Я захотел быть свободным. И не просто свободным сам, я хотел, чтобы вокруг была свобода

Esquire.kz представляет самые яркие выступления, звучавшие на TEDxAlmaty за все 7 лет существования этой площадки в Казахстане.

Казахстанский правозащитник, общественный деятель, юрист и публицист Евгений Жовтис рассказывает о том, что такое свобода и почему мы все так неистово стремимся именно к ней.

Добрый день! Я попробую рассказать о свободе, о таком странном слове как «свобода». Я родился в Советском союзе достаточно давно, учился в школе, потом в институте, стал ученым, 14 лет работал в Академии наук КазССР, стал кандидатом наук, я специалист в области горной экономики, у меня была готова докторская, более 100 публикаций, 20 изобретений. И вот в 35 лет, в конце 80-х я полностью меняю жизнь. Я ухожу в общественную политику, я ухожу в правозащиту, я занимаюсь правами человека, я получаю второе юридическое образование, я получаю лицензию адвоката, я становлюсь международным экспертом в области конституционного права и международного права в области прав человека.

Почему человек делает в жизни такой вираж, зачем?

Ответ на этот вопрос, наверное, и прост и сложен. Можно немного сказать о семье, что я внук заместителя министра здравоохранения СССР, который был в 1938 году репрессирован и умер в 1942 году в лагере, поэтому какая-то историческая, наверное, была мотивация. Мой отец был известным профессором филологом-переводчиком и одновременно диссидентом, поэтому я видел обыски КГБ  в своем доме, может быть, и это как-то мотивировало. Но не думаю, что это главное. Отвечая на этот вопрос, я обращусь к такой истории из середины прошлого века. В 1948 году, когда группа экспертов разрабатывала первый текст Всеобщей декларации прав человека, в эту группу входили люди из разных стран и возглавляла эту группу госпожа Рузвельт, супруга президента США, там возникла дискуссия между представителем СССР и представителем Великобритании. Представитель СССР сказал, что текст, который написали эксперты, первый вариант – очень перегружен разными политическими правами и гражданскими свободами. Человеку нужно кушать, человеку нужно где-то жить, человеку нужно образование и охрана здоровья – это главное, что интересует человека, а вы тут очень много разных свобод слова, объединение собраний, зачем? Представитель Великобритании ответил ему замечательной фразой. Он сказал, что мы готовим документ для свободных людей, а не хорошо накормленных рабов. И это очень хороший тезис, объясняющий мою мотивацию.

Я захотел быть свободным. И не просто свободным сам, я хотел, чтобы вокруг была свобода.

Столько времени проведя в Советском Союзе я понял, что мне очень хочется иметь свободу думать о чем я хочу, говорить, что я хочу, делать то, что я хочу. Я хочу свободы творчества и свободы передвижения, хочу свободно объединяться с кем хочу, свободно читать, свободно смотреть  то, что я хочу и наверное действовать так, как я считаю нужным. Я не хочу, чтобы мне кто-то указывал, что мне делать и чтобы в стране господствовало единственно верное учение. Вот это было моей исходной мотивацией.

И еще я очень хочу не просто быть свободным, я очень хочу, чтобы уважали мое человеческое достоинство точно так же, как я уважаю человеческое достоинство других. Знаменитая формула «Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой», она отражает это мое отношение. А что такое «свобода» и «человеческое достоинство»? Это концепция прав человека, на этом права человека построены. Они вообще очень просто выстроены, там всего 3 постулата:

  1. Каждая власть должна быть ограничена;
  2. Каждый человек имеет свой автономный мир, в который никто не может вмешиваться, включая власть;
  3. Человек, защищая свои права и свободы, имеет право предъявлять претензии государству.

Достаточно просто. Я стал этим заниматься и столкнулся с такой интересной вещью, что эта концепция, эта теория не западное изобретение, как часто считают. Это не приходящее откуда-то. Это наше собственное. Мы рождаемся равными в своих правах, и это очевидно. Посмотрите на детский сад, вы увидите самых свободных людей. Они говорят то, что хотят, они объединяются с кем хотят, они митингуют, когда хотят и передвигаются куда хотят. Они пользуются всем набором политических прав и гражданских свобод, к которым зачастую мы себя ограничиваем. И отсюда возникает вопрос:

«А что с этим делать? Как этого достигать? Как к этому двигаться?»

Я – член координационного совета Всемирного движения за демократию. В нее входят более 5000 организаций из более 140 стран мира. И когда мы собираемся и общаемся друг с другом, там люди из Малайзии и из Зимбабве, из Гватемалы и Перу, из Коста Рики и Бахрейна, мы разговариваем на одном языке – на языке признания ценности человеческой жизни, на языке признания человеческого достоинства и на языке признания свободы. Свобода – крайне важное состояние. Когда разговариваешь в нашем обществе о свободе, то мне очень интересно как реагируют люди на обсуждение положения заключенных. У нас лишение свободы не является самостоятельным наказанием, у нас наказание – это обращение там плохое, это поведение администрации и т.д. И когда мы читаем о том, что Брейвика приговорили к пожизненному заключению, или может даже не пожизненному, и он будет отбывать наказание в квартире с телевизором и компьютером, просто без доступа к интернету, то мы говорим: «Он что, в гостинице?» Мы не думаем, что лишение свободы – самое ужасное, у нас свобода не является самостоятельной ценностью, к сожалению.

Когда я стал заниматься тем, чем я стал заниматься, я обнаружил, что моя жизнь перемешалась с моей профессией, то есть у меня сейчас по существу жизнь и есть защита прав человека и защита прав человека и есть жизнь. Потому что и днем и ночью люди обращаются, кому-то помогаешь, кому-то пытаешься помочь. Это все жизнь. Это очень интересное состояние. Это нет субботы и не воскресения, это постоянная где-то борьба, где-то помощь, где-то консультирование. Хотя правозащитные организации – это ведь не юридическая контора и это не кабинет психологической разгрузки.

Я использую такою аллегорию, что правозащитные организации — это «будка, где сидят собаки».

Давайте посмотрим на мир или на народы как на дом, где живут люди, а вокруг дома – забор, который власти поставили, чтобы они друг другу не нанесли какого-то ущерба, для защиты безопасности. И вот сидят в этой «будке» собаки и лают: «Эй, власть, двигай забор, не лезь во двор! Эй, народ, выходи! Во двор лезут, забор двигают!» и оказывается, что собак не любят. Власть не любит понятно почему, но и народ не очень любит как ни странно, потому что не очень хочется решать проблемы во дворе и выходить из дома, где тепло, тихо и мирно, может как то рассосется, может не сильно забор подвинут, может быть не сильно во дворе будет шумно. Свобода – удивительное состояние, и, к сожалению, общественных деятелей или правозащитников больше не становится. Я оглядываюсь иногда вокруг и говорю: «Люди, а почему вы не помогаете? Почему вы не хотите этим заниматься? Вы свободные? Вы считаете, что ваше человеческое достоинство не ущемляется? Вас не оскорбляет то, что происходит вокруг? Вам так легко или вы считаете, что ничего не изменишь? Что ничего не сделаешь, потому что это бесполезно?».

Свобода и несвобода – страшные вещи.

И в несвободном состоянии человек существовать не может. Мы очень много говорим об инновациях, о конкурентоспособности, о развитии экономики, о развитии человека. Я думаю, что, мало кто со мной будет спорить, не могут заниматься инновациями, развивать науку, искусство и т.д. не свободные люди.

Несколько лет назад меня пригласили на встречу в Министерстве образования и спросили, помогу ли я разработать методичку по обучению детей правам человека.  Я сказал, что конечно, только я не вижу сейчас в этом необходимости. Мне сказали, то есть как, вы считает, что не нужно детей обучать правам человека? Я сказал, что нужно детей обучать правам человека, только сначала нужно освободить учителя, не может читать детям права человека не свободный человек. Как учитель, которого унижает дирекция, который работает, зачастую, как в армии, когда подчиняется приказам и т.д., униженный и оскорблённый учитель будет рассказывать ребенку что такое человеческое достоинство, что такое свобода? А ребенок это существо очень чувствительное, ему неправда или ложь не проходит, он сразу это чувствует. Этого делать нельзя, –  сказал  я, — потому что сначала освободите учителя, только свободный учитель сможет рассказывать о ценности свободы, о том, что такое права человека и что такое человеческое достоинство.

Я думаю, что свобода начинается со свободы выбора.

Каждый выбирает сам, у каждого есть возможность действовать, так или иначе, в любой ситуации. Кто-то может пройти мимо человека, оскорбляющего другого, кто-то может пройти, когда бьют женщину, кто-то может пройти мимо полицейского, который кого-то задерживает. Я не могу. Я считаю, что это право выбора каждого. Я хочу жить в свободной стране, я хочу жить в стране, в которой уважается человеческое достоинство. Я очень не хочу уезжать, потому что мне кажется, что это моя страна. Мне очень нравится в этом отношении выражение Жванецкого, которого спросили о том, когда вы уедете и он сказал: «Их меньше и пусть они уезжают». Нас больше, нас однозначно больше. И пусть каждый сам для себя выбирает. Есть замечательное выражение известного нигерийского писателя, лауреата Нобелевской премии — Воле Сойинки. Он сказал, что в период перемен слишком большая роскошь для гражданина не вникать в суть происходящих вокруг него событий и не пытаться повлиять на свою судьбу и судьбу своих потомков, слишком дорого это обходится ему самому, его потомкам, да и всей стране в целом, если человек хочет там оставаться.

На этом, наверное, гимне свободе я и остановлюсь. И небольшая ремарка. Очень часто говорят, что не бывает абсолютной свободы. Конечно, абсолютной свободы не бывает. Свобода – это внутреннее состояние, свобода – это ваше мироощущение, это нравственный императив и это главная ценность, это ценностная система координат. Как только по этой ценностной системе координат будет жить достаточно много людей, которые будут НЕ мириться с НЕсвободой, с этого момента общество в целом и люди в отдельности начнут жить значительно лучше и во всяком случае комфортнее. Причем свобода без ответственности не бывает, она за собой влечет ответственность. Ответственность использования этой свободы, правила, которым нужно подчиняться, но правила не придуманные и правила не противоречащие человеческой природе. Потому что в человеческой природе исходно заложена свобода, уважение человеческого достоинства и стремление к лучшему.

Я хотел бы на этом закончить такими словами. Когда меня спрашивают за рубежом: «Вы живете в свободной стране?». Я говорю, что конечно нет, я живу в несвободной стране.

Но я глубоко убежден, что в этой несвободной стране огромное количество людей внутренне свободных. Осталось только каждому сделать такой небольшой шажок, чтобы это внутреннее НЕ смирение сНЕ свободой оказалось и внешним. И когда-то, несколько лет назад, я встретился с человеком, который представлял властные структуры и спросил его: «Скажите, неужели вы считает, что свобода это плохо?». Он сказал: «Если бы я не был во власти. Я бы считал, что это хорошо». Поэтому я надеюсь, что мы убедим их, что свобода значительно лучше несвободы. Спасибо.


TEDxAlmaty