Финны, школа и день сурка

 Исполнительный директор образовательного фонда Аспандау Мухтар Идрисов размышляет о том, почему казахстанская школа не может стать финской.

              Мухтар ИдрисовВ начале двухтысячных мир узнал, что в Финляндии кроме «Нокии» еще и школы очень хорошие.  От «Нокии» одни воспоминания. А вот финские школы по-прежнему хороши. Нет, у финнов не лучшее образование в мире. В том же Сингапуре или Корее в бедных детишек запихивают гораздо больше знаний.  Феномен финской школы в другом — дети там учатся с удовольствием.

Финских школьников не напрягают регулярным тестированием. Единственный экзамен сдается после окончания школы. На домашние задания уходит не больше тридцати минут в день. Нет никаких репетиторов и дополнительных занятий.  Нет главных и второстепенных предметов – видели бы Вы их музыкальные и арт-классы! – денег туда вбухивается гораздо больше, чем в классы по математике или физике. И вся эта красота по очень приемлемой цене — при лучшем качестве среднего образования финны тратят на него меньше, чем США и Великобритания.

В последнее время мода на финскую школу докатилась и до Казахстана. В пылком воображении казахстанских энтузиастов (к которым в первую очередь я отношу себя) рисуются большие перспективы.  Увы, трезвый взгляд на нашу действительность рушит эту идиллическую картину. Финская модель вряд ли приживется на казахстанской почве. И проблема тут не в деньгах, уровне развития и объективных трудностях. Проблема в наших ценностях.

Интеллектуальный труд в Казахстане не ценится от слова «совсем».

Как сказал один киноперсонаж Эльдара Рязанова: «Пенсия у меня маленькая, но хорошая». Точно также и с интеллектуальным трудом – у нас в стране он пользуется уважением, но не ценится. Да, наши профессора и академики играют роль свадебных генералов на тоях, а чиновники и депутаты стараются обзавестись докторской степенью – все верно. Но как только дело доходит до презренного металла, то за интеллектуальный труд и гроша ломанного не дают. Денежный мешок или чиновник стоит в табели о рангах несравненно выше интеллектуала.

Казахстанский педагог, как представитель интеллектуального труда, не является исключением — зарплата начинающего учителя примерно 150 долларов. Это приговор. Дальнейшую аргументацию можно опустить и на этом статью закончить. Занавес… Нищенская зарплата педагогов запустила принцип отрицательного отбора – сфера образования стала глубоким отстойником для людей, не пригодившихся в других отраслях народного хозяйства. Настоящие профессионалы и сподвижники в наших школах в абсолютном меньшинстве.

Хорошие учителя – вот главный секрет финского образовательного чуда. Финны справедливо рассудили, что без хорошего учителя не может быть хорошего образования.

В Финляндии конкурс на поступление в университеты по педагогической специальности доходит до 10 человек на место. Все преподаватели школ имеют звание магистра. Учитель в понимании финнов – это настоящий исследователь, который применяет свое уникальное ноу-хау для обучения детей. Зарплата учителя выше средней по стране. В качестве серьезного дополнительного стимула – большой отпуск. Финские учителя, в отличие от наших, не занимаются «имбурдеей» (ред. сленг комсомольских работников 60-х годов, расшифровывается как «имитация бурной деятельности») на каникулах, а отдыхают наравне с детьми.

Подсказка нашим реформаторам из финского опыта – не тешьте себя иллюзиями того, что можно провести школьную реформу из министерского кабинета. Самые продвинутые реформы разобьются в щепки об непрофессионализм плохо подготовленного и немотивированного учителя.  К сожалению, вероятность того, что профессия педагога в Казахстане станет престижной и хорошо оплачиваемой, пока существенно не превышает вероятность победы «Кайрата» в Лиге чемпионов.

Охальная монополия душит сферу среднего образования.

Стремление к монополии пронизывает все уровни казахстанского общества — от государственного строительства до простого охранника, стремящегося извлечь выгоду из монопольного права на подъем и опускание вверенного ему шлагбаума. Как писал классик: «Всякая монополия порождает стремление к застою и загниванию». Классик во многом ошибался, но в данном тезисе оказался прав на все сто.

В Финляндии все школы государственные, а обучение бесплатное. Однако финны нашли методы борьбы с государственным монополизмом в сфере образования.

В Финляндии отсутствует государственная монополия на методику преподавания. В Финляндии нет единых государственных учебников и единых учебных планов. Правительство через «Основы учебного плана» устанавливает минимальные требования к знаниям учеников. А как эти знания будут усвоены, решают сами школы и преподаватели. Выбирать им есть из чего – в стране выпускается большое количество различных учебников, методических пособий, обучающих компьютерных программ.

Школы в Финляндии автономны. В стране нет структур, подобных нашим «Гороно» и «Районо». Большую роль в управлении школами играют родительские комитеты. Финны считают, что родительский интерес, подкрепленный полномочиями таких комитетов – самая лучшая форма внешнего контроля над школой.

Конкуренция среди учителей. Профессия учителя в Финляндии — одна из самых престижных. Как результат – высокая конкуренция среди учителей. Трудовые контракты у финских педагогов заключаются на один год. И каждый год финские учителя проходят через конкурс. Чуть зазевался, остановился в своем профессиональном росте — и все, твое место уже занято. А желающих занять вакантную должность учителя в Финляндии много.

Монополизм несовместим с новой школой, которую стремятся построить финны. В нашем фонде «Аспандау» мы называем такую школу «школой-лабораторией». Критический анализ, исследовательский подход и творчество – вот те качества, которые в первую очередь должна развивать «школа-лаборатория».

Наше Министерство образования знает об этом тренде и как-то пытается его оседлать. Наглядный пример тому — сайт Национальной академии образования. Каких-только правильных документов, методик и рекомендаций там нет – тут и когнитивно-коммуникативная технология, и инновационная культура, и модульное обучение, и какие-то дескрипторы и т.д. и т.п.

Беда в том, все эти красивые нововведения в монопольной структуре строгими циркулярами не внедрить. Это как с демократией – ее нельзя ввести указом сверху. Эту истину мы для себя достаточно хорошо усвоили. Так и здесь – не имеющая собственного мнения школа вряд ли сможет научить своих учеников критическому анализу, исследовательскому подходу и творчеству.

Увы, наши школы еще долго будут оставаться «школами-фабриками», делающих из наших любознательных и талантливых детей стандартных носителей стандартного наборазнаний.

Кризис доверия и болезненная мнительного казахстанского общества подрывает сотрудничество.

У нас доверять не принято. Это аксиома. Отчет, контроль, проверка – без этого мы не мыслим нашу жизнь. В Финляндии атмосферой доверия пронизана вся система среднего образования.

Общество доверяет школам. У финнов нет школьных контролирующих органов. Школы не ранжируются по успеваемости. Директоров школ не увольняют по результатам национального тестирования, а учителя не трясутся в страхе перед какой-нибудь проверкой. Если в какой-то школе проблемы, то ей помогают, а не наказывают.

Школы и родители доверяют учителям. У учителей нет никаких отчетов. Руководство школы и родители не вмешиваются в процесс обучения, уважая профессионализм учителя.

Учителя и родители доверяют детям. Школьников не донимают излишней опекой и учат самостоятельности. Родители не проверяют «домашку». До пятого класса вообще нет оценок. И сама оценка — это не приговор, а лишь способ проследить прогресс в учебе. Лучший способ научить чему-то ребенка – пробудить интерес, а не запугать возможной «двойкой».

В этой атмосфере всеобщего доверия возник удивительный феномен финской модели — учителя и школы учат не только своих учеников, они трудятся ради большого общего дела и всегда готовы поделиться своими успехами.

В заключении, еще раз о главном. Три кита, на которых базируется успех финской школы:

  • Высокий профессионализм учителя (подкрепленный хорошей зарплатой и уважением),
  • Ставка на творческую конкуренцию педагогов и научных работников,
  • Атмосфера доверия и сотрудничества.

Несложно представить, что случится с этими финскими китами в нашем засушливом климате. И что же делать? Ответ очевиден, но, боюсь, он вам не понравится. Пока мы не изменимся сами, наша школа обречена на один бесконечно повторяющийся «день сурка».


Мухтар Идрисов

Не забудьте подписаться на текущий номер