Любовь Андреева, кандидат в мастера спорта, Алматы

JJ4A0533.jpg

Все началось с моего отца. Он занимался картингом в детстве и решил, чтобы я тоже попробовала. В первый раз я села за руль, когда мне было 9 лет, в таком возрасте еще не осознаешь риск, поэтому страха не было. Мама тоже отнеслась спокойно, возможно, потому, что мы с отцом пообещали ей следить за безопасностью. Мы сдержали свое обещание: пока я не получила ни одной травмы. В аварии попадать – попадала, два раза и оба с переворотами, но без серьезных последствий.

«Формулой» я занялась сравнительно недавно, в начале этого года. Все началось с того, что мы выиграли турнир по картингу, на котором были гонщики Формула России ,со всего СНГ, и организаторы предложили нам поехать на первый этап «Формулы 3». До всем известной «Формулы-1» есть еще четыре этапа, примерно через четыре года я рассчитываю попасть на последний.

Чтобы стать пилотом «Формулы», необходимо иметь гоночную лицензию. Ирония в том, что у меня есть квалификация гонщика, но нет водительских прав, ведь получить их можно только в 18 лет, а мне 17.
На «Формуле» все работает следующим образом: вы представляете лицензию гонщика, участвуете в тестовом заезде и берете в аренду автомобиль и трассу. Мы не оплачиваем полный сезон, а только один этап, стоимость каждого – 10 тысяч евро. Если вы платите за весь сезон, у вас есть возможность покрывать еще и мелкие поломки. Но, разбив что-то крупное, платишь из своего кармана, к примеру стоимость одного переднего антикрыла – 3000 евро.

В Казахстане я единственная пилотесса, больше гонщиков, участвующих в «Формуле 3», у нас нет. Поэтому государство помогает – оплачивает проезд и проживание на соревнованиях, но основную часть денег мы ищем сами. Чтобы понять, какой это дорогой спорт, приведу еще цены. Одна экипировка, куда входят шлем, комбинезон, ботинки, перчатки и защита для шеи, стоит от 5000 евро и выше. Каждый дополнительный тестовый день перед началом гонки – 1500 евро. Спонсоров пока нет, удовольствие не из дешевых, но жажда скорости и рев болида заставляют идти на такие затраты.
У меня для старта результаты неплохие, уже в начале карьеры я заняла  пятое место на самом крупном чемпионате по классу «Формулы 3» в СНГ. Конечно же, это благодаря тренировкам. В нашей команде есть личный механик и личный инженер – все тренировки проходят с ними, и на чемпионаты мы выезжаем вместе. Инженер анализирует ошибки, мы просчитываем, в какой секции лучше ехать быстрее, а где можно сбавить скорость. С тренировками у нас сложно, потому что строительство казахстанской трассы закончат только через три года, а пока приходится летать в Россию. В итоге уровень подготовки разный, ведь у россиян есть возможность заниматься каждый день и они знают трассу как свои пять пальцев, а мне удается выкроить время лишь несколько раз в год. Но я выжимаю из себя все силы и составляю достойную конкуренцию.

После картинга, на котором я ездила с детства,  скорость выросла в два раза, сегодня мой максимум на трассе – 220 км в час.Психологически до сих пор тяжело привыкнуть, но страх – это нормально, я не стыжусь его и работаю над собой. Каждый раз, садясь за руль болида, стараюсь побить свой предыдущий рекорд.

Преимущество пилотесс перед пилотами в том, что парни чаще отдают предпочтение более агрессивному стилю вождения. Излишняя импульсивность мешает координации, нещадно давя на газ, вы рискуете вылететь с трассы. А я вожу аккуратно и всегда плавно захожу в повороты, мои соперники относятся к этому с уважением, пренебрежения или какого-то ущемления на трассе я никогда не испытывала. Тем более когда спортсмен в шлеме, сложно разглядеть: женщина это или мужчина. Обладая званием кандидата в мастера спорта, я имею право водить авто в городе в присутствии родителей, так вот на обычных дорогах неврастеничных шовинистов гораздо больше.
За рулем простого автомобиля я никогда не гоняю, просто не возникает желания. Весь адреналин выплескиваю на трассе, и потребности в дополнительных острых ощущениях у меня нет. Я вообще не понимаю, как можно ездить наперегонки по дорогам, на которых могут оказаться люди.

Кроме спорта я дистанционно учусь в московском университете на факультете управления человеческими ресурсами. Специальность выбрала неслучайно: после окончания спортивной карьеры собираюсь заняться HR, хочу собрать собственную команду и помогать молодым спортсменам. Потому что я не понаслышке знаю такие ситуации, когда не знаешь, что делать дальше.

После того как я в очередной раз выиграла чемпионат Казахстана по картингу, всем было понятно, что это мой потолок. В таких ситуациях важно перейти на новый уровень, но, к сожалению, многие просто уходят из спорта. Вот я и буду помогать людям реализовываться в полной мере.

Я не могу ответить на вопрос, почему мы тратим столько денег, спокойно воспринимая тот факт, что не можем их «отбить». Но в авто и вообще в спорте деньги не главное, здесь собираются люди, слишком увлеченные своим делом, отдающие себя ему целиком. Те же, кто приходит только заработать, долго не задерживаются. Вот такой парадокс. Но заработать можно, заключив рекламные контракты. Кроме всем известных команд Red Bull и Ferari, есть много других, представляющих различные бренды от моторных масел до автомобилей. Цель всей моей жизни – «Формула-1», и там, конечно, я надеюсь оправдать все вложенные затраты и надежды.

А пока к своей цели я иду ежедневными тренировками, в том числе в спортзале. Автоспорт требует хорошей формы и выносливости, когда ты делаешь 25 кругов подряд на бешеной скорости.


Фотограф: Виктор Магдеев

Записал: Анвар Мусрепов 

Материал впервые был опубликован в 2017 году.