Зарина Амирова, чистильщица обуви, 30 лет

чистильщица обуви

Раньше я работала строителем, делала внутреннюю отделку. Мне нравилось, но потом наступил кризис, клиентов стало мало, и какое-то время я сидела без заработков. Так что когда сестра предложила мне работу здесь, я сразу согласилась. И вот уже четыре года работаю в этом месте, чищу чужую обувь.

Сестра работает рядом, в этом же центре, только на другом этаже. Она этим занимается уже 10 лет, и ничего. Если бы не она, я, возможно, и не согласилась бы на такую работу.

Поначалу было трудно, честно говоря. Я чувствовала себя некомфортно: мало того что работа такая специфическая, так еще мешало то обстоятельство, что я женщина. Я сама не из хилых, для работы на стройке тоже нужны силы и выносливость, в таком деле не думаешь о том, что ты слабый пол. Но здесь все-таки оказалось сложней, чем можно представить. А куда деваться? Надо работать.

Чистить обувь людям в наших краях, особенно мужчинам, кроме того, что тяжело физически, трудно психологически. Я сразу заметила, что они предпочитают парней, вроде как для них это комфортней. Разные люди, конечно, есть уже и постоянные клиенты, которые давно пользуются моими услугами, таким все равно. Но вот новички иногда подходят, видят меня и теряются. Спрашивают удивленно: «А что, это вы чистить будете?». Я отвечаю – да. Тогда они глазами начинают что-то искать по сторонам, думают, сомневаются, некоторые в итоге уходят, некоторые неохотно садятся, и видно, что поначалу человеку не по себе. Некоторые так и говорят: «Ой, я к вам сесть не могу, неудобно, а есть кто-нибудь из парней?»

Я никого не уговариваю – пусть люди сами выбирают, где им удобно обслуживаться. А привлечь клиента можно только хорошим настроением, своим видом. Если самой неловко, то к тебе и не сядут, поэтому стараюсь вести себя естественно.

Женщин тоже много приходит, но они редко садятся в кресло, чаще всего приносят обувь с собой – свою, мужей, детей. А если садятся, то тоже, бывает, капризничают, одни хотят, чтобы обслужил мужчина, другие специально выбирают места, где можно почистить обувь у женщин, ведь не всем удобно сидеть перед мужчиной, особенно в короткой юбке.

Моя профессиональная философия очень простая: чтобы клиент был доволен. Стараюсь как могу, но порой кто-то все равно уходит не в духе, что-то не понравилось. Жаль, конечно. Вроде бы простая вещь – сделать обувь чистой, а у людей и здесь свои требования. Наверное, глаза иначе воспринимают. Чаще всего чистка занимает 7 минут, иногда можно почистить и за 5 минут, смотря какая обувь или если человек просит сделать быстро.

Но особо требовательный клиент может просидеть и дольше, ждет совершенства даже в таком деле, хотя дальше уже и чистить нечего, хоть 7 минут, хоть час, качество будет таким же. Хотя вот сестра моя точно чистит дольше.

Чтобы делать такую работу, нужно просто забыть про неловкость. Просто взять и забыть, иначе никак. И найти в этом деле свою прелесть. Мне со временем мое занятие стало даже нравиться. Я точно скажу, что для меня эта работа интереснее, чем работа секретарши, например, потому что я тут вижу пусть маленький, но конкретный результат своих рук. Бывает, даже самой интересно: что из этого я могу сделать? Иногда получается больше, чем просто налакировать ботинки. Вот пришел клиент недовольный, в грязной-прегрязной обуви, а через 7 минут и обувь как новая, и как будто человек стал другим. Так что мы тут еще и психологи немного. Люди меняют меня, а я меняю их, так и живем. Вот сидит клиент и, возможно, размышляет о чем-то важном и за то время, что я чищу его ботинки, делает какое-то открытие.

Ну и что такого, что женщина? Это труд, это зарабатывание денег. Кроме нас с сестрой в Алматы работают еще две чистильщицы обуви, остальные – мужики, мужская у нас работа, не из легких.


Записала Юлиана Алексеенко.