Съездив в Боровое, Гульнара Бажкенова увидела, что и казахстанскую Швейцарию не обошла стороной печальная участь местных туристических практик, погубивших уникальную природу. 

На излете лета я съездила в Боровое. Любимое озеро детства, жемчужина и гордость казахского севера. Я езжу туда с периодичностью раз в несколько лет, в последний — была пять лет назад, до этого перерыв составил еще лет пять, и каждый раз туристическая инфраструктура озера становилась все богаче и богаче, все развитее и развитее.

Нынче можно наблюдать апогей, триумф цивилизации с особенным казахстанским колоритом над дикой природой. Но честное слово, лучше бы она оставалось дикой.

При этом, я совсем не за романтику дикого туризма – не люблю песни под гитару у костра, в котором запекается картошка в мундире, никогда не спала под открытым небом в походных мешках и уборные предпочитаю цивильные, со сливом и стульчаком. Я – за развитие туризма и туристических зон, о которых так много говорят на всех уровнях. Другое дело — что понимается под развитием? Мой опыт говорит, что у нас это когда вокруг дорого и богато, шум и гам, но туалет по-прежнему с дыркой в полу.

Боровое не миновала эта печальная участь. Не знаю, сколько средств из тех, что предназначались на развитие края, использовались по назначению, но у авторов и исполнителей все получилось.

Уникальное озеро загадили и испортили, как умеем это делать только мы.

Подъезжаешь на полянку Абылай хана, где легендарный степной правитель собрал все казахские роды и жузы перед решающей битвой с джунгарами, а там дым столбом. Дым от шашлыков оттеняет частый в этих краях туман. Скопление людей – как на барахолке «Болашак». Все плотно заставлено машинами. Повсюду кафе с жизнерадостной, перебивающей одна другую музыкой. Запах гари вместо хвойного аромата вековых сосен. «Той бастар» вместо пения птиц. Абылай хан недовольно ворочается в гробу.

Озеро буквально облеплено коттеджами и увеселительными заведениями. Крикливые вывески, надувные батуты, качели и бог весть еще какая утварь не портят природный вид – они уже и есть вид, а несчастное озеро с горами, у каждой из которых есть свое поэтическое название и особенная народная легенда, – просто фон для маршрута выходного дня.

Завершающей частью развитого местного туризма обещает стать железная дорога, уродливые конструкции которой уже опоясывают озеро. Она, видимо, предназначена для особо ленивых туристов. Это в Боровом! С его богатыми грибными местами и земляничными полянами, которые мы в детстве исходили вдоль и поперек, со знаменитыми лесными тропами, ведущими в пещеры, у каждой из которых тоже есть свое предание, так в одной из них прятался мятежный хан Кенесары, и она так и называется «пещера Кенесары».

Смотреть без боли на то, что происходит с заповедным краем Боровое, особенно если ты вырос там и знаешь каждую кочку, под которой непременно прячется белый пахучий груздь, невозможно.

Но что вся эта поэзия и сантименты для чиновника акимата или департамента туризма? У него есть план туристического развития и бюджет, который надо освоить или распилить. И туристическое развитие они понимают очень специфически. Если согласиться с тем, что человек своим вмешательством нарушает законы природы, то казахстанский человек делает это с особым цинизмом и садизмом.

Для понимания того, что устроить возле прекрасного озера, окаймленного горами и лесами, базар-вокзал – не есть развитие туризма, а самое настоящее варварство, не нужно быть зеленым экстремистом или даже Мэлсом Елеусизовым.

боровое озеро туризм Казахстан гульнара бажкенова

Источник фото

Озеро Боровое любят называть казахстанской Швейцарией. Так почему чиновникам от туризма не съездить в настоящую Швейцарию и посмотреть, как там получается сделать место удобным и комфортным для отдыха человека, не желающего спать на земле и питаться лесными орехами, и при этом не портить своим присутствиям природу.

Конечно, проблема не только в глупых чиновниках, но и в общей культуре. Там, куда мы приходим, мы несем с собой весь свой багаж, который не ограничивается содержимым рюкзака – это особенности нашего менталитета и культуры.

Горы мусора в предгорьях Алматы, летающие по степям пластиковые пакеты, загаженные водоемы, реки и озера – все это часть нас. Все это мы.

И пока мы такие, какие есть, лучше бы нам держаться подальше от заповедных природных мест, которые у нас всегда очень чешутся руки развить. Пусть дорога на Алаколь остается разбитой. Пусть в горах не строят туалетов. Пусть на казахском Алтае не будет гостиниц – ни дорогих, ни дешевых. Только бы наше кочевье никогда не добралось до их первозданной чистоты.