Динмухамед Майлибай, школьник

Каково это - учиться в школе при NASA 1

Я ученик обычной алматинской школы. В свободное время я могу занять себя самыми разными вещами — от спорта до программирования и компьютерной обработки видео. Но в последние несколько лет особое место в моей жизни заняла астрономия. С одной стороны, увлекаться астрономией очень романтично, я до сих пор помню свой эмоциональный подъём после самого первого вечера, проведённого с большим телескопом и зимним небосводом, усеянным тысячами звёзд и, как оказалось, десятками звёздных скоплений.

С другой стороны, астрономия — великая наука, призванная объединить в себе физику, химию, биологию, статистику, компьютерное моделирование и даже историю для того, чтобы ответить на важнейшие философские вопросы.»Откуда зародилась жизнь?», «Как появился мир вокруг нас?» «Одни ли мы во Вселенной?» «Было ли у этого всего начало, и было ли что-то до начала?»

В то же время, практическое применение астрономии имеет огромное значение для нашей жизни. Именно благодаря этой науке на околоземных орбитах летают тысячи спутников, обеспечивающих Интернет соединение и геопозиционирование. Разве  всё это не сказочно? За это я и полюбил астрономию так сильно.

В прошлом году я узнал от своего друга о программе обучения в летней школе United Space School, проводимой под эгидой NASA. Конечно, я был очень вдохновлен, ведь NASA — крупнейшее космическое агентство, которое вносит неоценимый вклад в развитие астрономии и космонавтики. И в начале этого года я подал заявку на участие в данной программе. Я небольшое мотивационное письмо, приложил резюме  и, конечно же, копии дипломов и грамот за победы и участие в республиканских и международных астрономических олимпиадах, проходивших в Казани, Иркутске, Пущино и в Магеланге (Индонезия). Ответом стало приглашение на интервью. Первое в моей жизни важное собеседование через Skype, ещё и на английском языке с действующим астронавтом  и представителями NASA. Волнение было на пределе, но  когда этот день настал, интервью прошло даже слишком быстро и незаметно. Две недели томительного ожидания и, наконец, письмо с поздравлением —  я принят в летнюю школу при NASA! Настроение отличное, следующие месяцы я счастлив, хоть и очень занят. Я решал задачи, которые мне присылали в качестве предварительной подготовки к летней школе, параллельно с остальными школьными предметами. Но радость омрачал один большой вопрос: как я приму участие в программе, если моя семья не в силах реализовать эту мою большую мечту. Я обратился в множество различных организаций с просьбой о поддержке. Иногда я получал отрицательный ответ, но чаще ответа не было вовсе. И я решил обратиться в КазГео, так как был наслышан об этой некоммерческой организации, которая организовывает  разные экспедиции в Казахстане и за рубежом. Мне понравилось, что миссия  Казахского Географического Общества связана с развитием науки и общества —  содействие  развитию путешествий, как способа познания мира,  продвижение географической и смежных наук, пропаганда научных проектов. Это сильно резонировало с моими ценностями и то, чем я хотел бы заниматься в будущем. К тому же  несколько лет назад я проходил программу обучения начальным основам альпинизма в детском лагере, организованном КазГео и альпинистом Максутом Жумаевым, которым я восхищаюсь. Я написал письмо в общество и уже на следующий день получил ответ с приглашением в офис. Там все организационные моменты быстро урегулировали, и обучение при NASA стало для меня реальностью.

И вот настал июль. 19 часов перелета и я в Хьюстоне, штат Техас. Все вокруг совершенно другое — люди говорят на английском, причем с характерным акцентом, а стереотипы о том, что в Техасе все большое, просто огромное – очень даже справедливы. Уже с первого дня было непривычно говорить со всеми на английском.

В этом году в United Space School приняли участие 48 человек из 23-х стран, до 3-х человек с каждой страны. Казахстан представлял я один. Обучение в летней школе всегда связано с какой-то актуальной проблемой на данный момент. Последние несколько лет оно посвящено полету человека на Марс. NASA планирует осуществить эту миссию в 2020-е годы. Ученики работают над тем же самым проектом, но, конечно же, в гораздо более упрощенной форме, не учитывая многих факторов.

В первый день обучения нас разделили на пять команд, каждая из которых отвечала за одну определенную часть миссии. Из всех тем мне оказалась ближе самая астрофизическая — перелет от Земли до Марса, и я выбрал красную команду, работающую именно над этим вопросом. Для начала мы должны были определить ключевые моменты для выполнения нашей миссии. Главный учитель программы предложил провести голосование над каждым вопросом. Проводилось оно в довольно необычной форме — учитель задавал вопросы и давал два или три варианта ответа, за каждым вариантом ответа закреплялся угол аудитории, к которому направлялись ребята, посчитавшие этот вариант наиболее правильным или подходящим. После чего с каждой стороны выходил один представитель и пытался убедить остальных ребят в своей правоте. Вопросы были связаны с наиболее важными аспектами миссии. Например, какое мы должны использовать топливо: ядерное или привычное горючее?  Какова должна быть продолжительность миссии? На какой широте мы должны высаживаться: ближе к тёплому экватору, ближе к полюсам с жидкой и твёрдой водой или посередине? Здесь и начали появляться первые разногласия между командами: синяя команда, ответственная за исследование Марса, предлагала высадку на полюсе для изучения возможного наличия форм жизни в воде, в то время как зелёная команда, ответственная за поселение на Марсе, уверяла, что температура у полюсов слишком низкая и может создать опасность для жизни астронавтов.

Каково это - учиться в школе при NASA 2

Для меня это было очень непривычной формой голосования, особенно, учитывая, что у ребят не было времени на исследование этих вопросов — мы основывались лишь на своих знаниях и предположениях. Но меня порадовало, что к концу дня не осталось людей, не довольных окончательным выбором всей команды. В целом, мне было интересно слушать аргументы ребят, твердо стоящих на чуждой мне позиции, и пытаться переубедить их. Впрочем, иногда получалось наоборот.

Со следующего дня началось  активное обучение. Первая неделя состояла в основном из лекций и встреч с разными инженерами и людьми, которые профессионально занимаются астрономией. Ярким, эмоциональным событием стал сеанс прямой радиосвязи с американским астронавтом Джеффри Уильямсом (Jeffrey Williams), находившимся на тот момент на Международной Космической Станции. Это было потрясающе! Я думаю, что шанс выйти на двухстороннюю радиосвязь с МКС выпадает раз в жизни. Жаль, что у нас было всего лишь 8-минутное окно из-за параметров орбиты МКС — поговори мы чуть больше, в какой-то момент связь бы просто пропала. На той же неделе у нас были встречи еще с двумя астронавтами NASA — Леройем Чиао (Leroy Chiao), летавшим на МКС четырежды и Николь Стотт (Nicole Stott), летавшей на МКС дважды. Они рассказывали о полётах, рассказывали, как чувствовали себя в течении миссии, в полёте, в открытом космосе. Другие люди, читавшие нам лекции, рассказывали об устройстве МКС, о работе различных систем, о влиянии микрогравитации и солнечной радиации на космонавтов. Это все так интересно и полезно! Мы должны были собирать эту информацию, чтобы так или иначе задействовать её в дальнейшей работе над проектом.

Организаторы также позаботились о наших развлечениях. За время программы, помимо очень активной учебы, проходившей в университете, мы успели посетить Джонсонский космический центр NASA, Национальный Космический Биомедицинский Исследовательский Институт, Хьюстонский музей естественных наук, в котором прошли квест и попробовали себя в роли космонавтов и наземного контроля миссии; отведать мексиканской кухни по-техасски (TexMex) в специальном тематическом ресторане, посмотреть и обсудить фильм «Марсианин», сыграть в футбол против сборной команды NASA, поболеть за Хьюстонские футбольную и бейсбольную команды на реальных матчах (мы даже выносили американский флаг на поле перед началом игры), посетить парк аттракционов и парк развлечений и даже сыграть в пейнтбол. Конечно, какая же поездка без развлечений?

Жили мы в семьях, по два или три человека на семью. Я жил в семье Бэтси Фьюкуей и ее сына Холдера, и собаки Коко. Да, у американцев собака считается полноценным членом семьи. Жил я с парнем из Австралии, который выбрал красную команду, как и я.

Общение с ребятами тоже было важной частью учебы. Ведь не каждый день можно тесно пообщаться с представителями 23-х стран из пяти частей света. Одной из частых тем для обсуждения были акценты. Действительно, у ребят из разных стран и регионов были разные, очень узнаваемые акценты. Сначала мне труднее всего было понимать девушку из Индии и парня из Северной Ирландии. Через некоторое время я научился понимать индийский акцент в английском, но слова северо-ирландца различить мне, видимо, не суждено. Культурный обмен тоже занимал большую часть общения. Мы пытались учить другие языки, узнавать разные вещи о быте и традициях наших стран. В воскресенье на первой неделе даже устроили культурный вечер. Каждая страна ставила по одному номеру — это могла быть песня, танец, народная легенда или любой другой номер, который бы отражал историю и культуру страны. Также надо было приготовить традиционное блюдо своего народа. Я спел уже ставшую народной песню «Армандастар» и приготовил казахское блюдо жент. Думаю, всем понравилось.

На второй неделе каждой команде выделили свою аудиторию для того, чтобы можно было сфокусироваться на своей работе, не мешая друг другу. Хоть мы и работали над разными частями проекта, взаимосвязь была необходима. Но бегать между аудиториями нельзя — у каждой команды есть своя электронная почта, и все вопросы должны решаться посредством переписки. Это необычно, но полезно, поскольку такой тип связи применяется в большинстве организаций, и это помогло нам приспособиться и быть готовыми к дальнейшей работе. Внутри своей команды мы тоже распределили обязанности. Я работал над основными и запасными системами космического корабля вместе со студентом  из Аргентины, потому что я интересуюсь электроникой и компьютерами. Также я помогал девушке из Индии в расчете параметров орбиты перелёта и датах миссии, поскольку посчитал эти расчеты самыми важными и интересными Другие ребята оценивали размер космического корабля, рассчитывали количество необходимого топлива и рассматривали обеспечение безопасности и здоровья астронавтов в пути. Закончилась вторая неделя презентацией.

Каково это - учиться в школе при NASA 3

Примечательно, что проект мы писали самостоятельно, нам никто не помогал. Каждая команда выступала отдельно от остальных, но потом мы вместе, как целостный организм показали наш общий проект полета на Марс. Директор школы подчеркнул все недостатки проекта, но затем добавил, что United Space School не отправляет человека на Марс, это задача NASA, а просто помогает развитию детей, увлекающихся астрономией, объединяет нас, устремленных к одной цели, но мы все равно были счастливы и удовлетворены, ведь мы закончили такой крупный проект и получили поистине бесценный опыт. А еще я думаю, что NASA тоже получает от этого выгоду: они могут искать талантливые молодые умы со всего мира, а впоследствии привлекать их на работу к себе или же просто использовать и развивать дальше интересные идеи ребят, участвовавших в летней школе.

В последний день состоялась торжественная церемония закрытия. На вручении сертификатов пригласили космонавта Европейского Космического Агентства Лука Пармитано (Luca Parmitano), ставшего известным после случая со скафандром в 2013 году. При выходе в открытый космос вода из-за неисправности  питьевой системы  стала выливаться в шлем и заполнять его, а электронные системы костюма начали выходить из строя от контакта с водой. Когда с космонавта сняли скафандр,  обнаружилось что в шлеме было полтора литра воды, при таком объеме Пармитано рисковал захлебнуться  в любой момент.  К счастью, сигнал бедствия вовремя отправили на МКС, и Лука спасли. После церемонии у нас было время поговорить с космонавтом, и я удивился тому, что он знает в совершенстве пять языков, в том числе и русский.

Сейчас я в Алматы, продолжаю учиться в своей школе и живу обычной жизнью, стал волонтером Казахского Географического Общества — иногда помогаю переводить тексты на английский и казахский, или принимаю участие в проектах, когда позволяет время. Обучение в летней школе при NASA внесло много изменений в мою жизнь: я получил бесценный опыт, новые знания и теперь рассматриваю аэрокосмическую инженерию, как вариант будущей профессии. Я даже провел открытую лекцию о космосе и звездах в ночь, когда около тысячи людей наблюдали августовский звездопад на Шымбулаке.


Впервые материал «Каково это – учиться в школе при NASA» был опубликован на сайте Esquire в 2016 году.

Автор благодарит за содействие ОО «Казахское географическое общество»