, для них это не линейная последовательность событий, одно за другим, а цепь, причина и следствие, анализ оригинальных источников информации. Иногда методы преподавания нас, казахстанских студентов, вчерашних учеников привыкших откровенно говоря к учительскому бубнежу, сбивают с толку. В прошлом семестре я проходила историю Восточной Азии, и мы обсуждали историческое наследие Макао для его современных жителей – по их пародии на фильм о Джеймсе Бонде, залитой на YouTube. История Казахстана чуть консервативней: мы анализируем ресурсы, пересказанные «близко к тексту» в школьных учебниках – это тот самый «Тарих-и-Рашиди» и доношение Тевкелева о присоединении двух казахских жузов к России. Раньше родители успокаивали меня, подумаешь, четверка по истории, это же просто бездумная зубрежка, а оказывается, в истории надо думать! В каком тоне автор писал свой труд и на чью сторону он склоняется? Какие слова были неправильно поняты и почему стороны не сошлись во мнении?

Вторая важная черта, делающая историю в исполнении иностранных преподавателей  увлекательной наукой, а не демагогией, близкой к шарлатанству – иностранцы, в отличие от наших местных учителей, абсолютно нейтральны. Они не твердят то и дело о «наших доблестных предках», не давят на кровное родство, которое не так легко установить – все давным-давно перемешалось. А вдруг старший сын Чингисхана, Жошы, и правда, не его сын, как подозревают в «Тайной истории монголов»? Согласно тем хроникам, жену завоевателя взяли в плен, а сын родился по ее возвращении домой. Или же значение этнонима «казах»: правильный ответ в ЕНТ – «вольный» – звучный, красивый перевод, но нам в школе не говорили, что так называли тех, кто, будучи недовольным властью, снимался с места и просто уходил. И может ли тут, в области гипотез и предположений, вообще быть какой-то ответ единственно верным?

Патриотизм, культ предков – все это прекрасно, но не научно. Дата рождения и смерти того или иного хана имеет значение, но главное в истории не держать в голове цифры и факты, а понимать суть событий, логику развития и ход истории. Когда открылся пивоваренный завод? – такой вопрос был в моем ЕНТ. Да когда бы то ни было, черт возьми!

У меня до сих пор с историей не все гладко, не на твердую пятерочку, даже с причинно-следственными связями. История – это ведь люди, личности, которые двигают и вершат ее неумолимый, величественней ход, а понять людей – ох как не просто. Но в одном я уверена: что больше никогда не потеряю драгоценный балл, забыв единожды вскользь упомянутую дату – а смогу подумать прямо на экзамене и, может, все-таки получу высшую оценку.


Камила Мушкина

Не забудьте подписаться на текущий номер