Жители страны продолжают делиться с редакцией Esquire зарисовками карантинной жизни.

белье на веревке на продезинфицированном воздухе

День не предвещал ничего интересного. Две недели карантина давали о себе знать. Рутинная работа на удаленке не приносила большой радости. Единственным плюсом в условиях вынужденной самоизоляции была возможность в любой момент заварить кофеечку и отвлечься мыслями на созерцание неважно чего, главное – отвлечься. В общем, устроила я себе очередное эдакое елва-каффе – так в Швеции называют поздний или второй завтрак. И только от свежего аромата начали подрагивать ноздри, как во дворе ожил рупор: «Уважаемые граждане! Убедительная просьба: оставайтесь в своих квартирах, не выходите на улицу, начинается антисептическая обработка вашего двора…» Ух, ты, нас таки обрабатывают! Не обманывают. Надо бы форточки на всякий случай закрыть…

И только человек в противогазе и защитном костюме начал распылять обеззараживающее средство с дальней от меня стороны двора, как мое внимание привлекло иное движение. Из соседнего дома вышла бабуля, неся в руках какой-то тюк, и бодрым шагом направилась к бельевым веревкам. «Видать, на первом этаже живет», – мелькнула у меня мысль, пока я наблюдала, как старушка спокойно развешивает свежевыстиранные шторы.

«Граждане, в вашем дворе идет дезинфекционная обработка. Выходить на улицу нельзя! Граждане!…» – голос молодого человека с глубоко официального стал срываться на визг. Бабуля не реагировала. Может, глуховата? Человек-рупор, не выдержав, вприпрыжку кинулся к ней. Дело в том, что выходка пожилой леди была глубоко проигнорирована человеком в противогазе, распыляющем «отраву от заразы». Оно и понятно: у него график, народ по-честному предупредили. В итоге, личные увещевания молодчика с рупором на бабулю вроде подействовали. Вместе они собрали мокрые шторы и удалились в подъезд.

Обработка много времени не заняла – ребята уже набили руку, свое дело сделали и благополучно удалились. Кофе оставалось на донышке. Смакуя остатки бодрящего напитка, я задумалась о том, как же мы в наше время до этого докатились, и вдруг… вновь увидела бабулю. Божий одуванчик как заправский партизан, озираясь по сторонам, опять выползла из подъезда. Со шторами! Только на этот раз их было в два раза больше! Убедившись, что шугать ее некому, она развесила свое добро и с гордо поднятой головой победно удалилась. Я стояла у окна раскрыв рот. Какая работа, когда тут такое кино!

Вторая серия этого увлекательного действа не заставила себя ждать. Из того же дома, но уже другого подъезда вышла Барби. В обтягивающих лосинах, топике и с ковриком для йоги. Мне стало интересно: может, к подруге идет позаниматься? Или где клуб какой работает втихую? Нет! Она продефилировала к площадке с турниками, расстелила свой коврик и принялась выкручивать асаны. Что может быть лучше йоги на свежем только что продезинфицированном воздухе?!

Девушка самозабвенно занималась, демонстрируя исключительную гибкость, как вдруг на территории двора появился молодой человек. Откуда и куда он шел с пятилитровой бутылью воды, я так и не поняла, но то, что при виде Барби его планы кардинально поменялись – факт. Возможно, они даже были знакомы – я, увы, не могу похвастаться знакомством с большей частью жильцов нашего двора. В общем, он составил ей компанию. Мне даже казалось, что я слышу, как он кряхтит приседая. Но этим любитель спорта и Барби не ограничился. В оздоровительном порыве парень открыл бутылку с водой, сполоснул руки и кинулся отжиматься…

Я молча перевернула чашку с остатками любимого напитка на блюдце. Кофейная гуща легла замысловатыми узорами: коронавирус с нами не навсегда, однажды ему надоест и он отправится восвояси, даже не сделав нам ручкой, а мы выживем, обязательно, правда, наверное, не все…


Записала Оксана Черноножкина