Вернон Леман

Преподаватель английского языка, тренер по авиационному английскому Level 4, 51 год.

Я понял, что хочу посвятить свою жизнь мирной профессии.

Я родом из Южной Африки, однако, получил высшее педагогическое образование США.Потом, когда служил в армии США, освоил профессию авиапилота и еще пять лет профессионально летал. В те годы США вели войну в Ираке, и я понял, что не хочу в этом участвовать. Поэтому, когда контракт закончился, и мне предложили его продлить, я отказался. Я понял, что хочу посвятить свою жизнь мирной профессии, и вернулся к преподаванию в начальной школе. Правда позже, когда я покинул США и уехал домой в ЮАР, где жили мои родные, мне пришлось заняться семейным бизнесом – у нас там была большая трикотажная фабрика. Но, честно говоря, я понятия не имел, как этим заниматься, я пытался делать что-то, но в итоге родные мне сказали, что это явно не то, в чем я преуспею, по крайней мере, в ближайшие 10 лет, и мы продали компанию более крупному игроку на рынке. А я получил свою долю, и, довольный, вернулся к тому, что я действительно люблю – к преподаванию.

Я снова стал обучать детей в начальной школе Монтессори, и это были очень счастливые 5 лет моей жизни. Потом я решил посмотреть на страны бывшего СССР. Прежде в армии США я слышал о них немало плохого, конечно, это была пропаганда, и мне было любопытно, какая жизнь там на самом деле, какие люди.  Я съездил в Москву, Санкт-Петербург, там немного научился русскому, и решил, что это отличная идея – поехать преподавать в какую-нибудь другую страну. Я подал заявки на работу в Россию, Вьетнам и Казахстан, и меня пригласили – первым пришло приглашение из Казахстана, затем из России и Вьетнама. Я не стал долго размышлять, решил – пусть будет Казахстан, раз он был первым.

Я работал здесь в нескольких образовательных организациях – в InterPress, в Kazakhstan International School, в детском саду Edelweiss, в школе «Мирас», где большую часть моего времени я отдал созданию и управлению детским садом на Зенкова. Мы строили его полностью с нуля, оснащали, выстраивали образовательную систему и пр. После этого я работал с British Council, в небольшом проекте в Атырау. И следующим стал абсолютно удивительный проект в Актау британской компании дополнительного образования Bonas MacFarlane – они попросили меня поработать в Каспийском государственном университете технологий и инжиниринга им. Ш. Есенова в качестве тренера их педагогов, сделав мне, тем самым, просто удивительный подарок.

2 года в Актау мы вели инглиш клаб, который стал просто мегауспешным. Это были бесплатные тренинги с носителями языка, куда приходили также и бизнесмены, и студенты. После бешеного наплыва слушателей нам пришлось делать группы, делать фокус отдельно на тинэйджеров, на взрослых профессионалов, и начинающих. Это была работа, которой я по-настоящему наслаждался. Честно говоря, этот проект просто убил ряд образовательных центров в Актау, потому что к нам переходили люди с самых разных курсов. Это был полностью волонтерский проект, все, что нам предоставили, – это помещение для занятий, и даже оборудование было наше, частично – мое собственное. Кроме меня там преподавали учителя из Назарбаев Интеллектуальных Школ и бизнесмены из разных компаний.

Я жил в Актау как герой. Когда я делал презентации, свыше 2000 людей в регионе смотрели онлайн или принимали участие, что было абсолютно феноменально. И в нем очень ярко проявилось то, что я так люблю –  в нем был социальный аспект. Люди в Актау – это люди, кто действительно хочет учиться, кто понимает ценность обучения. В Мангистауской области, 70% молодых людей, выпускающихся из университетов, попросту не получат работу, и это не моя статистика – это статистика United Nations.

Люди в Актау отличаются от здешних. Это преимущественно адайцы, у них сильное чувство сообщества и сплоченности, как единого народа. Они очень интересуются творчеством, много внимания уделяют самоопределению. В Актау много болашаковцев, кто обучался в иностранных университетах, кто видел, что и как следует делать. Я очень горд за них, они сами берут ответственность за их предназначение в жизни, они никого не ждут – ни социальных грантов, ни готовых решений правительства и т.д. Они сами мобилизуются и трудятся для себя.

Не знаю точно, но мне кажется, если вы живете в Алматы, вы не мотивированы, потому что тут как бы все есть, и для вас становится необязательным упорно трудиться. В Мангистауской области люди четко понимают, что работы мало, ресурсы ограничены, и чтобы быть конкурентоспособными, востребованными, они должны работать упорнее. Их родители зарабатывают около 80 тысяч тенге в месяц, они живут в однокомнатных квартирах, и поэтому понимают ценность образования. Отсюда и вытекает очень разное отношение к своему труду у казахстанцев. Они жадны в обучении, а здешние люди – нет.

Я уехал оттуда, потому что проект закончился. Вообще я не хочу быть человеком, от которого должен долго зависеть образовательный процесс. Моя цель в том, чтобы научить учителей. Научил людей на местах – иди дальше. Сидеть на одном месте, быть привязанным к зарплате – не мое. Для меня важно увидеть социальные изменения, помочь людям получить бóльшие возможности, поехать за рубеж, развить там свои профессиональные навыки и вернуться с другим видением. Люди должны понимать, что живут не только в Алматы или в Актау – они живут в большом мире, где есть море возможностей. Я всегда стараюсь заставить своих студентов думать не локально, а глобально. И вот что важно помнить. Вы можете быть патриотом Казахстана, но работать в другой стране, это не проблема. Когда вы будете зарабатывать деньги, вы будете привозить их своей семье в Казахстан, и работа в другой стране не меняет что-то в вашем сердце, не делает вас хуже, это только меняет ваш подход к зарабатыванию денег – ничего больше. А пользоваться только тем, что у вас есть здесь, – значит упускать много возможностей и не знать какие в мире существуют инструменты для решения ваших задач.

Если бы в Казахстане было хорошее дошкольное обучение – для детей 3-6 лет с высоким качеством обучения, не таких – в которых педагоги просто как няни, а таких, где настоящее развитие, где сильные педагоги, способные развивать детей – психологически и педагогически, это было бы здорово. Можно посмотреть на образование в Бельгии – у них лучшее дошкольное образование, дети интенсивно занимаются там 3 часа в день, без домашнего задания, после обеда у них спорт, музыкальные занятия и т.п. У них сейчас растет поколение очень высокообразованных людей. Как и в Сингапуре, с которого тоже следовало бы взять пример.

Я хочу, чтобы мои студенты очень хорошо знали английский язык, тогда у них будет больше возможностей, они смогут поехать хоть в Калифорнию, хоть в любые университеты мира, хоть в ЮАР – куда угодно. Кстати, Казахстан и ЮАР имеют хорошие дипломатические отношения, в ЮАР очень высокие стандарты британского образования. В Казахстане сегодня очень много специалистов из ЮАР, особенно в нефтяной отрасли, здесь много продукции из ЮАР, а посол ЮАР в РК Шириш Сони очень активно помогает строить мосты между двумя государствами, поэтому молодым казахстанцам стоит посмотреть пристальнее в эту сторону. В ЮАР хорошие возможности для учебы, работы, прекрасный климат с мягкими зимами. Я с готовностью поддержу студентов, кто хочет поехать туда в летние лагеря – там очень красиво, с побережья видно, как из воды индийского океана выныривают дельфины, там очень интересная самобытная культура и открытые люди.

Для меня как для педагога бизнес не состоит в том, чтобы просто собирать со студентов деньги; если они приходят ко мне снова и снова, месяц за месяцем – значит, я просто ворую их деньги. Моя задача в том, чтобы показать путь, а они сами должны идти и достигать большего. Если однажды мой студент вернется ко мне снова, но для того, чтобы пригласить меня в ресторан на шашлык, – вот это будет прекрасно.

После возвращения из Актау, я пожил немного в Алматы, женился. Но когда у нас появился первый сын Тихон, я решил, что продолжать жить в этом городе – не лучшая идея из-за экологии. Мы жили в районе Тастака, рядом с общежитием КБТУ, и это был ужасный район. Все заплевано, сморчки и мусор, презервативы валяются, там даже погулять с ребенком негде. Поэтому через 2 года мы переехали в Долан, и открыли школу изучения английского в городе Каскелене. В Долане у нас свой маленький сад, яблони, мы живем на земле, дышим чистым воздухом. Можно выйти и поработать на свежем воздухе, есть возможность завести домашних животных – у нас 5 собак,  думали даже привезти страусов из Африки, но это дорого. Дети могут побегать босиком по земле, песку, траве – это прекрасно, это улучшает качество жизни.

Мы открыли школу в Каскелене, потому что у людей здесь нет возможностей обучаться у носителей языка, никто не хочет ехать сюда – здесь нет денег. Но здесь большой потенциал, здесь интересно. Если вы поможете этим молодым людям, вы увидите, на что они способны. Сейчас здесь у нас около 70 обучающихся. Не всегда бывает легко экономически, до этого у нас было 3 класса, но сам я сейчас продолжаю работать для Bonas MacFarlane в их новой школе дошкольного образования с системой Монтессори, а моей жене трудно контролировать все процессы одной и работать с учителями. Поэтому мы оставили один класс и двух учителей, которыми пока можем управлять.

Поведение и манеры казахстанцев я нахожу очень интересными. Они отличные водители! На трех полосах движения они умудряются поместиться в 6 рядов. Они могут иметь по сантиметру с двух сторон и вписаться точно, не задевая соседей! Если вы едете где-нибудь в районе «Алтын орды», то тут вообще весело, как на американских горках. Маршрутки здесь – отдельная тема. Я всякий раз удивляюсь, как они это делают – в такое маленькое пространство вмещают столько людей! Ты скачешь по ухабам обочин, а над тобой нависают люди: от кого потом несет из подмышек, а кто-то дышит на тебя чесноком. «Рексона момент»! Это все смешно конечно, но интересно.

Что я вижу здесь на каждом шагу, так это то, что все слишком сильно подчинено деньгам. Деньги, деньги, деньги, деньги! Если бы только люди здесь думали немного иначе. У тебя есть две руки: если одной ты получаешь что-то хорошее, то твоя вторая рука может что-то хорошее отдавать, но люди предпочитают загребать двумя руками. Это выглядит печально, конечно, только – моё, моё, моё. Нужно уметь сочетать эти вещи – пусть здесь приходит, а вот здесь вы должны отдавать, это ведь законы природы, в мире должен быть круговорот и воды, и энергии, и услуг – всего. Если вы будете делать это, вы увидите, как хорошо пойдут ваши дела.

Опять же, если сравнивать с Мангистауской областью, люди там гордые, но добрые. Я повсюду там видел очень много доброты, вежливого общения друг с другом, а здесь по-другому, здесь какая-то агрессия. Это большой город, наверное, поэтому. Однажды на автовокзале «Сайран» я нашел 60 тысяч тенге, и обратился в милицейский пост, чтобы они помогли найти владельца, но меня просто прогнали, мол, отвяжись! Это было удивительно. Я решил – ладно, я отдам их на благотворительность. Удивительный опыт.

Я в Казахстане 8 лет и не знаю, сколько времени еще мы будем жить здесь, это зависит от работы. Может быть год, может два. Долго жить в одном месте мне не нравится, я хочу увидеть разную жизнь, лучшие части этого мира, и я хочу показать это детям. И куда мы поедем я не знаю. Я разделяю мнение Стивена Кови, и руководствуюсь принципами, что нужно постоянно учиться, ничего не бояться и жить, дыша полной грудью, любить людей. Я еду куда-то не потому, что это принесет много денег, но потому что где-то есть интересные проекты. И может быть, выбор нового места будет зависеть от климата – я вырос в ЮАР, и имел опыт работы, например в Астане, так что точно знаю, что холод – не по мне. Моя супруга отсюда, но после нашей женитьбы она тоже посмотрела много мест в мире, и готова поменять место жительства. Путешествия – это очень хорошо, особенно для детей, которым нужно учиться жить в большом мире, уметь думать глобально, учить разные языки, приобретать самые разные навыки, а не сидеть в стороне, боясь внешнего мира и учась агрессии ко всему незнакомому. Сидя безвылазно в Алматы вы точно научитесь успешно маневрировать между машинами, но вам ведь нужно что-то еще?


Подготовила Юлиана Алексеенко