Гульнара Бажкенова задумалась о привилегиях, которые должны были получить жители проспекта Назарбаева после переименования улицы.

проспект Назарбаева Фурманова Алматы Казахстан

В этом году День первого президента я встретила в новой квартире на улице его имени. Хлопоты переезда продолжаются, поэтому я часто звоню в разные службы сервиса, и теперь это звучит примерно так: «Алло, «Технодом»? На Назарбаева второй день ждут доставку!» И на другом конце провода как-то проникаются, в голосе отвечающего чувствуется осознание серьезности положения – нельзя подводить людей на Назарбаева. Так, наверное, в 1933 году чувствовала себя улица Сталина, из заштатной Старокладбищенской, а потом Привокзальной поднявшаяся до значения главной улицы республики.

Обычно ономастика сопровождается неудобствами, к новым названиям долго привыкаешь, иные вообще не приживаются, как, например, Карасай батыра, которая спустя двадцать лет после переименования даже в устах приезжих молодых таксистов уступает уютной Виноградова. Или улицы имени великих биев, до сих пор рождающие путаницу в умах горожан вопросом: «Казбек би – это бывшая Советская, а Айтеке би – Октябрьская или наоборот?» А вот Толе би и Абылай хана практически мгновенно победили улицу Комсомольскую и проспект Коммунистический, я давно не слышу их старые названия.

Членам ономастических комиссий, вероятно, следует учитывать особую органику новых названий и народной речи, чтобы прямо легло на язык и прижилось.

Однако на Назарбаева я, при всей нелюбви к проявлениям культа личности, перешла легко и естественно. Назарбаева звучит не только строго при необходимости, но как-то фешенебельно в отличие от комиссарской Фурманова. Интересно, как бы я чувствовала себя на Путина? На Атамбаева или на Лукашенко? Всегда ли фамилия живого президента привносит в местность благородную респектабельность? Пока не переедешь, ведь не поймешь.

Впрочем, на стоимость квартир переименование никак не повлияло, говорят риелторы, рынок недвижимости равнодушен к громким именам, но со временем цена может подняться просто из-за того, что тут постоянно метут и скребут, а еще дежурят полицейские на машине.

Так что есть в культе личности свои преимущества, думала я после переезда, глядя по вечерам в окно на тихий ухоженный двор, освещенный фонарями.

Разве можно допустить непорядок на Назарбаева?

…Я пытаюсь представить себе чиновника Минюста, классического маленького человека в шинели, работающего с документами по моей недвижимости. Ему надо зарегистрировать квартиру на нового владельца и поставить документы в электронную базу данных. Дело очень ответственное, квартира – не велосипед, ошибка создает лазейки для мошенничества и, как минимум, волокиту на долгие месяцы, когда придется в судах доказывать право собственности. Но у человека таких документов в день несколько сотен, и ошибки случаются. Владельцу делают и выдают документы о регистрации права собственности, а в электронной базе их нет, там висят старые. Технический сбой или человеческий фактор.

Сидит, предположим, сотрудник в юридическом департаменте, устал, конец рабочего дня, он посылает все, включая мои документы, к черту и уходит.

А может быть, в электронной системе что-то меняли в связи с очередными изменениями в законодательстве, где у нас каждый день большая активность. Примерно такие объяснения я услышала в ЦОНе Бостандыкского района, после того как добросовестная сотрудница Асель обнаружила, что, несмотря на выданный мне документ о прохождении регистрации новых документов, в электронной базе их нет. И это она еще проявила дотошность, по функционалу могла просто принять мою справку, на всякий случай решив заглянуть в компьютер.

Хорошо, что все хорошо закончилось. Благодаря Асель я написала заявление с просьбой скорректировать (именно так, не исправить ошибку, а скорректировать) ситуацию и внести-таки в электронную базу данных мои документы на квартиру, на которую, между прочим, я работала не покладая рук последние три года. Перед уходом я еще на всякий случай пригрозила директору ЦОНа всеми небесными карами, на что в очередной раз услышала, что это не их ошибка, они только принимают и выдают, а делает Минюст.

Но меня, кроме сугубо личного, занимает еще и общий вопрос: ведь зарегистрировать надо было квартиру не где-нибудь, а на Назарбаева. Взгляд чиновника просто обязан был зацепиться за «Назарбаева»! «На Назарбаева!» должно звучать значимо в любых обстоятельствах. Культ требует последовательности и эстетической завершенности. А иначе зачем вот это все? Называете улицу именем первого президента, так соответствуйте! Пусть имя это внушает вам почтение и трепет. Как в году 1933-м, должно быть, действовал на любого служивого человека адрес «по улице Сталина». И даже не думайте о том, чтобы сходить здесь за углом по маленькой нашей привычке.

 


Источник фото Informburo