Неадекватный пассажир

Что стоит за феноменом личности Максата Усенова – размышляет Гульнара Бажкенова.

Внутри казахстанских авиакомпаний есть определение одной разновидности клиентов, претендующее на самое широкое обобщение – неадекватный пассажир с деструктивным поведением. Комичное название, неожиданное для официальных документов, появилось после серии безобразных хулиганских выходок – побитые стюардессы будоражили общественное мнение и взывали к мщению.

«Неадекватного пассажира» экипаж имеет право, согласно инструкциям, обездвижить с помощью наручников или специальных приспособлений, высадить, не допустить на борт, сдать полиции. Авторы термина – люди скучные, корпоративные – не подозревали, что очень точно подобрали слова, дав портрет целому социальному типажу.

Приглядевшись к нему внимательно или, выражаясь телевизионным языком, взяв крупным планом, мы увидим мужчину, достаточно состоятельного, занимающего достаточно солидный пост, семейного, титульной национальности, 27-45 лет. Большинство воздушных дебоширов соответствуют этим параметрам, где размыт только возраст – были среди «неадекватных» и молодые, и почтенных лет.

Главная их черта – презрение к закону и обществу. Привыкнув постоянно разводить по-крупному и по мелочам, решать вопросы с помощью денег и связей – своих или родителей, – неадекватный пассажир теряет чувство реальности, и однажды его асоциальное, преступное поведение попадает в центр общественного внимания.

Однако по прилете история нашего антигероя не заканчивается. Не небо, самолет, девушка виноваты в его дурном нраве.

Приземлившись, мужчина-состоятельный-семейный-титульный пересаживается за руль своего дорогого авто – BMW, Porsche Cayenne, Mercedes – и из неадекватного пассажира переквалифицируется в неадекватного водителя, создающего опасность на дороге.

Он водит без прав, выезжает на встречку, сбивает насмерть пешеходов на тротуаре, врезается в другие машины и калечит людей. Затем, отделавшись легким испугом, спешит на работу, где становится уже неадекватным начальником, который вместо стюардесс по-байски поколачивает своих подчиненных. А вечером он отдыхает от непосильных трудов, любимое место – ночной алматинский клуб «Гоголь», где под его горячую руку может попасть уже любая женщина, отказавшая в знакомстве или просто чем-то разозлившая.

Все это неадекватный пассажир делает совершенно безнаказанно, и чего в этом больше – влиятельности и денег, нравов общества, где прав тот, кто сильнее, распространенных у нас методов воспитания мальчиков, когда их портят сами родители, безмерно балуя и целуя в буквальном смысле в гениталии, или налицо системный сбой правовой системы – сразу и не скажешь.

Общественное мнение видит прежде всего материальную состоятельность этих мужчин, должность или бизнес родителей, какую-то особую близость к власти, называя Усенова и ему подобных мажорами и золотой молодежью. Не сказать, что это совсем неправда, но есть преувеличение: Максат Усенов, Олжас КосжанДархан БотабаевАлибек Кайымсултанов, сельский аким Канатбай Турмаганбетов, районный замакима Мейрамбек Билгали, алматинский сотрудник КНБ, избивший в ночном клубе девушку и так и оставшийся безымянным, и многие другие, всех не перечислишь – не столь уж круты. Если следовать строгой социальной дифференциации, то эти испорченные люди – крепкий upper middleclass. Тем не менее они делают то, что делают, потому что могут себе позволить. Почему нет, если избитой и изрезанной осколками стекла девушке «из ночного клуба «Гоголь», кстати, сотруднице государственного телеканала, полиция отказала в возбуждении уголовного дела. Косжан так и не выплатил пострадавшей в ДТП, произошедшем по его вине, назначенную судом денежную компенсацию. Ботабаев отделался за публичное рукоприкладство извинениями, аким Турмаганбетов за рукоприкладство в служебном кабинете – увольнением, Усенов за убийство – 45 сутками ареста.

Подчеркну еще раз – это не могущественные мужчины, альфа-самцы казахстанского социума, это среднего достатка и социального положения люди.

Что в таком случае могут себе позволить настоящие олигархи и их дети – страшно подумать, но вспомнить можно – история Рахата Алиева из того же смыслового ряда, что история Усенова или, скажем, Ботабаева, только более масштабная. Здесь тоже сначала была личностная распущенность и испорченность, а потом общественная и юридическая безнаказанность, в сумме давшие катастрофический эффект. Рахат Алиев просто мог себе позволить гораздо больше и позволял, пока не зашел слишком далеко, не забежал за красные флажки, которые государство все-таки расставляет из чувства самосохранения. Теперь за флажки на своем уровне забежал Усенов, и директор института общественной политики «Нур Отан» Саясат Нурбек в интервью Тенгри ньюс предлагает его показательно то ли распять, то ли казнить.

«Это очень опасный для государства прецедент. Он подрывает доверие к власти в целом. Допустить никоим образом нельзя, чтобы ему так просто это сошло с рук. Тем более этот случай получил такое огромное информационное освещение. Поэтому очень выигрышно было бы сейчас для власти этот кейс использовать, как такой мощный импульс, что верховенство закона есть, мы придерживаемся законов, есть политическая воля, которая готова принять решение, может быть, даже какое-то жесткое решение. Для государственной идеологии всегда в истории человечества существовало такое понятие, как «показательная казнь». Почему? Потому что все видят, все знают и всем подается импульс: вот так хорошо делать, а так – плохо».

Поразительное заявление от представителя партии власти, сообщающее нам, что на самом верху нет даже понимания того, что такое верховенство закона. В обществе, которое живет по законам, а не понятиям, показательных приговоров, наказаний и казней не бывает. Они есть как раз там, где нет закона: показательность – это кость, бросаемая в сторону плебса, жертвоприношение своих.

А закон работает методично, без эмоций и пристрастий, положительных ли, отрицательных – каждый день и час, а не когда грянул скандал и люди возмущаются, невзирая на лица и звания, должности и былые заслуги, независимо от того, получило дело «такое огромное информационное освещение» или нет; даже геройство во имя страны или давление общественного мнения не позволят никому уйти от ответственности. Сделайте хотя бы одно исключение – и получите страну усеновых. С которым, конечно, можно сотворить что-нибудь страшное на площади Республики под ликующие крики толпы, только на следующий день кто-то пьяный без прав опять наедет на пешеходов, потому что коррумпирована дорожная полиция; районный аким в закрытом кабинете опять будет душить сотрудницу, бравый офицер КНБ в окружении дружков – бить пивной кружкой по голове беззащитную девушку, раздраженный пассажир – пинать стюардесс…

Просто потому, что они плохие парни! Неадекватные пассажиры большого общего самолета, на котором каждый себе позволяет то, что может позволить. Когда-то в детстве апашки и аташки, татешки и агашки забаловали их до одурения, а потом они подросли и поняли, что во взрослом мире, где законы что дышло, им тоже можно практически все, особенно в отношении тех, кто слабее, были бы деньги. Только неудержимый оптимист скажет, что у такого самолета может быть правильный курс и он не обречен однажды рухнуть. Но балласт свой, не чужой, и живой – с борта не скинешь.


Автор Гульнара Бажкенова 

Иллюстрация: фрагмент постера к фильму Роберта Родригеса «Доказательство смерти»