Каково это – пройти лечение в Южной Корее
Каково это – пройти лечение в Южной Корее
Наталья Пан, 36 лет
О том, что не здорова, я узнала случайно. На тот момент я была беременна третьим ребенком и наблюдалась у врача в частной клинике, которого мне порекомендовали. В течение всего периода беременности за мной наблюдали, все проходило так, как положено, не было даже никаких предвестников к тому, что у меня что-то пойдет не так. Но буквально на восьмом месяце открывается кровотечение. Меня проверили, сказали, что все хорошо и отправили домой. Кровотечение-то остановилось, а из-за чего оно началось, так и осталось непонятным. А в начале девятого месяца все повторяется, меня снова везут на скорой, а уже в больнице сообщают, что нужно рожать. Приняли решение делать кесарево сечение, а оперировала меня заведующая отделением роддома. Я ей так благодарна, ведь именно она вовремя дала мне пинка, чтобы я пошла и проверилась. Потому что, когда я родила, заведующая мне сказала, что ей не нравится моя матка и, что она не отпустит меня, пока я не пройду обследование.
В итоге я пошла в клинику, где врачи после проверки отправили меня в онкологию. Я в свой диагноз не верила и считала эти опасения полным бредом, потому что меня ничего не беспокоило и какой смысл вообще ехать в онкологию? Я плакала, даже рыдала, просила, чтобы меня отпустили домой, но этого, конечно же, не сделали.
Гинеколог уже на начальном этапе сказала, что у меня внутри что-то не то, что-то очень похожее на рак, но отметила, что лучше терпеливо подождать результат. Он пришел через три дня. На тот момент меня уже выписали из роддома, а после сообщили, что диагноз подтвержден – онкология. У меня тут же случилась истерика. Я думала, что онкология это все, смерть. Ведь в жизни я никогда с этим не встречалась, моя родня никогда подобными заболеваниями не страдала, я вообще ничего об этом не знала, слышала только: онкология – умер, онкология – умер. Я находилась в состоянии паники, но мне сказали, что это только первая стадия, что переживать незачем, мол, будем удалять.
Так получилось, что на операцию меня не могли взять около двух месяцев. Там были какие-то свои обстоятельства, я уже даже не вспомню. Когда все прошло, мне сообщили, что все удалили, но оставили часть в краях резекции. Грубо говоря, оставили раковую клетку. Думаю, что это произошло из-за плохого оборудования компьютерной томографии, опухоль и ее местоположение были определены недостаточно точно. А ведь хирург основывается именно на этих данных, смотрит на томографию и по ней совершает удаление. И то, как оказалось, хирург взяла даже больше, чем сама опухоль, и, тем не менее, этого все равно оказалось недостаточно. Раковая клетка в шейке матки осталась.
Я думала, что онкология это все, смерть. Ведь в жизни я никогда с этим не встречалась
Было необходимо пройти лучевую терапию и убить эту клетку. Между делом, мне сообщили, что аппарат в Казахстане работает нерегулярно, а в лучевой терапии важна регулярность. Четыре года назад ситуация в стране с лучевым аппаратом в принципе была достаточно плачевна. Аппарат-то завезли, и он работал, вот только с перерывами. И мне посоветовали поехать в другую страну, либо в Россию, либо в Корею. Тогда я совершенно ничего не знала о Корее, тем более боялась, как я буду там находиться без знания языка? Решила поехать в Россию. Благо, там родственники жили, а в клинику я пришла через знакомых. Вроде все должно было сложиться идеально, страна чужая, зато люди есть, которые помогут. Но то, что я в итоге пережила в России, я могу назвать это шоком. Ко мне было очень предвзятое отношение, даже несмотря на то, что за меня позвонили и попросили взять на прием. Это была крупная московская клиника и я видела отношение к людям в целом. К людям, которые пришли за помощью. К онкобольным относились, как к отбросам. Я просто наблюдала со стороны и видела, что многие приезжали с пригородов и регионов, тратили на дорогу по 4-5 часов, а им в ответ «сегодня я не принимаю». После чего разворачивались, закрывали дверь и уходили. Там было все, и слезы, и разочарования, и ругань. В коридорах этой больницы творился эмоциональный кошмар. Может, у них действительно медицина развита лучше, чем в Казахстане, но отношение просто убивало.
В один момент я не выдержала и нагло зашла в кабинет, мол, сколько можно ждать? Напомнила о том, что по поводу меня специально звонили. И только после этого я смогла, наконец, зайти в кабинет. Но на этом бесконечные ожидания не закончились. Когда врач направила меня на обследование, я его прождала шесть часов. Ровно шесть часов я находилась в очереди, периодически замечая, что те, кто пришел позже, по итогу заходили раньше. Хорошо, что я молодая, меня ничего не беспокоило, ну, а как же другие, которые тоже находились в ожидании? Я не выдержала в очередной раз и бесцеремонно зашла в кабинет, поинтересовавшись, почему меня до с их пор не позвали? На что я слышу безразличное «А, ну, заходи…». Конечно, в итоге мне все сделали, облучили, я прошла обследование. Сегодня я понимаю, насколько это все было непрофессионально с их стороны. Очень неприятно. Хорошо, что меня на тот момент ничего не беспокоило, но ведь туда приходили люди, которых уже тревожила боль, кому-то даже было тяжело ходить. Как они это все выдерживали? На тот момент заплатила я в районе 7-10 тысяч долларов.
Мне сказали, чтобы я проходила МРТ брюшной полости, где у меня была опухоль, и я делала это в течение двух лет. Все было хорошо, мне сообщали, что я здорова. И тут внезапно звонит моя знакомая, которая работала на тот момент врачом в Нур-Султане. И она сказала, что в столице поставили новое оборудование ПЭТ КТ, предлагая мне пройти его - новое оборудование, которое сканирует весь организм на присутствие новообразований. Моя знакомая специально выбила для меня квоту. Я согласилась и полетела к ней. Прошла обследование, и в этот же день меня подзывает врач и говорит, что у меня два образования… в легких. Я про них вообще не думала и не представляла, что такое может произойти, никто мне не говорил, что их тоже нужно проверять. Это я сейчас знаю, что первым делом раковые клетки из шейки матки метастазируют в легкие. Со мной случилась очередная истерика, даже больше, чем в первый раз, это был мощнейший удар. Сложно сейчас описать, что именно тогда со мной происходило, но все было будто в полумраке. Я ходила со стеклянными глазами, целыми днями ревела, настроение за день могло поменяться несколько раз. То я хочу лечиться, то я говорю, что, значит, так суждено, то прощаюсь с детьми. Это очень тяжело было пережить.
В итоге мы собрались в Корею. Проверяли всю информацию, обращались в агентства. На тот момент, а именно четыре года назад, медицинский туризм уже развивался в Казахстане. Но проблема была в том, что я не могла получить ответы на свои вопросы. Мне просто дали список клиник и предложили сделать выбор самой. Но я совершенно не знала, что это за больницы, ведь ни разу не была в той стране. Я просила дать мне совет, куда стоит ехать, а в итоге мне рассказали только про цены и посоветовали выбрать ту клинику, которую я «потяну». Как таковой, консультации я не получила. В общем, решили мы сами все это изучить, вышли на родственника, который на тот момент находился в Корее, он посоветовал нам клинику. Туда мы и поехали. Я снова прошла лечение, но опять же мне удалили только часть. Как оказалось, образований было не два, а три: одно большое и два маленьких. Это уже было не смешно, очередная неправильная расшифровка в Казахстане. Мне сообщили, что большую опухоль можно прооперировать и удалить, а затем назначили шесть курсов химиотерапии для двух маленьких, что лично для меня на тот момент приравнивалось к смерти. К слову, первое, о чем я тогда подумала, это о своих волосах, с которыми мне прощаться не хотелось.
Если бы мне сразу все удалили, то на этом все могло бы уже давно закончиться
Ради экономии, я проходила химиотерапию в Казахстане. Сами препараты покупала в Корее, а капалась уже на родине. На третьем курсе терапии я решила сделать компьютерную томографию, после чего мне сообщили, что в легких все то же самое, нет никакой динамики, образования даже увеличились. Я не могла поверить, как так? Я прохожу лечение и мне это не помогает? В тот же день мы покупаем билеты, летим в Корею и говорим профессору о том, что нам сообщили в Казахстане. Он посмотрел снимки, развернул к нам монитор и показал разницу, причем в миллиметрах. Они уменьшились. Я поняла, что в Казахстане обследование проходить больше не буду, потому что тот случай был для меня очередным ненужным стрессом. Я прошла оставшиеся три курса химиотерапии, съездила на обследование, после которого мне сообщили, что маленькое образование совсем исчезло, а то, что было покрупнее, скорее всего, закапсулировалось. И сказали наблюдать дальше.
В один момент я поняла, что устала от всего, я была буквально без сил, как физически, так и морально. И заявила, что обследоваться больше не буду, хватит с меня. Начала сидеть на тематических форумах, стала отвечать на вопросы других пользователей, так как сама во многих моментах уже разбиралась. Консультировала, рассказывала, что можно, что нельзя, куда стоит поехать и так далее. Впоследствии на этом форуме на меня обратила внимание одна клиника. Они захотели со мной встретиться.
На этом мое лечение все же не закончилось. Когда я поняла, что в предыдущей клинике был недостаточно опытный профессорский состав, я прошла обследование в том учреждении, где специализируются именно на онкозаболеваниях. Там мне сообщили новость, что два старых образования… увеличились. Два года они росли. На тот момент у меня не было уже ни истерики, ни шока, ни слез. Абсолютно нейтральное состояние. Я настолько от всего устала, что была только одна мысль – ну, значит, надо лечиться дальше.
Профессор той клиники начал нас ругать, почему мы не удалили эти образования сразу? Потому что, оказывается, это вполне себе реально было сделать. Если бы мне сразу все убрали, то на этом все могло бы уже давно закончиться. Но образования выросли и пришлось снова ложиться на операцию, которая в этот раз далась мне очень тяжело, все-таки организм был истощен. А затем снова шесть курсов химиотерапии. На этот раз я не стала экспериментировать и осталась в Корее, дабы пройти все обследования там.
После всего того, что я пережила, я поняла, что мое призвание в том, чтобы помогать людям, которые попали в такую же ситуацию, как и я.
Я до сих пор прохожу обследования и, слава богу, сейчас у меня все хорошо. На самом деле достаточно было сразу обратиться к правильному профессорскому составу, чего я не сделала, просто потому что не знала. Сейчас, когда я все это пережила и изучила эту сферу, я понимаю, что в онкологии, конечно же, нельзя расслабляться. Я не могу на сто процентов быть уверена в том, что меня это больше никогда не коснется. Никто не застрахован. Это может, как повторно появиться у меня, так и внезапно объявиться у моего соседа.
Пройдя все эти обследования, я бы не хотела, чтобы другие люди повторили мой путь и ощутили все то, что ощутила я. Поэтому очень важно при подобных случаях обращаться к профессионалам, которые будут сопровождать людей на протяжении всего лечения, отвечать на все вопросы и помогут выстоять перед лицом обрушившейся проблемы. Ведь самое важное в жизни – это ваше здоровье и здоровье ваших близких.
Esquire советует всем, кто столкнулся с похожей проблемой, обращаться исключительно к профессионалам. Подобные высококвалифицированные специалисты трудятся в компании WOWVOS, которые не только сопровождают своих клиентов 24/7, но и оказывают им серьезную психологическую помощь.
В компании WOWVOS вы можете получить эксклюзивную услугу – бесплатную консультацию южнокорейского профессора. Для ее получения необходимо предоставить пакет документов истории болезни. После их рассмотрения, профессор даст предварительный ответ по дальнейшему плану диагностики и лечения .Также, при перелете в Сеул, компания обеспечивает 20-процентную скидку в Air Astana.
Оставьте заявку на сайте WOWVOS и получите консультацию по любому вопросу в сфере медицинского туризма.
Свяжитесь с компанией по телефону: +7 (702) 196 11 11

Материал подготовлен при поддержке
Партнеры:
Поделиться: