Анастасия Тарасова, управляющий директор театра ARTиШОК – о том, почему вы никогда не задумывались о профессии театрального режиссера.

Анастасия Тарасова режиссер театр

На самом деле, если такая мысль ни разу ни проникала вам в голову, это не значит, что  эта профессия вам не интересна. Подумать, «приложить» ее к себе было бы гораздо реалистичнее, будь у вас перед глазами успешный пример казахстанца – профессионального, востребованного на внутреннем и международном арт-рынке человека, медиаперсоны, трендсеттера и настоящего гражданского активиста. Чья работа вдохновляет и мотивирует.

Но просто так сложилось, что в Казахстане режиссер, который работает в театре, это человек вне времени и вне перспектив.

Назовите хоть одно имя театрального режиссера, которое будет у всех на устах, который будет иконой мысли и стиля, чьи портреты будут носить на футболках? Его нет.

Эта профессия размывается и уходит в песок. В казахстанском театре не происходит революций, в театры не валит молодежь – та самая, которая формирует кумира и следует его идеям. Театр из не массового искусства превращается в резервации, а профессия театрального режиссера становится энциклопедической.

Тогда как, например, в соседней России идет бум молодых режиссеров: они ставят везде от Сахалина до Калининграда, на крышах заброшенных зданий, в барах, на парковках, в полях под чистым небом, за деньги и без денег, в партнерстве с государством или в оппозиции. И если у нас все еще работает псевдотренд «только столица», то молодые режиссеры не только в России, но и во всем мире давно раскусили – нужно начинать с провинции.

А пока в Казахстане пустует и провинция, и город А, и город Н-С. Имена молодых театральных режиссеров звучат все реже и там, и там. Объективности ради важно сказать, что есть в регионах уникальные исключения. Актюбинский областной театр драмы им. Т. Ахтанова революционно для себя в этом сезоне ставит «Кукольный дом» Ибсена. Русский драмтеатр им. Николая Погодина из Петропавловска и Восточно-Казахстанский областной русский драматический театр из Усть-Каменогорска в ноябре будут представлять свои спектакли по новой драме на международном фестивале Коляда-Plays. Но весь парадокс в том, что новость про фестиваль я узнаю из российского ресурса http://oteatre.info. Про Ибсена в Актюбинске – из Фейсбука немецкого коллеги. В одной стране, при таком маленьком профессиональном сообществе мы, как остров Шпицберген и Новая Зеландия.

И надо уже принять – здесь никогда не будет адекватного государственного театрального фестиваля, адекватной работы Союза театральных деятелей и Министерства культуры в этом направлении.

Сейчас театры «затыкают дыры», приглашая на постановку зарубежных режиссеров. Вероятно, это даже престижно – иметь в афише слова «Москва», «Санкт-Петербург», может быть, что-то европейское. Но приглашенный режиссер приехал и уехал, а театр, который должен двигать и развивать в первую очередь его главный постановщик, остался.

Это тупо и странно оказаться в стороне от того, что уже давно изобрели в мире: док, иммерсив, променад, сайт-специфик, инклюзия, патисипаторный, фигуративный, свидетельский, театр художника… Но нет, как будто у тебя в руках все еще пейджер, который вроде всех отлично устраивает, и про iPhone в нашей «театральной степи» никто знать не хочет.

В России практически за каждым большим режиссерским именем стоит внушительная команда его учеников: Табаков, Серебренников, Брусникин, Рыжаков, Райкин, Женовач, Фоменко. Для каждого передать свою школу, сформировать своих единомышленников – стратегическое решение. Режиссер – это человек, который ведет за собой команду, зрителя, город на свои спектакли. Аккумулирует и концентрирует в постановку мысли, идеи, ход времени и движение планеты.

И сейчас, когда нам всем так важно иметь артикулированное гражданское высказывание, когда мы по одному выходим с пикетами, с пустыми плакатами, строчим в фб, пишем петиции, пытаемся объединиться и тут же разделяемся, когда мы не видим, что происходит дальше своего города, а если видим, то умеем закрывать глаза – сейчас нам очень нужна адекватная, здравая, молодая режиссерская сила. Умная, образованная.

Умная и образованная.

Если вы никогда не задумывались о профессии театрального режиссера, это значит, что стране не нужны люди, которые много читают.

Это значит, что современного актуального театра в Казахстане скорее всего уже не будет через лет 20.

Это значит, Чехов, Гоголь, Пушкин – только рестораны.

Это значит, что родители сделали выбор за вас и вы согласились.

Это значит, что вам никогда не пришлось видеть хороших спектаклей. И не придется.

Это значит можно продолжать переименовывать эту жизнь. Вам будет все равно.

P/S

В 11 классе я вдруг резко решила, что хочу быть режиссером (мама – домохозяйка, папа – каменотес). Решила просто потому, что мой парень тогда учился на кинокритика в Жургенева и мне было невероятно интересно быть в этой творческой тусовке. Тогда подумала: «Ну чем Я – не режиссер?» И круто провалила экзамены.


Источник фото: Shutterstock, фотограф Benjamin Kralj.