Знаменитый драматический театр в Ташкенте, первый независимый театр в советском Узбекистане, сегодня известный во всем мире, в ближайшее время может оказаться на улице.

Ильхом

Театру «Ильхом», арендующему здание гостиницы Shodlik Palace, поступило указание к апрелю освободить занимаемое помещение. Коллектив «Ильхома» опасается, что это решение приведет к уничтожению театра. Об этом говорится в официальном заявлении театра.

Театр Марка Вайля «Ильхом» располагается в здании гостиницы Shodlik Palace в центре Ташкента. В 1994 году отель был приватизирован, а владельцы гостиницы заключили с руководством театра договор об аренде до 2023 года с автоматическим продлением на 10 лет. Театр пользовался помещением безвозмездно.

В 2017 году суд отменил решение о приватизации гостиницы, и здание вернулось под контроль государства. Новым собственником стала компания Ofelos Plaza. 7 февраля 2020 года она объявила театру, что «по требованию Шайхонтахурского Хокимията запланировано начать полную реконструкцию здания, так как здание внешне в неприглядном состоянии находится в центре города и своим видом портит общий облик столицы». В связи c чем театру рекомендовано начать поиск нового помещения для театра.

Ильхом

Детище Марка Вайля не является коммерческим театром и не получает государственного финансирования. Поэтому приобрести новое здание и восстановить в нем театр невозможно.

«Сегодня “Ильхом” – это центр современного искусства, известный во всем мире. Он дает жизнь не только людям театра, но и музыкантам, художникам, фотографам, хореографам, режиссерам, создает культурную среду города и служит его жителям. В Студию театрального искусства приезжают изучать уникальную методику студенты из Европы и США.

Да, здание сегодня принадлежит частным владельцам. Но оно было построено обществом, на общественные деньги, общество же и выделило его в 1976 году “Ильхому”. Театр пережил труднейшие времена в истории Узбекистана. В 2007 году трагически погиб Марк Вайль. Но мы всегда смотрели в будущее смело и с оптимизмом <…> Нам печально осознавать, что в новом Узбекистане, который мы начали строить несколько лет назад, для театра не находится места», – пишут сотрудники театра.