Esquire публикует рассказ автора нашумевшей повести «Кирпичи» Данияра Сугралинова о жизни великовозрастного геймера-задрота, однажды приобретшего интересную сверхспособность

«Недостаточно победить в одной драке.
Надо победить во всех сразу. Раз и навсегда».
Орсон Скотт, «Игра Эндера»

Майк Бьорнстад Хаген, хоть и имел в своей родословной скандинавские корни, был так же похож на викинга, как чихуахуа на дога. «Плакса Майки», «Малыш Майки», «Доходяга Майки» и даже просто «Эй, ты, членосос!» – как его только ни называли, но никогда «мистер Хаген».

Единственный раз, когда это почти случилось, был в банке, куда Майк забрел в надежде получить кредит на дом. «Простите, мистер Хаген, но ваш кредит не одобрен», – сказал тот клерк, не скрывая ухмылки. И Майк бы охотно ему врезал, если бы умел драться.

геймер задрот сверхспособности развитие Данияр СугралиновДом… Мечтами о собственном доме для него и малышки Джесс Хаген он жил все те три года, что они были вместе, пока Джессика не сбежала с тем громилой-дальнобойщиком из Аризоны. Или из Техаса? Да, уже не важно.

Важно то, что следующие пять лет Хаген больше ни с кем не встречался, и не потому, что так уж сильно любил и тосковал по Джессике, нет. Просто он не был никому интересен, даже татуированной толстухе Шейле из магазина напротив. Та торговала комиксами, а Хаген частенько заходил за новыми выпусками Rat Queens или Extremity.

Как-то, хорошо выпив в баре у Чака, Майк набрался смелости и пригласил ее в кино на очередных «Мстителей». Чувствуя себя смелым и развязным, Хаген заявил: «Подружка, как насчет выгулять твое роскошное тело с самым отвязным парнем на районе?» «Отвязным? – оторопела Шейла. – Ты это о себе?» И выдала классическую речь о том, что будь Хаген последним мужчиной на планете, даже тогда она бы никуда с ним не пошла. Дослушивать Майк не стал. Уже поняв, что получил отказ, он впал в ступор, а мозг включил стандартный защитный механизм, который Хаген начал практиковать еще в младших классах, каждый раз, когда его обзывали уродом и закидывали объедками в школьной столовой – ничего не слышу, никого не вижу. Едва передвигая непослушные ноги, он вышел из магазина комиксов и больше никогда туда не заходил. Комиксы пришлось заказывать онлайн, а это совсем не то, вы же понимаете. Нет, никакой злости на Шейлу Хаген не затаил, но возвращаться в ее магазин еще раз? Хуже унижения не придумаешь.

В тот вечер, когда он вернулся с работы, была пятница сразу после Дня благодарения. Впрочем, для Хагена все эти семейные праздники ничем не отличались от прочих дней. Отца он никогда не видел, а мать ушла из жизни несколько лет назад.

Мама – единственный человек в жизни Хагена, кто искренне его любил. Кто-то мог бы сказать, что ее любовь была чрезмерной, но только не сам Малыш Майки. Она была и мамой, и лучшим другом, и самым интересным собеседником. Джесс претендовала на такую роль, и в какой-то момент даже казалось, что успешно, но потом она сбежала, а когда Хаген вернулся к матери из первого самостоятельного «круиза по жизни», как выразился дядя Питер, мама уже была смертельно больна. Врачи давали тридцатипроцентный шанс на успешное излечение, но денег на оплату клиники все равно не было. Да и пришлось бы ехать в Филадельфию, а как, если здесь и работа, и жилье? Кто бы его отпустил?

Мама умерла в жутких мучениях, Хаген провел с ней все последние дни, держа за руку и не в силах унять слезы.

Первый год после ее смерти Майк будто учился жить заново. Привыкал готовить, пытался стирать одежду, с переменным успехом просыпаться вовремя. Мать, опекавшая сына, ушла, ее места никто не занял, и второй раз в жизни (первый был тогда, когда он ушел к Джесс) Хаген принял самостоятельное взрослое решение. Не сдаваться, не опускать руки. Без особых целей, плывя по течению, но – жить!

И он научился. Мамину готовку заменила еда из китайской забегаловки, раз в неделю Хаген ходил в прачечную, а утром его поднимал будильник. Жизнь почти наладилась, но мамы все равно очень не хватало.

Из всей гипотетической родни Хаген знал только дядю Питера, старшего брата матери. Бывший военный, прошедший Ирак и Афганистан, в свои редкие наезды тот пытался подключиться к воспитанию Хагена, добавляя мужской руки в его образовательную программу, но ничего путного из этого не выходило. Плюнув, дядя Питер остановился на трех краеугольных камнях, важных для каждого мужчины: умении постоять за себя, помощи матери и соблюдении правила: «никогда не ныть!».

Все три пункта провалились.

Хаген до истерик боялся физической боли и предпочитал сразу сдаться или убежать, нежели «стоять за себя», хотя и мечтал научиться драться, как знаменитый «Могучий Мышонок» Деметриус Джонсон, чемпион UFC в наилегчайшем весе.

При росте сто шестьдесят сантиметров и весе меньше пятидесяти семи килограммов этот величайший боец одиннадцать раз защитил титул! Маленький Хаген часто представлял, как станет достойным наследником Джонсона – Плакса Хаген, сто пятьдесят девять сантиметров, пятьдесят шесть килограммов, чемпион UFC! Три раза «ха».

Помощь матери? Это было скучно, куда скучнее игр на консоли и чтения комиксов, да и не требовала мать ничего такого от единственного сына.

А вот насчет «не ныть» – Хаген и сам старался, но ничего не получалось. А что ты сделаешь, если слезы сами наворачиваются на глаза, стоит только услышать что-то обидное? Даже сейчас, когда Хагену уже под тридцатник, он, бывало, не мог сдержать слез. Взять хотя бы того тупого покупателя мистера Горецки с его чертовым ноутбуком. В магазине техники, где Хаген работал, никто кроме него не разбирался в компьютерах, и каждый раз, когда мистер Горецки, рыская по нелегальным сайтам для взрослых, наматывал на жесткий диск своего лаптопа очередной вирус, кому приходилось разбираться с этим? Конечно, Малышу Майки. Но мистер Горецки в достаточной мере прокачал свои навыки «Наглость» и «Хамство», чтобы всегда обвинять именно его в заражении ноутбука.

В общем, в ту пятницу, когда мистер Горецки снова пришел к Хагену, в выражениях он не стеснялся. Вместе с запахом чеснока и лука, от которого Хагена чуть не стошнило, он изрыгал ругательства. «Тупорылый урод» и «прыщавый ублюдок» были самыми мягкими оскорблениями в его речи, полной эпитетов и характеристик. «Хорошо быть таким смелым, – думал Хаген, чувствуя, как плотину прорвало, и слезы ручьем катятся из глаз, – когда ты в два метра ростом, а твои предплечья объемом шире, чем моя нога». В общем, денек выдался так себе, хоть и пятница.

В растрепанных чувствах Хаген побрел в бар Чака, где помимо основной задачи напиться, он все еще надеялся познакомиться с какой-нибудь чикой. Неважно, с какой, лишь бы она была женщиной. Он даже заметил одну – та одиноко сидела за барной стойкой и глушила чистый виски, но подойти так и не решился, хотя и порывался. А когда, наконец, отлепил зад от стула, было уже поздно – незнакомка вульгарно хохотала над тупыми шутками какого-то хлыща в костюме и при галстуке.

Так что Хаген, залившийся дешевым пойлом, пошел домой и всю дорогу жалел себя. В своей холостяцкой берлоге он немного поиграл в любимый файтинг боев без правил на PlayStation, представляя, что колошматит ненавистного мистера Горецки, глянул по кабельному какой-то дешевый хоррор и уснул.

Незадолго до полуночи он проснулся, чтобы сходить отлить. Тогда-то все и случилось.

Путь от дивана до уборной в его небольшой съемной квартирке занимал от силы шагов пять, но и их Майк не смог преодолеть, не споткнувшись. Ловкость никогда не была его сильной стороной, но уж по ровному полу дойти до уборной у него всегда получалось даже в хлам бухим.

В этот раз, когда он встал с дивана и, пошатываясь, направился в туалет, мир словно мигнул. На пару секунд Хаген будто завис во вселенском ничто, не чувствуя притяжения, движения воздуха при дыхании, запахов, звуков, света. Он даже не ощущал своего тела. Его окружила тьма, и когда мир вокруг вернулся, тело незамедлительно стало выполнять всю ту серию панических команд, которые выдавал мозг – взмахи руками потерявшего равновесие, судорожные вздохи, поиски опоры. В общем, Хаген свалился на пол, больно ударившись подбородком и едва не прикусив язык, а потом долго не решался встать, чувствуя «вертолеты» — знакомое каждому хоть раз сильно перепившему человеку состояние мировращения. В глазах летали белые мошки, выстраиваясь в странные символы, больше похожие на руны Хищников из известного всем киноблокбастера. Сдерживая подкатившую рвоту, Хаген затих. Он лег на спину, прикрыл глаза в ожидании момента, когда придет в норму, но хаотичное движение мошек не прекратилось.

Он пытался проморгаться, протереть глаза руками, но природа светящихся точек была не физической. Минут через десять они исчезли. Отдышавшись, Хаген осторожно поднялся, медленно и твердо ставя ногу при каждом шаге, добрался до уборной и сделал то, ради чего проснулся.

Потом вернулся в комнату, разделся и завалился спать, сбросив одежду на пол.

Следующим утром его разбудила дикая жажда. Наступила суббота, и на работу идти было не надо.

Потянувшись, он хрустнул костями и побрел к холодильнику. Апельсиновый сок, пачку которого Майк допил залпом, закончился, и стоило подумать о том, чтобы сходить в супермаркет за продуктами. Сев за небольшой обеденный стол, половина которого была завалена деталями от разных компьютеров – видеокартами, модулями памяти, сетевыми платами, Хаген понял: что-то не так. И дело не в головной боли после вчерашних шести пинт пива.

сверхспособность развитие геймер задрот

Из его поля зрения никак не исчезал какой-то объект, больше похожий на компьютерную иконку. Он заметил ее после пробуждения, но сначала решил, что это соринка, попавшая в глаз или повисшая на ресницах.

Майк моргнул, но соринка не исчезла. Напротив, она вроде даже увеличилась в размерах. «Надо умыться», – подумал он и побрел в ванную. Умывшись, решил побриться. Делал он это нечасто, не видя смысла ежедневно скрести бритвой кожу и тратить на это время, но сегодня – почему бы и нет? Удивившись такому порыву, Хаген нанес на ладонь гель и, смотрясь в зеркало, стал наносить его на лицо.

Тут-то его и пробрало. В отражении над его белобрысой головой с засаленными жидкими волосами висело две строчки текста, примерно так же как в какой-нибудь чертовой компьютерной игре.

Майк «Плакса» Хаген, 29 лет

Уровень 1

С пеной на лице Хаген провел рукой над головой. Не встретив сопротивления, ладонь прошла сквозь текст. Что за розыгрыш? Он внимательно осмотрел зеркало, но не нашел следов какого-либо вмешательства.

Но тогда что это? Галлюцинация?

Страшная догадка посетила Майка, и он отшатнулся от зеркала. Ноги подогнулись, и Хаген опустился на пол. Неужели рак? Такой же, как у мамы? Но тогда что… Ему же еще нет и тридцати, он не успел пожить, познать ее радости, каждый день думая, что все еще впереди, что у него еще будет время стать сильным – таким же как Могучий Мышонок. А женщины? У него не было никого, кроме Джесс, а при мысли о том, что время упущено, и до конца своей короткой жизни ему уже не суждено познать хоть кого-то еще, Хаген беззвучно заплакал.

Он плакал, не сдерживаясь, и, в конце концов, заревел, вот только мамы, чтобы обнять и прижать к себе, рядом не было, а вместе со слезами из него словно вытекала жизнь. Навалилась черная депрессия, пропало желание что-либо делать, и Хаген просто смыл слезы и пену, вытер полотенцем лицо и вернулся в кровать. Там он закрыл глаза и лежал так до вечера, не в силах ни уснуть, ни встать.

За окном давно стемнело, когда Хаген устал лежать. Тело занемело, мышцы требовали движения, а в голове мысли о скорой смерти наконец-то уступили место основным инстинктам – жажде, голоду, желанию жить! Жить захотелось до скрежета в зубах, и он решил разобраться.

Он резко вскочил с кровати, потянулся и сел, глядя в темноту квартиры. Но, куда бы Хаген ни посмотрел, на краю поля зрения маячил какой-то 3D-объект. Выглядело это как на киносеансе, вот только очков на Хагене не было.

Сфокусировав взгляд, он увидел, что объект среагировал. До этого момента плоская иконка вдруг начала вращаться вокруг своей оси, как елочная игрушка, потревоженная лапкой кота, и оказалась кубом, на каждой грани которого был силуэт человеческой головы. При определенном ракурсе силуэт напоминал самого Хагена.

Он протянул руку в сторону куба, и тот словно принял приглашение – увеличившись в размерах, подплыл к ладони. Хаген дотронулся до него кончиками пальцев, ощутив легкое прикосновение. Куб дрогнул и раскрылся в окно. Если это была галлюцинация, то очень качественная.

На всю высоту появившегося окна стоял обнаженный по пояс 3D-Хаген в спортивных трусах в боевой стойке. Смотрелось это смешно – тощий, с выпирающими ребрами, но зверским выражением лица. Ниже модели Хагена шла плашка с текстом. Активная вкладка делилась на два столбца. Первый гласил:

Майк «Плакса» Хаген, 29 лет

Уровень 1

Очков здоровья: 4000.

Боев/побед: 0/0.

Вес: 56 кг.

Рост: 159 см.

Майк перечитал текст, внимательно всматриваясь в каждую строчку, и внезапно получил всплывающее пояснение к каждой из них. К первой строке появилась дополнительная информация: его национальность, дата и место рождения, город проживания, гражданство.

Вторая, давала объяснение, как повышаются уровни. «Опыт» рос в поединках – причем любых, в зачет пошла бы и уличная драка, и тренировочный спарринг. Главное, противник должен быть половозрелым. Для перехода на следующий уровень требовалось одержать число побед, равное текущему. Поражения опыта не давали, но и не отнимали. При победе над более сильным соперником прогресс шел быстрее, но насколько именно – не уточнялось.

Второй столбец отображал, по всей видимости, физические характеристики.

Основные характеристики

• Сила (1).

• Ловкость (2).

• Выносливость (4).

Хаген пробежался взглядом по списку, поочередно фокусируясь на каждом пункте.

Единица «Силы» равна 10% от среднестатистических показателей силы человека.

Влияет на наносимый урон.

Единица «Ловкости» равна 10% от среднестатистических показателей ловкости человека.

Влияет на шанс уклонения и точность ударов.

Единица «Выносливости» равна 10% от среднестатистических показателей выносливости человека.

Влияет на регенерацию и объем здоровья, а также на скорость роста усталости при физической активности.

Из всего этого стало понятно, что Хаген очень слаб, слабее любого среднестатистического человека в десять раз, и в пять раз менее ловок, и в два с половиной раза менее вынослив. Но это он и так знал с самого сопливого детства. «Тоже мне, новость», – подумал он.

Важнее было то, что для получения второго уровня нужна была лишь одна победа над кем угодно. Каждый левел ап давал Хагену очко характеристик, за счет которого можно было повысить силу, ловкость или выносливость, и одно очко приемов.

Так что развивать уровень приемов можно было не только тренировками, а силу – не только в тренажерном зале.

Обдумав это, он перешел ко второй вкладке.

Она оказалась неактивной, а изображен на ней был силуэт атакующего Хагена.

Майк, не задумываясь, ткнул пальцем и увидел ряд иконок со схемами различных приемов. Удар рукой, апперкот, удары ногой – нижний, средний, высокий, захваты и приемы в партере. Все иконки были серого цвета с наложенной на них пиктограммой замка. Цветной была только одна иконка – с прямым ударом рукой. В правом нижнем углу иконки на круглой зеленой плашке горела цифра «1».

Хаген сфокусировал взгляд на ней, и над иконкой всплыл поясняющий текст:

«Удар рукой» первого уровня

Урон: 100.

Тренируйте прием для его улучшения.

Ниже шел прогресс-бар, заполненный на 2%.

Для галлюцинации воспаленного мозга это было чрезмерно детально. Где-то на периферии сознания Хаген отметил, что в понедельник надо будет обратиться к врачу и пройти обследование мозга. На всякий случай, провериться в любом случае не помешает.

По какому-то наитию Хаген встал в боевую, в его понимании, стойку и стал бить по воздуху. Правой, левой, левой, правой. Нанес около сотни ударов, имитируя бой с тенью, чуть не споткнулся о геймпад, лежащий под ногами, вспотел и выдохся, но оно стоило того. Потому что заполнение прогресс-бара удара едва заметно увеличилось и достигло 3%!

геймер сверспособности виртуальный бой Данияр Сугралинов

До поздней ночи, прерываясь лишь на перекусы и посещение уборной, Хаген колотил воздух. Невысокая «Выносливость» сказывалась – он быстро уставал. В левом «углу» поля зрения, сразу под иконкой с его портретом (с цифрой «1» – его текущим уровнем) открылись индикаторы очков «здоровья» и показатель «бодрости». Полностью теряя бодрость, он выдыхался и не мог даже поднять рук. Очки «здоровья» так же не были фикцией, что Майк проверил, ударив кулаком в стену. Руку пронзила боль, внизу появился системный текст о полученном уроне «100», а зеленая полоска здоровья немного сократилась.

Второй уровень приема «Удар рукой» Хаген получил к полуночи. Его кулаки охватило пламя, виртуальное, но выглядящее пугающе реальным. Оно горячило кулаки, но не жгло, и Майк даже не успел запаниковать. Взмокший, истекающий потом, он радостно улыбался, глядя на свои руки, с которых медленно сходил огонь, и на сияющий перед глазами системный текст:

Поздравляем! Вы повысили уровень приема «Удар рукой»!

Хаген открыл окно характеристик и убедился, что уровень приема действительно повысился.

«Удар рукой» второго уровня

Урон: 200.

Тренируйте прием для его улучшения.

С повышением уровня повысился и урон. Невероятно!

Майка охватил азарт, знакомый каждому геймеру, хотя бы единожды качавшему своего персонажа в компьютерной игре. Лучи взошедшего солнца уже пробились сквозь неплотно задернутые шторы, а он все еще ожесточенно молотил воздух, с остервенением замечая, что теперь на каждый процент прогресса требуется на сотню ударов больше. Двести ударов – 1% роста навыка. На первом уровне хватало сотни, на третьем понадобится триста.

Но Система, как Хаген прозвал то, что внезапно поселилось в его голове, показывая мир через интерфейс компьютерной игры, этим не ограничивалась. Посреди ночи, изнывая от голода и не найдя в холодильнике ничего питательного, он заказал пиццу в круглосуточной пиццерии. Изможденное тело требовало калорий, и срочно! Так что Майк попросил сразу две «мексиканы», и когда их привезли, едва за курьером захлопнулась дверь, накинулся на них, урча как кот, дорвавшийся до сливок.

После еды – от пиццы не осталось ничего, и даже крошки начинки, выпавшие на дно коробки, он подобрал и съел все до последней оливки – Система выдала новое уведомление.

Поглощено 2536 ккал, белков – 207 г, жиров 169 г, углеводов 360 г.

С насыщением исчез дебаф «Голод», повисший в правом верхнем краю поля зрения, но появился новый – «Недосып», снижающий уровень бодрости на 25%.

Под утро «Недосып» развился до второго уровня и снизил бодрость уже на 50%. Майк стал быстрее уставать и все чаще был вынужден прерываться, чтобы восстановить силы. С первыми лучами солнца, когда прогресс-бар «Удара рукой» достиг 67%, «Недосып» вдруг резко скакнул до четвертого уровня и снизил бодрость до 99%, заодно подвесив на Хагена новый негативный эффект «Усталость». Этот дебаф ничего не снижал, но полностью останавливал регенерацию бодрости. Так что пришлось ложиться спать. Впрочем, расстроился Хаген не сильно – все тело болело, руки были ватными, а в глаза будто набился песок. Так что он провалился в сон, едва коснувшись головой подушки.

***

В понедельник Хаген посетил клинику, пожаловавшись врачу на необъяснимые галлюцинации. Задумчиво похмыкав, доктор отправил его на магнитно-резонансную томографию мозга. Обследование не нашло в голове Хагена никаких патологий, а потому врач диагностировал переутомление, назначил курс успокоительного и порекомендовал уйти в отпуск.

На три недели Майк обрел свободу – на работе отнеслись с пониманием, это был его первый отпуск за много лет. Уходя из магазина, Хаген с внутренним злорадством увидел, как мистер Горецки, пришедший за своим ноутбуком, ищет его взглядом и не находит. «Я вам крайне не рекомендую, мистер Горецки, в ближайшие три недели бродить по нелегальным сайтам», – подумал он.

Над Горецки прямо в воздухе плавал поясняющий текст:

Грегор «Лось» Горецки, 38 лет

Уровень 4

Очков здоровья: 16000.

Боев/побед: 9/6.

Вес: 114 кг.

Рост: 190 см.

«Офигеть! – подумал Майк. – Очков здоровья в четыре раза больше, чем у меня!». Получалось, что показатель «Выносливости» Горецки был равен шестнадцати. А вот посмотреть другие данные Хагену не удалось. Он пробовал «раскрыть» окно с профилем здоровяка, но система выдала какое-то непонятное уведомление: «Недостаточный уровень навыка «Познание сути»!». Такого навыка он за собой не замечал, но решил обязательно с ним разобраться позже.

В драке с Лосем Хагену не светило ничего. Даже с его удвоившимся уроном для победы над таким противником надо нанести не меньше восьмидесяти ударов, а это просто не реально…

– Вот ты где, жопоголовый! – Хаген, погруженный в свои мысли, упустил момент, когда был обнаружен мистером Горецки. Тот навис над непроизвольно сжавшимся Майком и криво усмехался. – Бери ноги в руки и тащи мой ноут, придурок!

Хаген соорудил на лице максимальную приветливость:

– Добрый день, мистер Горецки!

– Еще три секунды моего терпения, и день для тебя станет недобрым! Живо тащи мой ноут! В этот раз мы его тщательно проверим, все ли ты починил, как надо!

– Я в отпуске, мистер Горецки. Пожалуйста, обратитесь к другому сотруднику магазина.

В голове Хагена крутились мысли о том, какого же уровня «Силы удара» ему надо достичь, чтобы одним махом уложить такого гиганта, как Лось.

В математике Майк всегда был силен, и быстро произведя расчеты, выяснил, что нужен сто шестидесятый уровень, а займет такая прокачка почти десять лет ежедневных двенадцатичасовых тренировок. Но это с текущим уровнем «Силы», а ведь ее можно подкачать…

– Эй, ты, задрот! Ты что, завис? Может, тебе врезать, чтобы ты перезагрузился, тормоз?

Хаген вернулся в реальность и на расстоянии ладони от своего носа обнаружил искривленное злобой лицо Горецки, который продолжал выплевывать не только обидные слова, но и слюну. Хаген машинально вытерся. На крик собрались другие продавцы-консультанты и пара покупателей, озабоченно глядя на разворачивающуюся сцену, но не вмешиваясь. Кто-то вызвал администратора.

– Простите, мистер Горецки, но вам надо прекратить оскорблять меня, – на остатках самолюбия выдавил Майк дрожащим от обиды голосом. – В настоящий момент я не являюсь сотрудником DigiMart, так как нахожусь в отпуске. Пожалуйста, обратитесь к другому сотруднику.

– Ты совсем тупой? – сделал вид, что удивился, мистер Горецки. – Мне плевать! Ты в магазине, ты принимал мой компьютер, ты его чинил – тебе и отвечать за его исправность!

– Простите, мистер Горецки, – вмешалась подошедшая Лекса, старший администратор магазина. – Разрешите, я вас обслужу. – Она взяла Лося под руку. – Позвольте вашу квитанцию, и я все принесу.

Лось, оценивающе осмотрев Лексу, ухмыльнулся. Замена ему понравилась.

– Твое счастье, слизняк, что у вас работают такие симпатичные девушки, – сказал Лось Хагену на прощание.

виртуальная реальность геймер задрот Данияр Сугралинов

Уводя его, Лекса обернулась и едва заметно сделала знак Майку, разрешая идти. Он кивнул в ответ и, чувствуя, как горят уши, пошел на выход. «Это плохо, плохо, плохо!» – бормотал он себе под нос. Надо же было такому случится, что пик его унижения пришелся на появление Лексы, единственной девушки в магазине, которая не относилась к Хагену, как к куску дерьма. Она ценила его умение быстро определить неполадку и починить любой компьютер, и всегда находила ободряющее слово, хваля за работу. А ведь она младше на три года, но уже главный администратор магазина. Хорошенькая, жаль, что у него нет шансов.

Впрочем, о Лексе он забыл, стоило оказаться на улице. В жизни Хагена появилась цель, причем цель оцифрованная и понятная.

Никогда и ничего в жизни он так не желал, даже Джесс после первого свидания, как научиться драться. И, не сколько драться, это вообще-то больно, сколько укладывать любого противника с одного удара, не затягивая бой. Примерно так, как это делал цыган Микки из фильма Гая Ричи. Все-таки терпеть он не умел. Хаген представил, как Горецки бьет его кулаком в нос и содрогнулся.

После той ночи, когда он тренировал «Удар рукой», проснулся Майк только после обеда. Разбитый – ныла каждая мышца в дряблом теле – но в неожиданно прекрасном настроении. Он попробовал потренировать удар, но тело отреагировало острой болью, и тогда, не зная, чем себя занять, Майк взялся за изучение интерфейса.

Бешено вращая глазами, он обнаружил еще несколько ранее незамеченных иконок. Зацепившись за них взглядом, «вытащил» их на панель. Одна из них называлась «О программе», и, открыв ее, Хаген увидел следующее:

Augmented Reality! Platform. Home Edition

Версия 7.2

Copyright © 2101-2118 «Первая Марсианская компания»

Авторские права защищены.

Зарегистрирована на Майка Бьорнстада Хагена.

S/N L5L-7702B-1412010.

Годовая однопользовательская лицензия.

Премиальный аккаунт.

Дата активации: 24.11.2018 09:00.

Дата окончания: 24.11.2019 08:59.

«Гугл» ничего не знал ни о «Первой Марсианской», ни об «Augmented Reality! Platform». Но Хаген недолго ломал голову. Он прочитал слишком много комиксов, чтобы удивиться. Все просто – каким-то образом, пока не важно, каким, он получил интерфейс дополненной реальности из будущего. Майк легко мог представить, что с подобными интерфейсами в XXII веке будет ходить каждый землянин, а, судя по названию компании-разработчика, и марсианин тоже.

Главное, что он уяснил – времени не так много, и если Майк хочет исполнить свою детскую мечту, дорог каждый день.

Около часа он потратил на «Настройки», конфигурируя интерфейс так, как ему хотелось. Там было много приятных мелочей – от внутреннего системного будильника, мягко поднимающего в фазе быстрого сна, когда пробуждение максимально комфортно, до вывода в поле постоянного обзора разных данных. Всякие полезные вещи, такие как: текущее время, частота сердечных сокращений, температура окружающей среды, затраченные калории с момента пробуждения и много всего, что можно посмотреть и в смартфоне, но с интерфейсом проще.

Также Майк вывел в поле зрения прогресс-бары основных характеристик – силы, ловкости и выносливости. Преодолевая боль, полчаса поколотил воздух, и заметил, что основные характеристики так же подросли. Не так быстро, как «Удар кулаком», но все же. Самый большой прирост дала «Выносливость», а прогрессировала она, как заметил Хаген, когда он тренировался в остатках бодрости, преодолевая частое прерывистое дыхание, боль в груди и налившуюся тяжесть в плечах.

Среди основных иконок было еще две: «Проверить наличие обновлений» и «Техническая поддержка», но обе при нажатии выдавали ошибку:

Невозможно установить соединение с сервером обновлений.

Возможно, сервер недоступен или требуется проверка настроек подключения к вселенскому инфополю.

Вселенское инфополе? Серьезно? Это такой интернет будущего?

Закончив изучать интерфейс, Хаген вернулся к тренировкам. Он включил музыкальный ТВ-канал, встал в центре комнаты и стал выбивать дух из невидимого противника, представляя перед собой мистера Горецки. Этим он занимался до поздней ночи, пока окончательно не вымотался. Приняв душ, отрубился и спал всю ночь, как убитый.

Так прошло воскресенье, в понедельник он сходил в клинику и продолжил дома избивать воздух, стараясь максимально ускориться. Тем же он занимался и во вторник, а к вечеру среды Хагена озарило, и он сделал открытие.

Из диванной подушки собрал некое подобие боксерской груши, подвесив ее на крючок вместо аляповатой картины с изображением самки гориллы в дамском вечернем платье и шляпке. Картина называлась «Закат на побережье Атлантики», но в кричащих кислотными цветами многоугольниках Хаген всегда видел только гориллу, и никогда закат.

Оказалось, что если лупить не воздух, а подушку, навык растет в несколько раз быстрее.

К концу той же недели, когда Хаген прокачал «Удар рукой» до восьмого уровня, а урон до 1600 очков за счет наконец-то повысившейся «Силы», до него дошло: надо идти тренироваться в боксерский зал. Такой как раз находился на его улице и принадлежал какому-то старому мексиканцу.

Ранним воскресным утром на пороге боксерского зала, что по улице Рузвельта, появился Хаген. Мистер Гильерме Очоа ничем не выдал своего удивления, увидев на пороге тщедушного парня. Мистер Очоа сохранил спокойствие, когда Хаген заявил, что хочет тренироваться. Но когда этот хилый – соплей перешибешь – хоббит с взлохмаченными светлыми волосами, бесцветными бровями и ресницами, и тоненькой шеей заявил, что хочет тренироваться каждый день не менее чем по двенадцать часов, мистер Очоа не выдержал и расхохотался.

Молодой человек не смутился. Терпеливо выжидая, когда владелец боксерского зала отсмеется, он не отводил своих синих цвета лазурного моря глаз, ничем не выдавая раздражения. А раздражение в нем было, мистер Очоа за свои семьдесят лет научился разбираться в людях. Старый мексиканец так хохотал, что из его большого искривленного носа вылетела сопля. Но и тогда молодой человек сохранил выдержку. Дождавшись, пока старик отсмеется, Хаген вытащил из внутреннего кармана смятую пачку купюр:

– Этого будет достаточно за первый месяц, мистер Очоа?

Старик стал серьезным, пересчитал деньги и кивнул:

– Этого хватит на три месяца. А если ты еще поможешь мне с уборкой зала по вечерам — то и на полгода.

После этого мистер Очоа протянул ему руку:

– Добро пожаловать в мой боксерский клуб, малыш… Как тебя там?

– Майки, – ответил молодой человек, отвечая на рукопожатие. – Но можете звать меня Хаген.

– Малыш Майки, стало быть? Что ж, когда планируешь приступать? Если думаешь…

– Можно сейчас? – перебил его Хаген.

– Кхм… – поперхнулся старик. – Сейчас?

– Да, сейчас, – повторил хоббит.

Очоа оценивающе осмотрел Майка с головы до ног, присвистнул, обвел рукой пустой зал и сказал:

– Зал в вашем распоряжении, молодой человек! Раздевалка – там.

Может быть, Хагену показалось, но вроде бы в голосе старика проскользнула нотка уважения. Такое было с ним впервые в жизни, и Майку это понравилось.

Через пять минут переодевшийся Хаген воодушевленно лупил грушу. Из-под больших безразмерных гавайских шорт ниже колен виднелись тонкие – можно пальцами обхватить – ноги. Под широкой футболкой с рукавами по локоть скрывалось хлипкое тело, а неуклюжие удары не двигали грушу ни на дюйм. И только взгляд суровых синих глаз исподлобья говорил о том, что этот малыш – малыш Майки – настроен серьезно.

Так что к середине дня мистер Очоа сжалился над парнем и пошел ставить ему удар.

***

К концу второй недели в зале Хаген окреп физически и духовно. Премиальный аккаунт интерфейса, как оказалось, давал трехкратный буст прокачке любых навыков и характеристик. Об этом Майк узнал, заглянув в раздел «Помощь». Виртуальный помощник оказался на порядок продвинутей, чем Siri, легко распознавал любые голосовые вопросы и незамедлительно давал ответы на них. Так Хаген узнал, что любой его боевой навык, добираясь до уровня, кратного десяти, получал дополнительную способность. Например, «Удар рукой» на десятом уровне получал 50% вероятности пробить любой блок. А на тридцатом делал это гарантированно.

Впрочем, в этом Хаген убедился уже в конце первой недели тренировок, когда развил свой единственный прием до десятого уровня.

В зале Очоа, помимо ринга и боксерских груш, оказалась и штанга с гантелями. Туда на второй день старик его и направил, научив нескольким упражнениям на разные группы мышц. К тренировкам добавились силовые упражнения с отягощениями, и это, вкупе со зверским аппетитом, намного ускорило прирост силы. Хаген налегал на мясо, курятину и рыбу, пока не догадался купить огромную банку с протеином. С того дня он выпивал не меньше трех порций коктейля в день. И это помимо обычной еды. Из-за тренировок чувство голода не покидало его даже ночью – он просыпался и готовил себе коктейль, выпивал и снова брел спать.

Так что за пару недель он набрал несколько килограммов и даже почему-то немного подрос.

К окончанию отпуска его характеристики выглядели так:

Майк «Плакса» Хаген, 29 лет

Уровень 1

Очков здоровья: 9000.

Боев/побед: 0/0.

Вес: 61 кг.

Рост: 160 см.

Основные характеристики

• Сила (5).

• Ловкость (4).

• Выносливость (9).

Хаген прибавил пять килограмм и повысил все характеристики. Он стал сильнее, повысившаяся «Выносливость» увеличила его выживаемость, давая больше времени на переломный удар, и только «Ловкость» росла не так быстро.

Ни одного нового приема он не открыл, решив сделать ставку на единственный в его арсенале «Удар рукой». Как бы противник не уклонялся, в будущем высокий уровень позволит наносить молниеносные удары, от которых будет невозможно уклониться.

«Удар рукой» шестнадцатого уровня

Урон: 8000.

+50% вероятности игнорировать любой блок.

Тренируйте прием для его улучшения.

Столь невероятный урон был следствием коэффициента силы. При прежнем показателе, равном единице, Хаген наносил бы 1600 урона – по сотне за каждый уровень навыка. Но 1600 урона умножались на уровень «5» силы, а восемь тысяч – это восемь тысяч. Сам себя он уложил бы почти с одного удара – и это при повысившейся «Выносливости». А вот себя прежнего, времен до интерфейса, просто размазал бы.

геймер интерфейс виртуальная реальность задрот игра Данияр Сугралинов

В последний день отпуска Хаген подошел к владельцу зала:

– Мой отпуск заканчивается, мистер Очоа. Завтра надо выходить на работу, я приду сразу после нее вечером.

– Приходи, когда тебе удобно, Малыш, – пожал плечами старик.

– Спасибо, мистер Очоа! На сегодня я закончил…

– Подожди, Малыш, – перебил его Гильерме и указал в дальний угол зала, где с тенью на стене состязался меднокожий парень с неприметным лицом. – Как насчет спарринга с Хуаном? Он тоже новичок, хоть и занимается уже больше полугода, но не так, как ты – заходит раза три в неделю, бывает, что и пропускает. У меня тут ребята все серьезные, я все не мог подобрать ему партнера.

– Можно попробовать, – пожал плечами Хаген.

Он посмотрел на Хуана внимательней:

Хуан Мануэль Герреро, 26 лет

Уровень 2

Очков здоровья: 13000.

Боев/побед: 7/2.

Вес: 78 кг.

Рост: 184 см.

– Хорошо. Жди, – приказал Очоа и направился к будущему спарринг-партнеру Майка.

Сложный соперник, подумал Хаген, глядя на посмотревшего в его сторону Хуана Герреро. Высокий, руки длинные, очков здоровья в полтора раза больше. Но с чего-то надо начинать. Не идти же на улицу драться со старушками, чтобы поднять уровень.

По завершении одного из спаррингов Очоа расчистил ринг и позвал Герреро с Хагеном. Они стукнулись перчатками. Герреро кивнул, и Хаген ответил тем же.

– Готовы? Деритесь! – дал команду Очоа, и тренировочный поединок начался.

Герреро кружил вокруг Хагена, все время заходя слева, но соблюдая дистанцию. Подойти ближе? Можно нарваться. Ждать атаки? А получится блокировать или уклониться от удара? Хаген кружился на месте, старясь быть всегда лицом к лицу с активно перемещающимся противником, и выжидал. Ждал того единственного шанса на удар, который может стать единственным возможным за весь бой.

– Смелее! – воскликнул Очоа, подбадривая соперников. – Деритесь! Смелее!

Противник пошел в атаку, имитируя удары, активно работал корпусом, сбивая с толку, и в какой-то момент Хаген понял – сейчас! Не успев осознать что-либо, он интуитивно выбросил руку в лицо атакующего, одновременно пытаясь заблокировать левой рукой удар Герреро. Уже почти прочувствовал касание чужой перчатки о свою, как контакт прервался.

Вы нанесли урон: 8000 (удар рукой).

Блок игнорирован.

Следующая картинка снилась Майку несколько ночей подряд в слоу-мо. Вот он выбрасывает руку, вот его кулак пробивает плохо поставленный блок встречным ударом и впечатывается в скулу Герреро. Сначала запрокидывается голова соперника, россыпь капель пота по инерции взлетает в воздух, а следом отрывается от пола и сам соперник.

Так Хаген выяснил, что если удар наносит более чем 50% урона от общего количества очков здоровья соперника, то это – стопроцентный нокаут. Именно туда Герреро и улетел – в нокаут. А самого Хагена накрыла волна неземного удовольствия, и даже оргазм блек в сравнении с этим. Так Система отреагировала на его первое повышение уровня.

Охваченный видимым только ему столбом света, Хаген не слышал, что говорит Очоа, зато четко видел системное уведомление:

Поздравляем! Вами повержен противник в честном поединке!

Вы подняли уровень: +2 (удвоенный опыт за победу над противником выше уровнем)!

Ваш текущий уровень – 3!

Доступны системные очки основных характеристик: 2.

Доступны системные очки боевых навыков: 2.

В тот же вечер, ложась спать, Хаген, проконсультировавшись у виртуального помощника, закинул оба системных очка в «Силу» и «Ловкость». Хотел все направить на развитие силы, но оказалось, что повышать за раз любую характеристику более чем на один пункт, смертельно опасно. Система об этом предупреждала однозначно:

Внимание! Системой обнаружено неестественное повышение характеристики «Сила»: +1.

Ваш организм будет перестроен в целях соответствия заявленному показателю (6) проявляемой силы и скорости мышечного сокращения носителя.

Будет применена: гипертрофия мышечных волокон, сухожилий, связок…

Там было еще много всего про повышение уровней внутримышечного креатинфосфата, гликогена, механизмов внутримышечной и межмышечной координации и тому подобного. Но в самом низу жирным шрифтом в красной рамке было написано:

Предупреждение:

Перестройка организма потребует значительных затрат питательных веществ. Категорически рекомендуется употребить в пищу не менее 300 грамм животного белка, 1200 грамм углеводов, 90 грамм жиров…

В противном случае, резервов организма носителя может не хватить для полноценной перестройки организма.

Категорически запрещается неестественное повышение характеристик более чем на 1 пункт! Возможен летальный исход!

Схожий текст и предупреждение система вывела после добавления системного очка в «Ловкость»:

Внимание! Системой обнаружено неестественное повышение характеристики «Ловкость»: +1.

Ваш организм будет перестроен в целях соответствия заявленному показателю (5) проявляемой ловкости – двигательно-координационных способностей – носителя.

Будет применено: преобразование центральной нервной системы и развитие эластичности мышц, сухожилий, связок и суставных сумок…

Ниже шло предупреждение о летальном исходе и необходимости употребить в пищу большого количества белка, жиров и углеводов, помимо нескольких литров воды.

Так что за следующие два часа Хаген поглотил гору жареной курятины и пару пицц, запивая все водой и газировкой. За едой он вдруг подумал, что мысль о драке с мистером Горецки не вызывает в нем страха. С повышением «Силы» его урон теперь равен 9600, и это с запасом покрывает необходимые для нокаута 50% от количества здоровья Лося.

А потом лег спать.

Засыпая, он улыбнулся. Завтра – новый день, первый день его оставшейся жизни.

Он продолжит прокачку и рано или поздно, поучаствует в боях без правил, а там… Кто знает, может и он когда-нибудь поднимет над головой чемпионский пояс. Но до этого еще далеко, а вот завтра…

Хаген снова улыбнулся. Завтра он пригласит на свидание Лексу. 


иллюстрации Артема Калюжного