Письма из Шымкента. Завтра праздник, завтра той!

Письма из Шымкента. Завтра праздник, завтра той! 1

В моем городе четыре въездные дороги и на каждой всяк входящего встречают большие, необычные, пустые днем и сверкающие ночью здания. Залы торжеств, в простонародье – тойхана. Я по работе была почти во всех городах Казахстана, но ни в одном другом такого не встречала. Чтобы через каждые сто метров – зал на 500 человек и больше. Причем, в каждом ауле обязательны свои суверенные мечеть и тойхана.

У южан особая тяга к торжествам. Здесь справляют все: день рождения; юбилей; рождение сына; иногда рождение дочери; тусау кесер; шилдехана; поход ребенка в первый класс; ул той; кыз узату; кудалык; бет ашар; получение погон; повышение по службе (ну если служба того стоит). На самое скромное мероприятие, на котором я была, пригласили 250 человек. Казахстанской эстраде надо уже платить налог ЮКО за то, что живет и богатеет за счет южного региона. В прошлом году Музарт за один той спокойно зарабатывал 10000 долларов, а всеми непонятый Кайрат Нуртас берет от 7000 долларов и выше. Примадонн отечественной сцены Макпал Жунусову и Розу Рымбаеву я вживую встречаю почти каждый месяц. Но и «классикам» тоже кушать хочется, в Шымкент часто приезжает и академичная Айман Мусаходжаева. Хотя не то удивляет, что приезжает, а то что зовут… Из российских звезд в шымкентских тойхана чаще всего можно видеть Варум с Вайкуле.

Почему же любое из перечисленных событий нельзя отметить в узком семейном кругу или хотя бы не звать половину области? В чем секрет бизнес-модели – тойхана? Это комплекс причин, в числе первой мне называют стыд. Уят болады, говорили мне  тетушки на последнем тое, буквально пару дней назад. Это наш сын или дочь и надо как следует отметить проводы, свадьбу, школу, институт, работу. Как следует – это значит так, чтобы все надолго запомнили. Отсюда соперничество, с каждым годом тои становятся все более богатыми и расточительными, ведь, образно говоря, каждому тостующему надо переплюнуть предыдущего оратора.

Торжественное мероприятие – это демонстрация социального положения. Если родителям исполнилось 50, 60, 65, 70, 75 лет, а дети все еще не сподобились на грандиозный юбилей, то в глазах общества они автоматически становятся лузерами, «орыс болып кеткен», «бир той жасауга шамасы жок балелер». Буквально, неудачники, у которых вечно нет возможностей. Не удивительно, что дети лезут из кожи вон, чтобы доказать обратное.

Но на тоях можно и заработать. Как ни странно, многие устраивают той в надежде отбить на нем с лихвой деньги. Собрать с гостей мзду. «Я столько лет ходил на все тои, носил конвертики, теперь пришла пора собирать вложенное». Но тут все зависит от окружения: чем денежней родственники и друзья, тем пухлей будут конвертики. Если кто-то из родичей обеднел и принес меньше, чем отнес ему ты, это запомнится надолго и при каждой встрече человеку будут напоминать об этом недоразумении. Некоторые заводят записные книжки, куда с усердием записывают, кто сколько принес. В результате таких запутанных денежно-обменных отношений грандиозные тои нередко заканчиваются взаимными обидами и ссорами, вплоть до полного разрыва отношений.

Но как только попадаешь на шумный шымкентский той, все эти причины забываются. Люди надевают свои лучшие одежды, желательно блестящие, нанизывают на пальцы огромные золотые кольца, сооружают на голове немыслимые укладки, делают маникюр, который смотрится трогательно на их мозолистых, загорелых руках. Они сердечно приветствует друг друга издалека и садятся за один стол с друзьями и с врагами, и с теми, с кем не разговаривали годы – это может быть кредитор или должник – сегодня не важно. Сегодня – той. Разговоры, танцы, песни, Заттыбек и Кызыл Орик are must.


Источник фото