ОФФшорные утечки. Страх и предубеждение

Финансовый консультант и директор общественного фонда «Финансовая свобода» Расул Рысмамбетов объясняет, что стоит за громкими разоблачениями международных журналистских организаций и чего бояться казахстанским денежным мешкам.

Свою первую комедию «Докучные» Жан-Батист Мольер написал за две недели в 1661 году, по заказу Николя Фуке, суперинтенданта (министра финансов) при Людовике XIV.

В ней такие слова:

«И наш король – монарх не только на бумаге.

Знатнейших из вельмож, смирил его закон.

Во всем, мне кажется, достойно правит он…»

Почти сразу после премьеры Николя Фуке был обвинен в финансовых злоупотреблениях, арестован, провел 3 года в Бастилии под следствием, а впоследствии лично королем приговорен к пожизненному заключению в замке, где и умер через 15 лет. Интересно, что девизом Фуке было высказывание: «Quo non ascendam? Каких высот я не достигну?» Пусть и первый государственный подряд Мольер получил от государственного преступника, но затем звезда драматурга засияла уже и без покровительства министра финансов.

А на прошлой неделе консорциум журналистских расследований (ICIJ, International consortium for investigative journalism) опубликовал новые утечки из панамских офшоров.

Журналисты проекта OCCRP (Проект по изобличению организованной преступности и коррупции, Organized crime and corruption reporting project) выпустили большой массив данных о клиентах панамской офшорной зоны.

Материалы расследования основаны на документах панамской юридической компании, регистратора офшорных компаний Mossack Fonseca & Co.

По данным членов OCCRP, в крупнейшей за последнее время утечке офшорных данных содержатся 11,5 миллиона документов на 2,6 террабайта данных.

Mossack Fonseca оказывает свои услуги с 1977 года, и в ее базе данных накопилось 214 488 компаний и фондов. 14 153 клиента с компаниями, зарегистрированными на Британских Виргинских островах, в Панаме, Сингапуре, острове Мэн (Великобритания) и других юрисдикциях.

В документах называются 12 президентов разных стран, включая нынешнего главу Российской Федерации Владимира Путина. Кроме того, 128 бывших и нынешних политиков, включая российских и казахстанских. А еще – 29 миллиардеров из списка Forbes.

В документах описывается подробная схема связи офшорных компаний между собой, ведь один клиент подчас создавал несколько компаний в разных юрисдикциях, чтобы скрыть конечного бенефициара, владельца денег и активов.

Суть офшора можно сжать в три слова: страх, нежелание, недоверие.

Человек обычно регистрирует офшор, не доверяя местной юридической системе или не желая платить налоги.

Для бизнесмена из СНГ и других развивающихся стран офшор – это попытка защитить свои средства от рейдерства, когда не получится втихую отобрать у него актив, потому что владельцем является иностранная компания.

Поэтому ничего удивительного, что в таких утечках всегда фигурируют казахстанцы, россияне и жители других стран СНГ. Другое дело, что встречаются и очень громкие фамилии, чьи владельцы по идее не должны опасаться рейдерства и уж ни в коем случае не доверять местной юридической системе. Тогда в чем же причина? Возможно, это соображения экономии и нежелания платить налоги.

Ну а что движет главами государств? Наверное, все же недоверие к системам, которые они сами же выстраивают. Недоверие к приближенным, которые в случае прижизненного ухода обязательно вспомнят, куда и сколько спрятал «хозяин». И не преминут этим воспользоваться.

Кстати, именно недоверие к собственным близким и заставляет такие крупные фигуры лично подписывать документы, назначать встречи офшорным юристам за границей, подальше от глаз широкого «близкого круга».

Налицо кризис доверия, неумение подбирать и воспитывать людей, за что приходится расплачиваться жизнью среди вроде бы своих своих, но как будто во вражеском окружении. Заложники верноподданических объятий. Если бы было доверие, мы бы никогда не прочли громких фамилий в таких офшорных утечках. Вот и возникает вопрос: преданность – это верность или когда предали?

Другое впечатление от утечек – началась битва офшорных регистраторов и юрисдикций за клиентов. С неумолимостью мясорубки прокручиваются жернова закона и ужесточается compliance контроль (контроль за законностью финансовой сделки) в мировой финансовой системе. Активность террористов заставляет правительства очень жестко бороться за раскрытие тайн. Хороших офшорных юрисдикций крайне мало. Даже швейцарские банки вынуждены раскрывать своих американских клиентов.

Кому выгодно было подставить Mossack Fonseca и в целом Панаму? Мы уже видим тенденцию – Кипр, утечки с Британских Виргин (BVI). Децентрализованная сеть журналистов уже ничего не боится и выкапывает настоящие секреты. Именно об этом мне говорил Джулиан Ассанж еще на заре Wikileaks.

«Мы начинаем что-то, что завтра подхватят многие», – убеждал он и открыл агентству КазТАГ доступ ко всем дипломатическим депешам США по Казахстану, Кыргызстану и Таджикистану.

Что бы нам ни казалось здесь и сейчас, мир движется к информационной демократии и наднациональным суверенитетам.

Закрыть для общества доступ к информации уже невозможно. Как сказал Сейтказы Матаев: «Единственный способ контролировать интернет – это отключить электричество по всему Казахстану».

А наднациональный суверенитет – это когда даже выбранные самостийные президенты играют по правилам, которые приняты в мире. В какой-то момент в этом мире стало нельзя безнаказанно массово убивать своих граждан – права человека признаны универсальным правом. Теперь нельзя иметь миллиардные счета непонятного происхождения без того, чтобы об этом не прознало международное сообщество. А когда больше половины глобальной экономики состоит из транснациональных корпораций, даже самые свободолюбивые и независимые президенты будут советоваться с мировым рынком. Это и демонстрирует открывающаяся Куба и активно сотрудничающий с МАГАТЭ Иран.

Офшорные утечки продолжатся. Укрывать свои средства от общественности и своих народов становится все труднее.

Данная утечка информации – хороший урок и казахстанским любителям тени. Все эти суетные ухищрения с проводками из банка в банк сегодня как на ладони. Как старания белки, которая прячет орехи в дупло у всех на виду.

Правда, это вряд ли означает, что офшоры исчезнут в ближайшее время. Вопреки всеобщему негодованию, офшорные схемы вполне законны, на то они и схемы, что их хитро продумывают, так, чтобы, по крайней мере со стороны закона, ни сучка ни задоринки. Там есть реальная проверка, и маловероятно, что наркокартель или террористическая организация легко, без помощи госорганов сможет отмыть средства даже в таких экзотических юрисдикциях, как Белиз или Вануату.

Главный вывод в том, что надо избавляться от тех трех мотивов, которые нас (ну, самых богатых из нас) толкают в офшоры. От страха, что у нас отберут компанию, и недоверия к юридической системе страны хорошо лечит понятное законодательство и прозрачная система судебных решений.

От нежелания платить налоги – адекватная система налогообложения, которая определяется одним налоговым кодексом с исчерпывающим толкованием, а не толпой подзаконных нормативно-правовых актов, в которых путаются и сами налоговые инспектора.

А коррупцию будут лечить как раз такие утечки.

Может возникнуть вопрос: а почему я в своей колонке не упомянул имена отечественных фигурантов и их суммы? Сегодня доступ к информации настолько облегчился, что я предоставляю удовольствие от прочтения самому читателю: если получилось прочесть эту статью, значит, за два клика мышки можно будет открыть и сайт OCCRP.


Иллюстрация: Дворянский герб Николя Фуке. (Fouquet на бретонском наречии означало белка).