Мади Раимов, предприниматель

участвовать в выборах

В моей биографии есть одна примечательная строка – я участвовал в парламентских выборах, не будучи проверенным номенклатурным кандидатом, дошел почти до финиша выборной гонки – непосредственно до голосования. Это было в 2007 году, в Казахстане избирали мажилис и маслихаты, мне на тот момент было всего 27 лет, но я уже несколько лет возглавлял молодежную организацию.

Я был, что называется, активистом–идеалистом, и когда объявили дату выборов и начало предвыборной кампании, я решил попробовать.

Ставку в своей предвыборной программе я сделал на молодежную политику: я обещал и намеревался изменить к лучшему жизнь молодых людей в нашем городе. Опыт у меня был, кроме вышеупомянутой общественной деятельности в организации «Выбор молодых», я несколько лет профессионально помогал кандидатам в депутаты на выборах, так что знал всю избирательную кухню от а до я и, кроме того, руководил двумя областными  газетами – казахскоязычной «Керек инфо» и русскоязычной «Актобе таймс».

Именно опыт и знание политических реалий направили меня в главную партию страны: проведя ряд переговоров, я добился, чтобы меня включили в республиканский список кандидатов от «Нур Отана».

В странах с прозрачными альтернативными выборами такие действия называются не конъюнктурой, а политическими маневрами. Если хочешь реально пройти в парламент, а не просто помитинговать, логично идти от самой сильной партии.

Итак, я стал кандидатом в депутаты городского маслихата. Подготовил программу и агитационные плакаты. Начал вести работу на местах, мне повезло: мой избирательный участок находился в родном районе, там, где прошло детство.
Но и конкурент у меня был сильный – известный, влиятельный в нашем регионе бизнесмен. Лучше бы, конечно, кто-нибудь менее тяжеловесный, но это выборы, соревнование, и я, не особо расстроившись, просто продолжил работу. Мне было интересно.

Сейчас я думаю, что политика, при условии благих целей и честных правил, – одно из самых интересных занятий, это то, чему не жалко посвятить свою жизнь. Теперь забавно вспоминать, но я старался все делать по писаному, как заправский западный политикан – каждый день встречался с избирателями, широко улыбался, жал руку молодым, поддерживал за локоть пожилых, участливо расспрашивал про детей молодых мамаш, а по вечерам, едва живые от усталости, мы расклеивали со своей командой плакаты. Для меня это действительно была гонка, я работал без устали с утра до вечера.

На свои личные деньги нанял агитационный автобус с мобильной группой, которая заносила жильцам района – каждому без исключения – мою программу и личное приглашение на выборы.

А потом мне сказали, чего это я разошелся, мой конкурент уже обо всем договорился, и выиграет он, без вариантов. Это произошло за несколько дней до выборов. Сказать, что я расстроился, значит, ничего не сказать, у меня все кипело в душе, я был в ярости. Сначала со злости я решил убрать свою кандидатуру, пусть, мол, ЦИК сам расхлебывает, но потом тот самый опыт, склонность к политическому компромиссу, а может, и осторожность удержали меня от прямого конфликта. Я сказал себе: «Будь, что будет, пойду до конца».

Перед днем голосования я провел последнее совещание со своей командой и откровенно объяснил все нюансы. Я дал задание следить за избирательной урной. «Мы честно, на совесть провели свою избирательную кампанию, так давайте дадим достойный бой!» – так я сказал своим людям.

Накануне выборов я всю ночь не спал, мне снились какие-то тревожные сны. Но утром, встав, пошел в свой штаб, там ждать кошмары, вот уж чего не ожидал. Наверное, это перевозбуждение и усталость последних месяцев дали знать о себе. Мои переживания меня измотали.

Утром на наших участках было многолюдно. Народ занимал очередь. Мы весь день провели на ногах, переезжая с одного места на другое.

В восемь вечера избирательные участки закрылись, и начался пересчет голосов. На двух участках мой перевес был внушительный, на третьем мы с конкурентом шли в ногу, на четвертом ситуация была непонятной.

И тут раздался звонок на моем телефоне. Я до сих пор почти слово в слово помню тот разговор.

– Здравствуй Мади.
– Здравствуйте, NN, – скажу честно, я даже привстал от удивления, что мне звонит такой человек.
– Как настроение?
– Пока не знаю, – попытался я пошутить.
– Ну понятно. Я зачем звоню к тебе, Мади… Убери с участка (того самого, четвертого) своих наблюдателей. Ты меня понял, – сказал он как бы по-дружески, как бы приказом.
– Хорошо, – ответил я сиплым голосом.

Я долго не мог прийти в себя после этого разговора. Я был разочарован, расстроен, и не только за себя; я размышлял, смеялся и плакал. Ведь мне было всего 27 лет. Потом я позвонил ребятам из своего штаба и сказал, чтобы они шли домой. Пора расходиться.

Уже поздно вечером стали известны результаты: по подсчетам ЦИК, победил мой соперник.

Дома я еще немного порефлексировал, с грустью уставившись в окно, вытащил коньяк, выпил два бокала.

А наутро пошел к звонившему мне человеку. Зашел в его кабинет и высказал все, что думаю об этой клоунаде.

Через две недели после выборов меня уволили с работы без объяснения причин. С тех пор я больше никогда не принимал участия в выборах и даже не голосую.


Другие материалы из рубрики «Каково» читайте здесь.