Письма из Африки. В поисках племени Камба

02 января 2018 Письма из Африки

Казахстанский специалист и общественный деятель Айнура Абсеметова, уехавшая по линии ООН работать в Малави, в своем тридцать восьмом письме рассказывает о семейной поездке в Кению. 

Стоило только заикнуться о моих планах посетить Кению, как меня завалили угрозами круглосуточных пробок и вопросами в стиле: «А там безопасно? Может не стоит туда лететь, все-таки там народ бунтует». Однако меня было не переубедить, в Кению меня влекли две практические причины и одна большая мечта. Практическая причина номер один: нужно было отремонтировать флейту Жаника (в Малави это практически невозможно), ибо мы уже нашли педагога по музыке, а флейта не давала чистых звуков ре, ми и си. И практическая причина номер два: я уже дышать не могла, как хотела вновь насладиться городской жизнью. Но самой важной причиной высокого порядка, безусловно, была мечта-обещание, которое родилось вместе с Жаником – узнать побольше о племени Камба, чья кровь циркулирует в организме моего сына. Планируя поездку, я думала, что десятилетний Жаник будет воодушевлен планами и заинтересован историей своих корней со стороны отца. Оказалось же, что это путешествие и поиск племени Камба был гораздо важнее для меня, нежели для раннего подростка, который острее переживает свою разлуку с Казахстаном и считает себя на сто процентов казахом.

Поездку в Найроби я начала планировать еще за пару месяцев до новогодних каникул. Интернет позволил мне дистанционно найти славный трехкомнатный коттедж и отклики не обманули, домик действиельно оказался таким, каким его описывали хозяева и его бывшие постояльцы: чистый, без насекомых и живностей, уютный и в хорошем районе. Уже позже водитель сказал мне, что всего через квартал находится резиденция президента Кении, а прям через дорогу самый крупный центральный дом медиа. Хозяевами нашего коттеджа оказалась добрая супружеская пара, они приняли нас как дальных родственников.

Я до конца не могла поверить, что поездка все-таки состоится. Даже когда я выкупила билеты на самолет и забронировала жилье, мне все казалось, что это нереально. Было сложно понять, сколько потребуется денег, чтобы наша маленькая разновозрастная команда из троих насладилась поездкой в праздничный период. Я, если честно, боялась, что моих накоплений не хватит, чтобы покрыть все ожидания апашки и Жаника. Каждый из них по-своему представлял себе эту поездку. Мой друг Джон, уроженец Найроби, расписал Апашке, что она могла бы там увидеть и что она обязательно должна сделать. Жаник же предвкушал походы в современные моллы и жаждал сполна насладиться прелестями цивилизации в мегаполисе. По моим подсчетам, исходя из информации с туристических сайтов, мой скромный бюджет явно не тянул даже на половину из того, что хотели они. Чтобы хоть как-то убедиться, что все получат максимум удовольствия от поездки, я пыталась запланировать и расписать каждый день нашего пребывания, но чем ближе была дата, тем больше я понимала, что невозможно совместить желания всех. Прямо перед поездкой, во всем этом сложном уравнении, у меня по крайней мере были три известных и неизменных константы: билеты, жилье и водитель, которого любезно порекомендовал Джон. С остальными вопросами я решила разобраться уже на месте.

Итак, мы прибыли. Наш первый водитель от гостиницы, который встретил в аэропорту, оказался очень милым и спокойным малым. Его зовут Майкл, и в разговоре с ним случайно выяснилось, что он из племени Камба. Я посчитала это знаком свыше — из 42 племен, проживающих в Кении, первый кто нам встретился был именно Камба… Майкл студент четвертого курса. Он хочет стать бизнесменом в сфере IT-технологий. В свете последних событий с выборами, считает что нынешний президент заслужил свой второй срок и по праву занимает свой пост. В целом Майкл был не очень разговорчив и не очень интересовался политикой и историей своей страны. На мои сто и один вопрос он отвечал однозначно и без интереса.

Но по сравнению с проблемами, ожидавшими меня на следующий день, молчаливый водитель был последней из моих забот. Ни одна моя банковская карточка не выдавала мне наличку, все кенийские банкоматы отказывали мне в транзакции, а на первые пару дней у меня было всего пару сотен долларов. У меня внутри все холодело от мысли, как достать наличку и как связаться с банками в праздничный период.

Хозяин нашего котеджа, Анден, успокаивал и поддерживал меня как мог. Даже был готов занять мне денег, лишь бы я не переживала и спокойно отправилась выгуливать семью. Он помог составить приблизительный план развлечений и сориентировать наиболее эффективно выстроенный маршрут по именитым местам. Чтобы не напугать Апашку и Жаника, я старалась не показывать виду, что что-то неладно, держалась веселой и бодрой. Первые два дня мы сходили по рекомендации Андена к слонам, затем в центр жирафов. Как оказалось, сафари есть и по более доступной цене вблизи города. Одним словом, все складывалось наилучшим образом! Каждый поход оборачивался чудом. В центре для слонят оставшихся без родителей Жаник наткнулся на русскоговорящих туристов. Он им был так рад, что заставил меня с ними познакомиться. Это оказались москвичи, приехавшие, как и мы, провести новогодние каникулы на экваторе. В ценре для жирафов наша Апашка, как ценитель традиционных методов лечения, пришла в восторг от дерева, которое лечит от 40 болезней. Если верить табличке, то его чудотворным влияниям подвластно все: начиная от банальной простуды и гриппа и заканчивая сифилисом и гонореей. Это дерево так и называется «сорок» на языке суахили. В зоопарке-приюте для диких животных, каким то образом мы смогли расположить к себе одного из сотрудников. Как выяснилось позже, он оказался земляком нашего водителя. Это обернулось для нас тем, что Апашка и Жаник удостоились неслыханной чести кормить больших котов: леопарда, льва и львицу. Апашка радовалась этому как ребенок.

Жаник же радовался больше всего качественному и безлимитному интернету и многообещающему пребыванию в настоящем мегаполисе. Меня же интернет не просто радовал, он был моей единственной надеждой на спасение. Долго ли, коротко ли, мне удалось связаться с менеджерами банка в Малави и добиться разблокировки карточки к третьему дню. Казахстанская же карта просто чудом была разрешена только на четвертый день. Сейчас уже не важно как и почему. Сейчас, в безопасности дома в Малави, это все уже воспринимается забавным новогодним приключением, тогда же все эти перипетии сопровождались огромным внутренним напряжением. Ведь параллельно с банковскими разборками мне нужно было каждый день, как на работу, в 9 утра вывозить свою команду на очередную путешествие в новое туристическое место, решать текущие задачи, обед, затем снова поездки по достопримечательностям. Домой приезжали к шести и у меня сил было только завалиться в кровать и отдыхать.

Со второго дня нас сопровождал уже другой водитель, по имени Космос. Космос, в отличии от Майкла, был гораздо более вовлечен в политическую жизнь государства и охотно делился мнением о том, что происходит в его стране, о выборах, о гражданской активности, об экономике и социальной несправедливости. Как выяснилось не зря, так как он учился в юридическом на криминалиста. У него было полностью противоположное мнение по поводу текущего президента и выборов. Он считает, что выборы были скомпрометированы, а Верховный суд бессилен перед президентом и его давлением. За три дня совместных поездок и сопровождения, он успел поделиться историей о том, что машину, на которой он нас возил, он недавно купил сам и копил на нее аж с 14 лет. Жаника больше всего потрясла его история о том, как он, будучи школьником, делал деньги на перепродаже жевачек. К своим 20 годам он успел уже отрыть свое заведение по продаже алкоголя и прогореть на нем. Затем занимался куриным бизнесом (разводил и продавал кур), потом успел поработать в телефонной компании, а также в кинотеатре, проверяя билеты у зрителей. Паралельно он все это время учился и смог закончить один из лучших и главных вузов страны, по кампусу которого он нас с гордостью водил. Космос меня приятно удивил своей начитанностью, предприимчивостью и живостью ума. Он мечтает купить собственую землю, открыть свой бизнес и быть частным детективом. В его рассуждениях все было логично и упорядочено, но все же немного странно. Он стремится к независимости, но в то же время он уже сейчас планирует быть опорой для своих бесчисленных менее удачливых или более молодых кузенов и кузин. У его дедушки было 9 жен и все они жили в одной деревне. Получается у его мамы братьев и сестер по отцу такое огромное количество, что он не смог назвать точную цифру. А уж количество его кузенов и кузин – это еще больше. Но все они – его семья. У него самого только 9 братьев и сестер. В моей голове даже не укладывается, насколько большой может быть его семья…. на мой вопрос – не тяготит ли его такое общество, он ответил с улыбкой – большая семья это же здорово! Представь, говорит он мне, если со мной что то случится или я вдруг заболею плохой болезнью, все дяди-тети, братья-сестры, кузины и кузены, если даже скинутся по чуть-чуть, есть больше шансов мне получить помощь. Так легче выживать. Большая семья — это как гарант того, что тебе будет оказана поддержка.

Мне повезло с Космосом. С ним было легче планировать и он понимал с полуслова все, что мне было нужно. Уже в первый день я ему доверяла как себе и мы вместе составляли план действий. Мои три пункта: флейта, город, Камба постепенно стали и его задачами.

По поводу флейты – отдельная песня. В праздничный период музыкальный магазин не работал. Пришлось найти хозяйку магазина и через нее выйти на нужного специалиста по имени Джони. Он, как оказалось, сам еще и преподаватель по флейте. Встречу с нами Джони назначил в сомнительном районе, от чего Космос с ним держался строго, недоверительно. Как выяснилось, Джони просто там жил. Флейту он отремонтировал и даже предложил свою помощь подбирать ноты для игры. Меня тронули его внимание и желание быть полезным.

Вторую задачу – насладиться цивилизацией и мегаполисом — Космос воспринял буквально. Он старался каждый раз возить нас по разным улицам. Показать контраст города и его атмосферу. Оказалось, город фрагментирован строго на участки и районы, где очень богатый район может граничить с очень бедными трущобами. Без переходов. Это было визуально очевидно и шокирующе. Но и это не все. Каждый район, помимо уровня дохода, еще определяется племенем, которое в нем проживает. Президент Кении принадлежит племени Кикуйя. Опозиционер из племени Лиу. Визуально районы Кикуйя были более обустроены и чистыми, чем районы, где проживали другие племена. Трайбализм в политической системе напрямую связан с экономикой страны и наоборот. Сам Космос из оппозиционно настроеного племени Лиу. Но в стране есть еще 40 других племен. Все они не столь активны в большой политике, так как Кикуйю и Лиу борятся за политическую власть еще с самого начала своей независимости. В национальном музее Кении выясняется, что первый президент Кении, Джомо Кениата, является отцом сегодняшнего президента, Уруху Кениата. А первый и главный оппозиционер сегодня, Раилу Одингу, который является сыном человека, который был вице-президентом у Джомо Кениата, по имени Джарамоги Одингу. В последующем он перешел в оппозицию. Вот такая вот семейная преемственность.

Меня же интересовали Камба. Какие они, чем они живут, как их характиризуют в общем, все эти вопросы я задавала каждому кенийцу, когда это было уместно, не сообщая заранее причину моего любопытства. Если суммировать все, что я услышала об этом племени, то все сводилось к тому, что это племя добрых и честных людей. Практически все единодушно говорили о том, что эти люди прямолинейны и простодушны. Их отличает от остальных то, что они лояльны и постоянны в своем выборе. Кто-то говорил об интеллекте, а кто-то и о том, что они искусные ремесленники. В прошлом они жили в южных лесах и счиаются лесным племенем. Женщины из племени Камба считаются коварными колдуньями и искусными в любви. Один белый мзунгу даже поделился, что его предупредили не связываться с женщинами из этого племени, ибо они владеют чарами и могут околдовать. К сожалению, у меня было мало времени для более глубокого изучения этого вопроса, но по крайней мере то, что услышали Жаник и я об этом племени, оставило хорошее впечатление. Не уверена, что это изменит что-то в жизни нашей семьи. Однако, знать историю всегда интересно.

В итоге, каждый из нас получил, что хотел и ожидал. Апашка насладилась сафари, увидела вожделенное племя Массаи и даже поторговалась на их рынке. Ей удавалось сбрасывать цены с 4000 до 700 кенийских шиллингов за товар, иногда просто потому, что она путала между собой значение слов «тысяча» и «сотня». Продавцы же думали, что это ее окончательная цена, сдавались и шли на уступки. Иногда они просто вставали в ступор от ее потока англо-русской речи, а Жаник и я от смеха даже не могли говорить. Она могла сказать: «You buy this шарф. How much?» («Ты купи этот шарф. Сколько стоит?»), вместо «I buy this шарф» (Я покупаю этот шарф) и ждать, когда же продавец назовет свою цену. Продавец же отвечал «I have it already. Its mine. You buy it for 4000», а апашка настаивала на своем “no! You buy it!»… и так пока он не сдастся и не отдаст вещь за ту цену, которую она назвала. Даже Космос был поражен ее успехом. Жаник тоже получил желаемое: новую сотку, загруженные игры, востановленные аккаунты, вкусный фастфуд, суши, пиццу, долгожданные морепродукты, ощущение цивилизации и жизни в городе.

На этой неделе мы уже возвращаемся домой, в Лилонгве. Не смотря на такой сумбур и загруженность, напряжение и обилие информации, я чувствую, что поездка удалась.


 

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook