Гульнара Бажкенова – о том, что стоит за противостоянием алматинских медиков и полиции.

Когда-нибудь это происходит. Система пожирает своих детей, и на перекрестке встречаются и не расходятся внук главного поэта нации и дочь полковника, в результате чего внук умирает, а дочь полковника осуждают, несмотря на то, что правила дорожного движения нарушила не она. Когда закона нет, особенно трудно приходится в таких вот щекотливых ситуациях. Никого не хочется обижать.

А потом на операционный стол ложится сын большого начальника, и операцию ему делают так, как у нас умеют или как хотят, то есть плохо. Даже если важные пациенты обычно лечатся в Европе или Америке, никто не застрахован от ошибок, непрофессионализма и халатности родной медицины, также как никто не застрахован от несчастного случая, тем более в стране, где несчастный случай закономерен, как упавший на голову кирпич на стройке с вороватым прорабом и пьющими рабочими.

В смерти сына начальника полиции Алматы Серика Кудебаева много неясного, и это еще один характерный симптом. Окутывать все дела секретностью стало базовым инстинктом системы, хотя во избежание слухов разумно было бы в такой ситуации созвать пресс-конференцию и объяснить, что происходит.

Дело врачей вызывает самые очевидные и неприятные аналогии. В 1951 году группу врачей обвинили в заговоре против руководителей партии. Они поставили неправильный диагноз председателю ленинградского обкома Жданову, от чего тот умер. По неофициальным источникам, сын начальника ДВД Алматы попал в аварию, катаясь на квадроцикле, и повредил ключицу. Во время несложной операции он проснулся, и перепуганные врачи вкололи дополнительную дозу наркоза, от которой сердце больного не выдержало. Эту версию подтверждает то, что вместе с главным врачом 4-й больницы по уголовному делу проходит также анестезиолог.

Сколько таких пациентов просыпается не вовремя или не просыпается вовсе из-за неправильных диагнозов, халатного лечения, врачебных ошибок? Главный патологоанатом Алматы профессор Айгуль Сапаргалиева говорит: данных в открытом доступе нет, вероятно, нет их и в Минздраве, система предпочитает обманывать саму себя.

Но если у вас медицина в таком состоянии, что медицинский туризм во все концы света – от Кореи, Индии и Китая до Европы и США стал массовым, то вы тоже когда-нибудь станете ее жертвой, не успев доехать до немецкой клиники.

В Алматы очередь к хорошим врачам, как паломничество страждущих к индийскому гуру Саи Бабе, на год вперед. Попробуйте попасть на прием к эндокринологу Илье Фасту или детскому невропатологу Софье Прохоровой!

По делу Кудебаева еще не высказался министр здравоохранения Биртанов, год назад начавший компанию за декриминализацию врачебных ошибок. То есть он хочет, чтобы никого не наказывали, если врачи ошиблись, например, пожадничали и вкололи слишком маленькую дозу наркоза. Министр требовал отменить уголовное преследование врачей за ошибки, даже если эти ошибки привели к смерти человека, а теперь молчит – упс, как неловко, человек оказался непростым, можно сказать, из своих. Выступая год назад в парламенте он, наверное, не предполагал, что его врачи могут ошибиться даже когда делают несложную операцию сыну начальника полиции Алматы, и ассистировать хирургу встает сам директор больницы.

Теперь заключение директора под стражу можно считать такой же ошибкой, только уже правоохранительной системы. Чего больше в его уголовном преследовании – буквы закона или мести?

Будь отец жертвы простым человеком, мыкался бы сейчас со своим горем по редакциям да правозащитникам. Но он человек непростой, а потому отвечать придется по всем статьям.

Тут одна кошмарная система стоит другой – сейчас одни защищают врачей, а другие сочувствуют горю отца, по совместительству полицейскому, но дело не в людях, не в отдельно взятом анестезиологе, хирурге и полицейских с прокурорами, которые сначала арестовали врачей, а после вмешательства президента в твиттере отпустили.

Это система, перед которой беззащитен человек. Система медицинская, система правоохранительная, с одинаковой репутацией давно утративших чувства ответственности, профессионального долга, закона и просто совесть.

Те, кто так или иначе оказался наверху социальной лестницы, старательно ограждают себя от окружающей действительности и строят свою параллельную реальность за высокими, с берлинскую стену, заборами особняков. Но страна как воздух, который вы не можете разлить по эксклюзивным бутылочкам – она одна на всех, и однажды обязательно достает своих VIP-граждан на дороге, операционном столе или в суде. И тогда каждый может прочувствовать на себе, каково это. Вот у главного полицейского начальника Алматы, ставшего медийной звездой после протестов, разгон которых он контролировал лично, также как директор 4-ой больницы лично контролировал операцию его сына, теперь есть все основания выйти на протест самому. Одиночный пикет против смертельно низкого качества медицинских услуг ему простят даже свои. Ведь он теперь пострадавший.


Иллюстратор Давид Джубаев