Наоми Уоттс актриса Австралия США Голливуд правила жизни

У всего на свете есть причина. Если захочешь, ты ее найдешь всегда.

В каком-то смысле мне повезло. Мне было тридцать, когда на меня свалился успех, а в этом возрасте ты уже понимаешь, кто ты такая на самом деле.

Пробы – это оскорбительное и унизительное мероприятие. В комнате, где сидят люди, которые практически не смотрят в твою сторону, тебе дают пять минут на демонстрацию того, к чему ты готовилась, возможно, полгода.

Не обязательно спать с режиссером, чтобы получить роль.

Я до сих пор не понимаю, почему Линч выбрал меня, а сам он никогда не скажет. Он очень скрытный человек – скрытный и суеверный. Я могу предположить все, что угодно: например, что в детстве его няню звали Наоми, и в моем имени он увидел что-то вроде знамения.

В жизни ты делаешь выбор и принимаешь решения, но еще в жизни есть такая штука, как судьба.

Мне очень тяжело раздеться перед камерой, но сделать это с женщиной, конечно, проще, чем с мужчиной. Женщине ты легко можешь шепнуть: «Поосторожней, тут у меня целлюлит».

Если тебя не пугает то, что тебе предстоит, возможно, и не следует начинать.

Больше всего на свете я боюсь говорить праведные вещи.

Боль – самая важная вещь на земле. Пройдя через боль, ты можешь сказать, что кое-что повидал в этой жизни.

Не надо стучать в дверь, которая вот-вот откроется.

В Австралии мне нравится все  там ярче солнце и чище звезды.

Есть популярное заблуждение, будто бы я очень мрачный и неуравновешенный человек. Неужели это потому, что я слишком часто играю женщин на грани нервного срыва?

Я не пытаюсь изгонять своих демонов, я предпочитаю договариваться с ними.

Иногда мне кажется, что счастье – это еще одна голливудская выдумка.

В последнее время я все больше тяготею к драме. Вы вряд ли увидите меня в романтической комедии.

С каждым годом ремейков становится все больше. У нас заканчиваются идеи, что, по сути своей, греховно, и за что всем нам предстоит гореть в аду.

Быть матерью – это именно то, о чем все говорят, а также что-то еще.

Я хочу, чтобы в жизни моих детей было как можно больше путешествий. Уже сейчас они успели побывать в целой куче стран, и я уверена, что головы у них полны прекрасными воспоминаниями. Даже если они пропустили шесть недель младшей школы – что с того? Что лучше: чтобы они передвигали кубики с буквами где-то далеко от меня или были бы рядом – на слоне в Таиланде?

Как только я собираюсь улететь куда-нибудь из Лос-Анджелеса, кто-нибудь обязательно появляется на горизонте и предлагает мне работу.

Сейчас я хотела бы сниматься в таком кино, которое понравится моим детям.

Когда-то давно я сыграла не то в четвертой, не то в пятой части «Детей кукурузы» и получила за это 5000 долларов. Но что с того?

В том, чтобы быть знаменитостью, все же есть некоторые плюсы. Теперь я точно знаю, что хочу носить, в каком доме хочу жить и за какие роли хочу браться. Становясь знаменитой, ты гораздо больше начинаешь про себя понимать.

Я считаю нормальным изображать перед камерой другого человека, но я считаю совершенно неестественным выхаживать по красному ковру, раздавать комментарии и рассказывать о своей личной жизни.

Задача актера – полностью раствориться в роли.

После того как я исполнила роль принцессы Дианы, все вокруг вновь заговорили о том, что я не выгляжу как британка.

Больше всего на свете я боюсь правосудия. 


Записал Крис Джонс

Фотограф Алекс Еейли/trunkarchive.com

Читайте правила жизни других знаменитостей в нашей рубрике «Правила жизни»