С точки зрения Джулианы. Как дедушка украл бабушку

Казахская итальянка Джулиана Карузо-Рашева вернулась из Италии и решила рассказать старую семейную историю, которая заставила ее задуматься, а свободны ли мы на самом деле?

Итак мы возвращаемся в Алматы. Мы с мужем провели лето на моей родине, в Италии, наслаждаясь кондиционированной прохладой в закрытом от солнца на все сорок пять градусов доме. Это был шанс воссоединиться с семьей, с моей многочисленной родней, бабушкой и дедушкой, которые обожают Ержана. Моему дедушке 87 лет – это уникальный человек, работавший не покладая рук всю жизнь, причем работа была на большом корабле. Мой дед был «пропавшим без вести» матросом. Они родили с бабушкой пятерых детей, и его никогда не было рядом в волнующий момент рождения, он всегда пропадал где-то в море.

Замечательный персонаж, только иногда слишком громкий, а еще когда выпьет немного – становится прямым настолько, что мало желающих быть рядом, ведь придется услышать о себе нелицеприятную правду по важным принципиальным вопросам. Ну а кто в наши дни, любит слушать правду, к тому же о себе.

Но дело не в этом. Почему я упомянула, что дед любит моего мужа? Потому что дед не очень-то любвеобильный человек! Завоевать его симпатию непросто, для этого потребуется время или дьявольское обаяние. Иной раз он может сразу безапелляционно выдать свое мнение на тот счет, годный человек или нет – я считаю, это следствие жизненного опыта.

И вот мы сидим в нашем большом кондиционированном доме, и едим, и пьем, и разговариваем, и мой муж с дедушкой пьют и пьют, и в какой-то момент начинают говорить на одном языке. Они прекрасно понимают друг друга. Старый матрос рассказывал многочисленные истории о своих похождениях по морям-океанам, о том, как был в Китае во времена Мао, Северной Корее еще при Ким Чен Ире, в Аргентине времен черных полковников. С обсуждений страновой экзотики мужчины плавно переключаются на политику, а с политики на разговоры о семье, и вот уже дедушка в сто первый раз пересказывает о самой серьезной авантюре своей жизни – как однажды светлым днем украл мою бабушку. Я ненавижу эту тему.

Мой казахский муж был в шоке. Парадокс, не правда ли? «Он действительно украл ее? — снова и снова переспрашивал Ержан, – Но как это возможно?»

И мне снова пришлось выслушать старую семейную историю. Моей бабушке было 13 лет, она весело напевая песенку шла с подружками в школу на свой последний урок перед летними каникулами. Но впереди ее ожидала засада. Дедушка – тогда еще молодой и красивый – уговорил двух друзей подсобить, они схватили бабушку – тогда еще совсем юную и прелестную – прямо на улице, затолкали в машину и отвезли в чужой дом. Рассказывая подробности своего похищения, бабушка неизменно подчеркивала, как не хотела этого – она не хотела замуж, а мечтала закончить школу и стать знаменитым стилистом одежды. Но ничего из этой мечты не сбылось. Ее украли и два дня держали в запертой комнате. У девочки был твердый характер, но этого оказалось недостаточно, чтобы победить. Она отказывалась разговаривать, не давала прикоснуться к себе и даже не позволяла приблизиться, но через два дня все было решено.

Когда она вернулась к родителям, отец моей бабушки заявил, что отменит этот союз и не позволит своей дочери жить с похитителем. В будущем он так и не простил моего деда и всю жизнь не любил за то, что тот сделал. Но окончательное решение тогда приняла мать моей бабушки – это очень распространенно в Италии – решения принимает женщина. Прабабушка рассудила, что поскольку дочь украли, даже если ничего не сделали и она все еще не тронута, люди все-равно не поверят. Позор ляжет на семью, чья похищенная дочь вернулась и живет в родительском доме. Мама моей бабушки слишком беспокоилась о мнении других людей и совсем не беспокоилась о счастье дочери. Ну или беспокоилась, но о мнении все же больше…

Прошли годы, бабушка с дедушкой родили пятерых детей, дети родили своих детей, и вот на подходе уже новое поколение. Они создали хорошую крепкую семью – ценой счастья одной женщины. Эта женщина – моя бабушка. Я никогда не забываю об этом и отдаю дань почтения той, кому обязана своим рождением. Ее планы, мечты, влюбленности – все юность и молодость уплочены за жизнь мою и моих многочисленных братьев и сестер.

Мы уже другие, мы меньше волнуемся о том, что говорят люди и не обращаем внимания, кто и что думает о нас. Мы свободны, и можем брать на себя ответственность за свои действия.

И все же… выводя сейчас эти строки, я думаю, а это действительно так? Может быть, мы все играем в игру? Мы пишем, говорим, комментируем, утверждая, что свободны от наших ментальных ограничений, что совсем не боимся того, что подумают о нас люди. Это правда? Вы действительно чувствуете, что свободны от этой тюрьмы?


Джулиана Карузо-Рашева