Гроссмейстер говорит. Мой Кубок мира

Колумнист Esquire.kz Муртас Кажгалеев стал единственным представителем Казахстана на главном шахматном соревновании года – Кубке мира.

Удачи! – это не обычное пожелание, брошенное мимоходом — это религия спортсмена, художника, путешественника, да и любого человека, у которого зачастую один миг решает больше, чем годы упорного труда. Пусть это и не отменяет мысли, что работать надо всегда и много. Тут мне похвастаться нечем – череда увлечений преследует слишком регулярно. Но это погружение было глубоким, а соучастие многих людей прекрасно помогало. Друзья, коллеги, болельщики верили – в Тбилиси нас был легион. Правда, на время ретранслировать жизнь в блоге стал меньше – из-за потребности сохранить побольше внутреннего горючего. Я снова стал шахматистом – закрытостью чувств.

Муртас Кажгалеев – Василий Иванчук в 1-ом круге Кубка мира-2017 — информация появилась на сайте Международной шахматной Федерации (ФИДЕ) 11 августа — за три недели до старта.

Соревнование началось для меня прошлым летом. Тогда я опередил молодых и талантливых на чемпионате Азии (поначалу это не планировалось) и заняв четвёртое место, прошёл отбор на Кубок мира, который в эти дни проходит в Грузии. Чемпион мира Магнус Карлсен, его соперник по недавнему матчу Сергей Карякин, экс-чемпионы мира Владимир Крамник и Виши Ананд, другие знаменитые и прославленные, всего 128 человек, с началом осени вступили в борьбу за трофей. Ряды претендентов сужаются стремительно – игра идёт по олимпийской системе на вылет – 28 сентября мы узнаем чемпиона.

Пятнадцать месяцев ожидания пролетели быстро. За это время я влюблялся и расставался, играл в турнирах, писал рассказы и статьи, выступал как поэт, путешествовал, но большая цель всегда незримо жила в голове — турнир в Тбилиси. Перефразируя старика Хэма: «Ты родился быть шахматистом, как рыба родилась быть рыбой». К сожалению, я не погрузился в шахматы столь же спонтанно, как тридцать лет назад. Жизнь завлекала в манящие, неизведанные тропы и шахматный энтузиазм безмятежно спал, пока в соперники не достался шахматист, который мог стимулировать лучше всех на свете.

 Отчаянная и беззаветная подготовка началась в середине августа. Я разумеется опоздал, но тут уже не угадаешь насколько — возможно, что на целую жизнь.

 С одной стороны, Василий Иванчук – легенда, чемпион, игрок от Бога и последнюю четверть века признанный гений – шахматист несравнимо более высокого уровня, чем я.  С другой стороны, все знают о его периодических срывах и провалах, а значит, шанс может появиться, если создать необходимые условия. Этим я и занялся, пытаясь найти наилучшую форму. Мотивация напомнила юношеские годы, когда не виделось преград. Два десятка лет в профессиональных шахматах приучили, что не всё зависит от тебя, но ещё больше они научили верить в невозможное.

Это был мой третий Кубок мира – ранее я играл в 2005 и в 2011 годах. Первое участие всегда самое незабываемое – тогда я чуть было не залез в третий круг.

Последние годы изменили приоритеты. Лет десять назад считал бы, что главное — сыграть с Иванчуком, а потом уж ничего не важно, хоть ложись да помирай. Сейчас по-другому, главные испытания ждут впереди и пройдут вне шахматной плоскости. Как сказал мой младший брат, Мухтар: «Жизнь – это бой с большим количеством раундов». Он много лет занимался боксом.

Подготовка к Иванчуку требовала переработать все дебюты, что невозможно физически – украинец способен играть в любой манере, а его настроение не угадать. Однако с небывалым азартом я бросился изучать необъятное – и получал от процесса огромное удовольствие. Догадывался, что этого всё равно недостаточно, но гнал предательские мысли, и в меру сил и памяти за неделю осваивал то, что занимает месяцы. Большую помощь оказывала Казахстанская Федерация шахмат.

Я себя баловал – бегал меньше обычного, в споры не вступал, за весом не следил, жизненных позиций не отстаивал. Это было странное состояние – малейший ветерок мог сбить с ног, а носившиеся рядом бури совершенно не задевали. Хотелось выжать из ситуации максимум – чтобы быть на 200%. Стара мысль, что «лучшее — враг хорошего», но я посмотрел на неё по-новому. Разумеется, не трогай компьютер пока он грузится, но рыба всегда ищет где глубже. Часто мы не достигаем вершины, потому что довольствуемся малым.

В Грузию нельзя не влюбиться. Она для туриста – рай земной. Гордый Тбилиси, роскошная кухня, уютные горы, обаятельные люди – что ещё нужно? Да, наш отель находился далековато от красот, а хозяева гостиницы – китайцы. Они уже и там, и более того – их везде будет всё больше. Открытие турнира прошло с танцами, песнями и застольем — турнир начался на высокой ноте.

Первую партию я играл чёрными. Дебютная дуэль осталась за мной – Иванчука ожидал сюрприз и моя скороспелая подготовка неожиданно выстрелила. Не в упор — убить наповал гиганта невозможно, но игралось комфортно и соперник вскоре предложил ничью. Принято.

Вторая партия могла стать решающей. На этот раз взаимные хитрости привели к позиции с неясными очертаниями, а затем я ошибся. Положение со всеми фигурами на доске оставалось крайне напряжённым и на этот раз я предложил ничью – украинец думал минут десять, прежде чем согласиться. Игра перешла в тай-брейк.

Таков и был план – не проигрывать, держаться как можно дольше и выиграть в блиц. Но тут я получил ценный урок.

Когда я вошёл в игровой зал за десять минут до начала, Иванчук уже сидел за столом, смотрел на доску и напряжённо думал. Чемпион мира по быстрым шахматам начал партию задолго до пуска часов, я же потратил несколько драгоценных минут на «разогрев» и сразу же отстал по времени. Это решило исход матча – я поспешил, и не разобравшись в нюансах, попал в ловушку. Моя когда-то привлекательная позиция постепенно превратилась в руины. Проигрыш белыми оставлял мало шансов на успех. В ответной партии хоть и навязал борьбу, пожертвовал пешку за инициативу, но противник отбился и снова победил.

Я был настолько ошеломлён, что вначале даже не расстроился – уж слишком убедительно проиграл. Прошло немного времени – день, ночь, и стал сожалеть, что сыграть можно было бы и лучше. Правда, так думают все шахматисты после проигрыша.

Этап в полтора года завершился. Возвращаюсь в нормальную жизнь, пока и вдруг не начнётся новый Кубок мира.


Муртас Кажгалеев

Муртас Кажгалеев