Вдохновленные Исламом

Музей Виктории & Альберта (Великобритания) и Государственный музей им. Кастеева при поддержке Британского Совета проводят международную выставку финалистов четвертой премии «Джамиль».Премия присуждается современным художникам и дизайнерам, вдохновленным исламскими традициями в искусстве, ремеслах и дизайне. Искусствовед Аида Адильбекова – о своих впечатлениях.

Первая мысль, которая может посетить настороженных казахстанцев — это теория заговора и исламизация сознания через искусство. Но все оказалось куда проще и даже лучше. Выставка радует глаз трезвым восприятием художников и дизайнеров к политике, Исламу, своей и общей истории. Никакой пропагандистской полемики здесь нет. Напротив, послевкусие лично для меня было удивительным — насколько все-таки «средний восток» схож в своих проблемах. Тут исчезает сепаративное «мы» и «они», поскольку молчим и говорим все об одном.

Особенно я выделила бы работы художника Cevdet Erek. Художник из Турции исследует пространство, ритм и время. Аудио-инсталляция — ритмичные звуки в архитектурном пространстве и результат того, как они друг друга преображают. Работа создает атмосферу движения и придает динамичность экспозиции. А подойдя совсем близко к колонкам, кажется, что художник нашептывает вам молитву.

Соседствующие проекты с переосмыслением ковров и каллиграфии также подвержены ритмичным повторениям, либо структурной графичности. Здесь и Hyde Park в Лондоне на ковре, и муравьиный рой из вырезанных на бумаге слов.

Актуально для казахстанского зрителя звучит тема языка и идентичности. Протестное «Нет!» египетской художницы Bahia Shehab режиму в ее стране привело к исследованию родного языка и его истоков только через слово. Многообразность форм «нет» уходят далеко в тысячелетия, и художница наглядно показывает зрителю эти изменения в своей художественной работе, и в книге, которую она создала из миллениума истории языка.

О протестах также очень мило и миниатюрно рассказала художница Canan. Обе графики напоминают современные дизайнерские иллюстрации, однако данная форма и перспектива издавна присущи классической восточной миниатюре. Художница с деликатной точностью изобразила два сопротивления на самых популярных точках Стамбула: Босфорский мост и улица Истикляль. На композициях присутствуют марши с пикетами, дымовые шашки, и разбрызганная кровь, почти как у Тарантино, что совсем не клеится с туристическими фотографиями в интернете. Собственно, как и реальная жизнь имеет мало общего с виртуальной.

Схожий детский шарм в исполнении совсем не на детские темы использовали и другие участники. Анимационный фильм Wael Shawk о столкновении средневековых крестоносцев и мусульман на среднем востоке показывает тонкости религиозных войн через песнопения, кукольных персонажей и танцующих верблюдов. У экрана этого мультфильма я заметила некоторую суровость отечественного зрителя: многие родители, несмотря на ужас и детальные сцены убийства досидели до конца со своими детьми. А на выходе мимолетно и иронично шептали: «Какой кошмар».

Из работ дизайнеров многие были нацелены на интерактивность, путём вовлечения зрителя. К примеру, чтобы раскрыть всю эстетически-визуальную сторону работы «Витрина», человек обязан соприкоснуться с ней и на свой лад выстроить мелодию света и цвета. Этому беснованию не могут радоваться только смотрительницы музея, которые «Большим братом» наблюдают за вашими движениями.

Целостная экспозиция — один из главных критериев успешной выставки, на мой взгляд. Продуманная концепция шаг за шагом раскрывает каждую из сфер: от современного искусства до дизайна, от печатных изданий до мультипликации и копий известных архитектурных элементов. Каждый кто пришёл — получит по кусочку пирога. Результат такого похода – сам зритель. Он идёт. Несмотря на цену входного билета (а у нас за искусство не привыкли платить) и неизвестность, что ждёт в затемнённых залах. И возможно, без тщательного прочтения каждой этикетки неподготовленные умы столкнутся с проблемой, но по крайней мере выйдут с чувством удовлетворения от ново-добытой аватарки для инстаграма.