Жители дома, построенного по госпрограмме в центре Алматы, остались без тепла в разгар зимы. В их квартирах одна за другой лопаются трубы отопления. И происходит это регулярно.

Не пригодны для жизни: дома, построенные по госпрограмме, уже разрушаются
Фото: Роза Есенкулова

Девятиэтажка, которую презентовали экс-премьеру Серику Ахметову и бывшему акиму города Ахметжану Есимову, спустя всего шесть лет оказалась непригодна для жилья.

Впрочем, недоделки в доме, который возвело ТОО «Предприятие капитального строительства акимата Алматы» (ПКС), стали появляться сразу же после заселения новоселов. 

Как сообщает газета «Время», лопнули и квартирные, и общедомовые трубы. Жильцы вскрыли полы, заметили дыры и плесень, как попало проложенные трубы со швами. К тому же под полом вплотную с ними проложен и электрокабель: несколько собственников квартир получили удары током. По их словам, к застройщику обращаться было бесполезно, латали трубы за свой счет. 

«Неделю назад в моей квартире повторно треснули трубы, которые заложены акиматовским застройщиком в пол. Мы залили соседей снизу, пришлось полностью отключить подачу тепла до устранения аварии. Мне пришлось уже второй раз за последние полгода вскрывать полы. Весной как раз во время первого карантина я впервые столкнулась с этой проблемой. Трубы под полом дома лопались, соседи жаловались. Оказалось, что в нашем доме уже в 30 квартирах трескались трубы отопления. Тогда нам пришлось вызывать сантехников, вскрывать новый ламинат после свежего ремонта и ремонтировать трубы. Выехать даже никуда было нельзя, магазины закрыты, и около месяца мне пришлось жить с двумя детьми в раскопанной квартире. Сейчас ситуация повторилась, я потратила большую сумму на замену труб по всей квартире», — рассказывает жительница дома Роза Есенкулова.

Не пригодны для жизни: дома, построенные по госпрограмме, уже разрушаются
Фото: Роза Есенкулова

Такие неудобства хозяева социального жилья испытывают чуть ли не каждые 5-6 месяцев. Еще один житель дома Александр, уже в третий раз заменяет внутриквартирные отопительные сети. Все это за свой счет.

«В прошлом году два раза делали, и вот в конце ноября опять лопнули трубы, пришлось вскрывать полы, закупить новые трубы и менять. Бьет по карману, конечно. Больше недели сидели без тепла, включали кондиционеры, но при минусовой температуре они могут не выдержать. Да и счет за электричество увеличится в разы», — рассказал он Tengrinews.

Трубы трескаются и у старшего по дому Валерия Алексеева и председателя КСК Самата Махова. Все жалобы на застройщика никаких результатов не приносят.

«Шесть лет назад этот дом сдали в эксплуатацию. В присутствии прессы дом презентовали высокопоставленным чиновникам, помпезно перерезали ленточку, люди заехали в квартиры. И началось. Буквально через пару месяцев трубы стали лопаться. Затем еще и еще. В первые годы с ответом на жалобы ПКС тянуло, чтобы срок гарантийного обслуживания закончился. За последние 5-6 лет хозяева более 30 квартир вскрывали свои полы, чтобы устранить аварию. Мы жаловались на ПКС акимата Алматы, которое является единым оператором возведения многоквартирных домов по госпрограмме. Трубы заложены без гофры, дом дает усадку, и трубы натянулись как струны, и стали трескаться. Везде нас футболят. Комиссия приходила, все без толку. Латаем дыры за свой счет каждые полгода. Ну и что, что это социальное жилье, на нас можно экономить? У людей под ногами в буквальном смысле бомба», — поделился Самат Махов.

Так как в новостройке поквартирная разводка труб, то можно точечно отключать отдельные помещения от тепла. Так и поступили пострадавшие жильцы. А подключат отопление им только тогда, когда трубы заменят. Но вот за чей счет?

Часть жильцов намерена подать в суд на ПКС.

К слову, ТОО «Предприятие капитального строительства акимата Алматы» — единственный оператор госпрограммы по сносу ветхого жилья в городе и возведению на его месте нового.И это уже не первый скандал, связанный с построенными им домами. Три года назад жители микрорайона «Жетысу-3» подали в суд на ПКС из-за некачественного строительства паркинга и выиграли дело.