Роберт Дауни-младший

актер, продюсер, музыкант, 53 года, Малибу
Роберт Дауни-младший

Тюрьма – это метафора жизни.

Ты можешь создать свою уверенность, выстроить ее по кирпичикам, как стену, главное, чтобы у тебя было время подготовиться. Мои биоритмы не отличаются от биоритмов остальных людей: иногда надо поддать газу, а в другой раз дать себе время отдохнуть.

Уверен, первые 30 или 40 лет жизни правило «а что если…» частенько срабатывает.

У меня много воспоминаний, связанных с детством. Одно могу сказать, было здорово! Но все хорошо, когда оно заканчивается.

Вчера, во время просмотра «Ночи в стиле Буги», я вдруг вспомнил, как первый раз приехал в Лос-Анджелес навестить отца. Наверное, в каждом периоде времени есть что-то непередаваемо восхитительное, но я уверен, это во мне говорит эта дрянная ДНК, романтизирующая каждое препятствие, о которое я набил себе кучу шишек!

Очень рискованно браться за роль, где нужно показать себя уязвимым.

Я – плохой рассказчик!

(о своей наркозависимости) Во-первых, конечно, я был очень молод. Но важнее всего то, что нет единой формулы для всего. Ты, наверное, знаешь эту поговорку: «Если ты постоянно крутишься у парикмахерской, рано или поздно тебя подстригут». Сегодня же ты можешь сказать: ну теперь у нас есть хотя бы один пример того, как это стало идеальным рецептом для грандиозного успеха и личного удовлетворения. Если бы всего этого не произошло в моей жизни, не знаю, смог бы я быть таким счастливым сейчас. Просто не пытайтесь повторить это.

Иногда некоторые вещи так важны, что ты прячешь их, чтобы никто не смог найти.

Нет единой формулы ни для чего. Это как слушать одновременно несколько басен, которые перекрывают друг друга. Но если включишь только одну, может быть, она послужит для тебя хорошим уроком.

Чтобы победить, нужно играть. Иначе странно мечтать о победе, это ни к чему не приведет.

В наш информационный век все быстро появляется и так же быстро исчезает, но след все равно остается. Это я к тому, что необходимо постоянно быть на виду и работать.

Я рад, что период танцев на краю пропасти уже позади. Поверьте мне, Сьюзен (жена актера – Esquire) такого насмотрелась! Когда я решил начать жить заново, во мне было столько запала, как ни в ком другом. Но потом… Представь себе, что матч закончился, толпа покидает стадион, дворники убирают мусор, а потом и они уходят. Завтра будет другой матч, но ты в нем уже не участвуешь. Вот где был поворотный момент. Хотя и он был лишь одним из многих. К слову, у меня нет комплекса самозванца по этому поводу. И я не считаю себя более значимым, чем кто-либо еще. Это как, почему бы и не я?

Роберт Дауни-младший

Худшие моменты твоей жизни неминуемо окажутся определяющими. Врезавшееся в память детское унижение значит для меня не меньше, чем момент, когда я встретил свою будущую жену и подумал: «ого, а она очень ничего для босса!»

Конечно, я хотел бы еще пару лет побыть на вершине, перед тем как уйти в небытие. Существует одно мудрое высказывание: «На той единственной вещи, которую мне пришлось отпустить, есть царапины от моих ногтей». Я представляю себя чемпионом мира по боксу, держащим кубок в руках, который кричит свои соперникам: «Сначала попробуйте отнять это у меня!»

Те парни, которые не хвастают своими достижениями, всегда делают работу за других.

После «Железного человека» у меня было шесть недель отпуска перед съемками «Солдат неудачи». Помню, сижу у себя в квартире на Гавайях, жду, когда меня полностью покрасят в черный цвет, и думаю: «Неужели я все провалю? Ну уж нет! Я не растеряю свою уверенность! Это дань уважения Путни Суопу, это дань уважения моему отцу».

Где-то во время съемок второго «Железного человека», окруженный людьми младше тридцати, я внезапно осознал, что для них я — представитель старой гвардии, а увлекательная история моей жизни — чертова историческая драма.

Вообще я не пользуюсь никакими средствами, чтобы глаза блестели. Этот блеск даже стал визитной карточкой Тони Старка. А еще мне нравится делать непонимающий вид на комментарии типа «Я не знаю, о чем это вы говорите».

Чем больше я отдаляюсь от прошлого, тем больше мне нравится то, как я живу сейчас. Потому что то, что я делал раньше – образец того, как не надо проводить свои дни на Земле. Было ли это здорово объедаться грибами и кататься по двору у друга в Топанге? Да, конечно было. Но я здесь не для этого. Я ни о чем не сожалею, и я не закрываю эту дверь навсегда. Но понимаю, что сейчас у меня настоящая жизнь, дети, любимое дело.

Каждую ночь я кладу голову на подушку и мне не надо ни у кого просить прощения. Это чувство того, что ты все делаешь правильно. Вот так я хочу жить.

Тюрьма – это метафора жизни.

Многие из нас живут метафорами. На самом деле, это было логической цепочкой событий, я вполне осознавал, куда это все ведет. Видел это и старался избежать худшего, не меняя своих главных принципов. Это все равно что говорить: «Я люблю свою жену, но это не мешает мне спать с горничной».

Роберт Дауни-младший

Я вот сижу здесь, и мне даже не хочется покурить травы. Одними из самых ужасных периодов в моей жизни были те, когда я сидел в тюрьме. Каждый раз, думая о косяке, я вспоминаю и об этом.

Я не шучу. На самом деле. Я очутился в этой ситуации, зная, что я не должен был там находиться. Я задницей ощущал, что не должен быть здесь.

Многие думают, что их прошлое останется с ними навсегда, как шрам или увечье. Я же хочу прийти в суд и поблагодарить судью Миру, которая меня посадила, и сказать: «Чем я могу быть полезен Муниципальному суду Малибу?» Но знаешь что? Муниципального суда Малибу больше нет. Он больше не существует. Вот в этом вся жизнь!

Если вы не без греха — а если вы без греха, поскорее бросайте эту чертову индустрию, — то простите Мела Гибсона и позвольте ему нормально работать

Меня раздражают люди, считающие, что делать супергероев из людей с суперспособностями — это глупая и безвкусная выдумка. Глупая и безвкусная выдумка — это сделать супергероя из мелочного и жалкого мультимиллионера-бабника, который отправляется спасать мир от скуки в перерывах между гомосексуальными оргиями.

Ты разыгрываешь этот грандиозный сценарий в своей голове, типа «у меня есть план», собираясь замкнуть цепочку событий. А Вселенная тебе отвечает: «Какую цепочку? Та, что была когда-то, уже ничего не значит».

Каждый раз, когда я сообщаю свои планы Господу, я слышу, как он смеется глухим утробным смехом.

Я просто рад, что у меня есть возможность помочь другим людям приобрести определенный опыт, это убивает во мне все личные амбиции.

К чему все это сводится? Я получил свое. Может быть, вы услышали обо мне. Ньюман сделал свой шаг. К чему я это говорю – у меня тоже он есть. Этот шаг. Вот о чем я думаю.


Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook