С чего начинается триатлон и схлынет ли интерес к нему в ближайшее время? Главный редактор Esquire встретился с Николаем Мазенцевым, чтобы узнать у директора «Авиаты» о модном увлечении казахстанских руководителей и бизнесменов.

Николай Мазенцев триатлон Авиата Ironman

— Триатлон стал набирать популярность у нас в стране последние года 3-4. Не думаете ли вы, что эта мода схлынет? Как, к примеру, в свое время люди с заработком выше среднего повально увлекались теннисом, гольфом. Сейчас этот же сегмент приходит в триатлон. 

— Соглашусь, что триатлон – недешевое увлечение. Одна экипировка чего стоит – часы, гидрокостюм, трисьюит, дорогой велосипед. Добавьте сюда сами поездки на соревнования.

Что касается моды, схлынет она или нет, судить трудно. История триатлона в формате Ironman началась в 1978 году в США, затем он перебрался в Европу, Россию. Теперь и мы наверстываем. Причем так, что у нас появились свои официальные соревнования (с 12 по 14 июля в столице прошла вторая международная гонка BI Group Ironman 70.3, – Esquire), сюда приезжают иностранные тренеры. Так что сейчас триатлон только набирает популярность, и когда этот тренд пойдет на спад, говорить рано.

— Тут можно вспомнить кроссфит, который резко пошел вверх лет 7-8 назад. Потом выяснилось, что его взрывные нагрузки могут быть вредны, и начался отток. В триатлоне тоже существует такая опасность?

— В триатлоне другой подход. Если взять, допустим, тяжелоатлетов, они сразу выжимают 200 кг. Это пиковая нагрузка на позвоночник и суставы, пульс зашкаливает. А триатлон – это постоянная, но не столь интенсивная нагрузка, и важно организм приучать к ней постепенно. Потому что ты не бежишь марафон на пульсе 170-180 ударов, это, как правило, 140-150. То же самое велосипед – нет задачи ехать 10 километров в супервысоком темпе, ты едешь 90-100 км, но нагрузка для организма не пиковая. Вред начинается, когда ты делаешь что-то на пике своих возможностей.

— Но ведь есть азарт, ты соревнуешься.

— Да, азарт есть, но если брать меня конкретно, я объективно понимаю, что с моей любительской подготовкой на пьедестал претендовать не приходится. Для него надо преодолеть половину дистанции Ironman за четыре часа. Мое примерное время 5 часов 30 минут. Я могу напрячься и уложиться в 5:15, при этом я сильней устану, но большой разницы пройду ли я ее за 5:15 или 5:45 для меня нет – призового места все равно не займу, но организм может пострадать.

Зачем мне это нужно? Поэтому я стараюсь, чтобы мне от этого было хорошо, а не плохо.

— Хотя есть люди фанатичные.

— Да, тогда они, вероятно, переключают свое внимание с работы и семьи исключительно на спорт. Здесь и начинаются пиковые нагрузки, «химия». Но это не мой подход.

— Что же вас побудило заняться не самым простым видом спорта?

— До увлечения триатлоном я участвовал в забегах, плавал. После чего решил объединить плавание, бег, добавил велосипед, и получился триатлон.

Я много читал о полной дистанции Ironman, понял, что это трудно, и мне нужно было время, чтобы решиться поставить себе такую цель. Надо было советоваться с женой, потому что триатлон – это порядка 10-12 тренировок в неделю, и ты занимаешь не только личное время, но и время семьи.

— То есть это такое хобби, что без поддержки и понимания со стороны семьи никак?

— Совершенно верно. У нас в чате триатлонистов ходит мем: стоит профессор, вокруг него сложные формулы и подпись: «Я объясняю жене, зачем мне нужен второй велосипед». Многие ребята шутят о том, что жены их не понимают, зачем они тратят столько времени и денег. Но когда я жене сказал, что хочу заняться подготовкой к Ironman, она подумала и сказала: «Давай я тоже пойду на триатлон, чтобы тебя лучше понимать». Сейчас она готовится к своему первому старту осенью.

Николай Мазенцев BI GROUP IRONMAN

После финиша на BI Group Ironman 70.3

— Насколько я знаю, ваш первый старт в формате Ironman 70.3 (половина от классической дистанции, – Esquire) состоялся недавно в Нур-Султане. Как вы к нему готовились?

— Как я говорил, нагрузки должны быть адекватными и постепенными. Я постоянно вспоминаю слова одного тренера: организм не тренируется, если у тебя сразу большие нагрузки. То есть не надо пытаться проплыть сходу 5 километров. Проплыви 200 метров, 500, 700. Со временем просто увеличивай нагрузку.

Подготовка в триатлоне циклична. Сначала ты месяц-два тренируешь выносливость. Затем период отдыха, ты снижаешь нагрузку, восстанавливаешь организм. В какой-то момент тренируешь скорость, то есть нагрузка становится меньше, но скорость выше. И я думаю, если подходить без фанатизма, то можно спокойно практически любому человеку, даже любителю, подготовиться к половинке Ironman или даже к полному.

— Сколько готовились вы?

— К своей первой «половинке» я готовился полгода. Мне этого оказалось достаточно, чтобы комфортно пройти дистанцию. За все пять с половиной часов я не чувствовал, что мне плохо, что я не могу. Под конец, да, когда оставалось бежать 3-4 километра, почувствовалась усталость, сил стало меньше. Но в принципе все оказалось даже легче, чем я ожидал.

Для человека, незнакомого с триатлоном, дистанция действительно может показаться огромной – 2 километра плыть, 90 – ехать, 21 – бежать. Я сам испугался сначала. Но когда финишировал, понял, что мог бы еще быстрее. Поэтому я думаю, если с умом подходить, не выжимать из себя максимум, то и любителю это будет на пользу.

— В процессе тренировок и после соревнований вы обращались к врачам, чтобы проверить, насколько организм адаптирован к подобного рода нагрузкам?

— Я обращался к врачам до старта – ходил к кардиологу, массажисту, мануальному терапевту, который посмотрел все ли у меня правильно со строением тела. Врачи мне сказали, что я могу спокойно выступать. После нагрузки я к врачам не обращался, просто сходил на массаж.

Кстати, около года назад я был на УЗИ, и мне сказали, что у меня застой желчи, и надо пить больше воды. Так как я стал заниматься спортом и стал пить больше воды, повторное УЗИ показало, что все пришло в норму.

— Насколько, по-вашему, Нур-Султан был подготовлен к такого рода соревнованию? Тот же Ишим – достаточно мутная река.

— По моей информации, перед стартом Ишим готовили, то есть что-то делали с водой, чтобы обеззаразить ее. И это превосходно, что BI Group организовали такое мероприятие, потому что на всей территории СНГ это единственные сертифицированные соревнования Ironman. Даже в России нет таких.

В этом году участвовали спортсмены из примерно 50 стран, и я рад, что у них была возможность не только попасть на прекрасно организованное соревнование, но и увидеть нашу столицу. Например, моя жена никогда не была в Нур-Султане, а мне там нравится архитектура, и так удачно совпало, что я смог показать ей город.

— Для вас это первое международное соревнование?

— Нет. Первое соревнование у нас было в прошлом году. А все началось вообще в декабре 2017 года. Моя супруга и я пошли на плавание, потому что Аня вообще не умела плавать, а я сам делал это очень плохо. После месяца занятий я узнал, что открыта продажа слотов на заплыв через Босфор в Стамбуле – 6,5 километров. И хотя на тот момент мы плавали совсем не очень, жена сказала: «Давай за полгода подготовимся». Мы купили слоты, готовились шесть месяцев и в июле прошлого года переплыли Босфор. После чего решили продолжить заниматься спортом и пошли на занятия по бегу. В октябре поехали в Мюнхен, где я пробежал полумарафон, а Аня – 10 километров.

Николай Мазенцев Анна Мюнхен марафон

После забега в Мюнхене

И повсюду мы ездили с нашим годовалым сыном, и это был тоже интересный экспириенс. У жены старт в 8 утра, она добегает, я ей вручаю сына и бегу на свой старт, который начинался в час.

— Есть что-то, что мотивирует вас?

— В книге Айдына Рахимбаева я прочитал классную фразу: «Триатлон начинается на беге». Поясню. Сначала ты плывешь – нагрузка на руки. Дальше 90 километров на велосипеде, там ты работаешь ногами около 3 часов.

А вот после этого надо еще бежать, в нашем случае полумарафон, где тоже работают ноги. И вот тут начинается триатлон – ноги после велика не бегут, они деревянные.

Здесь нужно потерпеть, через несколько километров они начинают отходить, и ты бежишь уже комфортнее.

— Когда планируете пройти полную дистанцию Ironman?

— Некоторые мои знакомые начинают «выжимать» себя, выходя на дистанцию с подготовкой в 9 месяцев или год. Я думаю, это слишком быстро, чтобы организм нормально воспринимал нагрузку. Сейчас я сделал половину дистанции, через несколько месяцев сделаю еще половину, через полгода еще половину. А потом, может, через год сделаю полную. Планирую, что это будет осенью следующего года.

— Вы как руководитель компании поощряете своих сотрудников каким-либо образом – моральным или денежным – к занятиям спортом?

— Денежно мы пока никого не поощряем. Но, надеюсь, мой пример может вдохновить. Еще до того, как я занялся всерьез бегом, я каждый год участвовал в Алматы марафоне.

Если говорить о нашем коллективе, то у нас есть довольно большая команда по футболу – порядка 20 человек. Есть ребята, которые занимаются тяжелой атлетикой, бадминтоном, баскетболом. То есть значительная часть сотрудников ведет активный образ жизни.

— Как руководителю большой компании совмещать нагрузки по работе и в спорте?

— Думаю, они хорошо друг друга дополняют. Для меня спорт скорее не нагрузка, а разгрузка. Потому что, имея некие внутренние переживания и зажимы по работе, идя в бассейн, ты отдаешь много энергии. Также, проезжая на выходных по 100 километров на велосипеде, ты получаешь определенную разрядку.

Другой вопрос – время. Когда я понял, что для достижения моей цели нужно заниматься 10 раз в неделю, я решил, что часть времени придется забрать от семьи, а от личного времени придется отказаться полностью.

То есть я уже даже не помню, когда последний раз смотрел кино.

У меня нет времени поиграть в какие-то игры или погулять по городу. Утром тренировки, вечером тренировки. По сути сейчас моя жизнь – работа, семья и триатлон. И это осознанный выбор, я к этому готов.


Записал Артем Крылов