Николай Устименко, геодезист, 59 лет

перейти Каракумы пустыня каково геодезист

7 человек, 25 дней, 560 км, 35 000 шагов каждый день, 30 кг рюкзак на плечах, +42-43°C – таково было мое лето 1984 года. Тогда научно-спортивная экспедиция «Человек и пустыня» впервые совершила полный автономный пеший переход пустыни Каракумы.

Я узнал об экспедиции совершенно случайно: прочитал в газете, что проводится набор желающих. Встреча назначена на запасном поле Центрального стадиона Алматы.

Интерес мой был связан с тем, что я писал курсовую по пустыням Африки. Решил: что-нибудь да узнаю. Пришел и как-то сразу втянулся. С ребятами поговорил, все разузнал, курсовая отошла на второй план. Нас сразу предупредили, что необходимо строго соблюдать спортивный режим: никакого курения и спиртного, тренировки два раза в неделю по два часа, в воскресенье выходы на целый день – с мешком песка на плечах поднимаемся на Бутаковку или на Медео.

Любая серьезная экспедиция – это долгие месяцы подготовки. И тут я, еще студент, молодой человек, начинаю вставать в 6 утра и отправляться на пробежку. Соседи по общежитию жаловались, что бужу их, но ничего не могли поделать.

Подготовка была длительной и обширной. Мы проходили обследования, каждый месяц сдавали нормативы по физической выносливости. Бег, приседания, приседания со штангой и многое другое. Не сдал – могут и отчислить.

Самое сложное для меня на всех выходах – это первый день. Вот уж не знаю почему, видать, акклиматизация. Первый день пережил, дальше уже не так трудно.

Одно дело – пойти в горы на день, полюбоваться и вернуться домой; другое – уйти на 25 дней, да еще и в пустыню, летом. К тому же мы не были просто туристами. У каждого свои обязанности: кто-то осуществлял фотолетопись, кто-то вел метеонаблюдения. А вместе мы были объектом экспериментов. Экспедиция проводилась под эгидой Академии наук и комсомола, но все равно любая поездка стоит денег. Питание, обмундирование и прочее. Мы давали ставить над собой эксперименты, ученые же снабжали нас всем необходимым.

Делали они это для космонавтов. Выдали специальное питание – тюбики, консервы. Мы подписали договор, по которому ничего другого есть не могли. На каждые сутки нам выдали пакетик. Всего 25 таких кулечков. Гарантия – один год, еда хранится (это мы и должны были проверить) в условиях от -50°C до +50°C. Наша задача – оценить, что человеку нравится есть при такой-то жаре, а что нет, а далее ученые решали, как это можно применить к космонавтам.

Оказалось, жара сильно влияет на вкусовые рецепторы. То, что в обычной жизни я так любил, терпеть не мог в пустыне. Мы ставили оценки, а далее уже ученые определяли, что же человеку нравится при любых условиях. К тому же оценки зависели от физических нагрузок: сегодня я поставил борщу одну оценку, а завтра, при других нагрузках, – другую.

Если честно, я удивлен, почему такое «космическое питание» не получило широкого распространения. Ведь это действительно вкусно! Кроме того, удобно, легко, экономично.

Дважды в день мы заполняли психологические тесты. Они включали в себя самые разные вопросы, не имеющие, на наш взгляд, отношения к тому, что мы делали. К примеру, следовало указать цвет, который из всего перечня в данный момент тебе более всего нравится. Или взять карандаш и лист бумаги и в течение тридцати секунд методично ставить точки. Все тщательно анализировалось, и получались нужные данные. Даже не знаю какие.

Еще периодически к нашим вискам прикладывали электроды. В это время я просто сидел, ни о чем не думал. Даже из такого спокойного состояния ученые впоследствии что-то выуживали.

Режим наш был таков: 50 минут идем, 10 минут отдыхаем – так два или три перехода, затем перерыв 20 минут. Перекусываем, пьем немного чая. Кто-то за это время умудряется поспать.

Психологическая подготовка – это самое главное в экспедиции. Многие участники уходили с тренировок, хотя физически были сильнее меня. Я-то далеко не самым сильным спортсменом был! Среди нас были профессионалы, которые всю жизнь занимались бегом или чем-то еще. И некоторые из них не выдерживали именно этих монотонных нагрузок – они утомляют больше всего.

Еще до экспедиции с нами проводили тренинги, чтобы мы могли применять технику самостоятельно, будучи в пустыне. Также мы прибегали к самогипнозу – а без него никак, иначе в пустыне не заснуть. Сон в пустыне вообще отдельная тема. Мы спали больше днем, а при жаре это невыносимо. Там и сны не снятся. Особенно когда понимаешь, что жара не спадет.

Наш маршрут жестко привязывался к расположению колодцев в пустыне. Мы рассчитывали, сколько должны пройти в день в зависимости от того, где сможем добыть воды. С собой мы носили небольшие запасы, потребляли дробно, несмотря на то, что хотелось залпом все выпить. А так всю воду набирали в колодцах. В день пили от семи до десяти литров.

Отсутствие воды – смерть в пустыне. Бывало, идешь тридцать километров, зная, что в конце этого отрезка тебя ожидает колодец, а там вдруг нет воды. И неизвестно, сколько еще идти до следующего колодца. Но деваться некуда, просто продолжаешь идти, а не пойдешь – не выживешь. Иногда мы проходили полсотни километров, пока не добирались наконец до водного источника.

Вначале ты думаешь обо всем и сразу. Разные мысли сменяют друг друга, так что не успеваешь зацепиться за какую-либо из них. Потом постепенно перестаешь думать. Мозг просто спит. Ты полностью растворяешься в этом песчаном океане. Состояние глубокой медитации. В горах ведь еще концентрация внимания нужна, а здесь ты знаешь, что перед тобой идет человек, ты должен просто следовать за ним, след в след. У нас даже особый ритм движения выработался. Кто-то научился спать на ходу.

Пустыня все время разная. Сколько у нас было маршрутов, одного и того же почти не видели. Где-то 40-метровые барханы, где-то просто небольшие кочки. Там даже закаты разного цвета. Больше всего поразило, что Каракумы не кишат змеями, как ярко описано в книгах. И каракуртов видели, и фалангу, а змей всего парочку.

Самое забавное ощущение – это когда после рыхлых барханных песков выскакиваешь на асфальт. Наш путь пересекала трасса, и когда мы ступили на нее, то у всех ноги стали подпрыгивать. Мы так привыкли ступать в песок, что появился рефлекс – нога должна резко вынырнуть из песка. Так что походка не могла сразу измениться.

Другая картина, что впечаталась в мое сознание: мы идем по пустыне четыре дня, выходим на дорогу, а там кафе. Обыкновенное придорожное кафе, открытое такое, а в нем водители сидят и пьют лимонад. До того сильное впечатление – словами не передашь.

Каракумы мы успешно прошли. Нас даже встретила с почетом туркменская делегация. Были цветы, пляски, традиционные яства. Уже на следующий день на поезде мы отправились домой – отпуск подходил к концу.


Записала Айсана Бейсенбаева

Иллюстратор Мария Дроздова (Instagram: @marie.drozd.ova)

Читайте похожие материалы в рубрике «Каково это»