Жандос Тунгышбаев, один из участников вайнерского проекта студентов КИМЭПа Jokeasses, наделавшего много шума ровно 4 года клипом “Зын-Зын”, сегодня мечтает уйти от «прилипшего» к нему образа и начать снимать кино. В небольшом интервью он рассказал Роману Райфельду о том, к чему он идет сегодня, как и над чем работает. 

Жандос Тунгышбаев о съемках для Jah Khalib, создании "капсулы времени" и "кладбище тритментов"

Сколько стоит производство клипа у Вас?

На самом деле с такими вопросами лучше идти к продюсерам. Потому что именно они отвечают за эти вещи. У режиссера очень креативная ответственность, в финансовую часть мы не лезем. Скажу, что клипы можно снять и за 2 млн. тенге, и за миллион, а кто-то — и за 20 тыс. долл. Все зависит от того, чего хочет артист и какой синопсис или какой тритмент (расширенный синопсис — прим. esquire.kz) приготовит режиссер. Это может быть дорого, а может — и не очень.

Чем занимаетесь сейчас?

Занят сразу несколькими проектами. Финализируем монтаж видео для Red Bull. Делали документальный фильм про Юлию Галышеву, нашу призёршу Олимпийских игр и чемпионку мира по могулу (дисциплина лыжного фристайла — прим. esquire.kz). Не очень популярный спорт в Казахстане, что очень грустно. Она готовится к грядущей зимней олимпиаде, и много кто прогнозирует, что она вполне себе может взять золото. Еще не знаю, где наш сюжет будет транслироваться. Для нас это был очень интересный опыт. Мы слетали в Австрию, отсняли там, другую часть — в Алматы. Хотелось бы, чтобы больше людей узнало про этот вид спорта и поддерживало наших ребят на зимних олимпиадах.

Занят проектом “OYU”. “OYU Live” — это YouTube-канал, посвященный живому звуку.

Мы зовем казахстанских артистов разных поколений и записываем с ними их же песни в живом исполнении. В целом “OYU” — это что-то вроде капсулы времени, т.е. через лет пять-десять любой человек может зайти и послушать, какую музыку слушали наши родители. К примеру, у нас была Роза Рымбаева. Один из моих любимых выпусков — группа “Орда”.

Мы открыли очень много молодых ребят. Например, Енлик, девочка была во втором сезоне. В целом весь проект посвящен казахстанской музыке. Хотели показать, что у нас и раньше была крутая музыка, и сейчас тоже. На третьем сезоне проекта я режиссер, первые сезоны помогал, координировал, продвигал в социальных сетях, даже постеры клеил. Очень люблю этот проект.

Параллельно занят и двумя рекламными проектами, очень интересно все. Среди режиссеров распространено мнение, что реклама — это коммерция. Я не согласен. Видимо из-за опыта в Jokeasses, потому что семь лет работал с рекламодателями. Да и без этого я очень положительно к ней отношусь. Сделать крутую рекламу — это тоже классно. Я с детства смотрел разные рекламные ролики по MTV, каждый год наблюдаю за рекламой на “Суперболе” — это тоже надо уметь. Сделать интересную рекламу, которую не перелистают, не перемотают — своего рода вызов.

Готовлю и творческие проекты — несколько музыкальных клипов. Это на данном этапе, наверное, единственный вариант, где можно что-то свое заявить, о чем-то своем рассказать. Правда, пока процесс откладывается. В следующем году постараюсь удивить. 

Жандос Тунгышбаев о съемках для Jah Khalib, создании "капсулы времени" и "кладбище тритментов"

Что хотели бы снимать через год-два?

Я не ставлю себе какие-то конкретные временные рамки. Как и любой режиссер, я иду к тому, чтобы снимать кино. Но я не могу сказать, что буду это снимать через год или два. Может, через пять, может, через десять. Я этот момент не тороплю. Когда случиться — тогда и случиться. Это не должен быть путь в спешке, тем более, я еще достаточно молод и у меня есть время, чтобы лучше к этому подготовиться. Как минимум, мне бы хотелось , чтобы это было то, что мне интересно и то, что еще не снимали.

Ваша оценка индустрии съемок в Казахстане?

У меня не такой большой опыт, чтобы оценивать уровень, но могу прокомментировать так. Очевиден рост, качество улучшилось, рынок расширяется, редко бывает случай, когда не хватает какой-то техники. Ребята-энтузиасты всячески пытаются расширять ассортимент техники — те же компании, занимающиеся арендой оборудования. Появляется много ребят, которым интересно этим всем заниматься. Тот же проект OYU, он в основном построен на инициативе. Люди когда-то просто захотели его создать, он вообще не коммерческий, и классно, что можно безвозмездно заниматься чем-то таким.

Могу сравнить нас с российским рынком. Разница лишь в обьемах: там больше артистов, больше заказов. Собственно, почему большинство наших киноделов старается улететь в Москву. Я лично таких целей не преследую, для меня переезд не является знаком роста. Мне было бы гораздо радостнее, если бы у нас в стране было возможно снимать столько же. Но по качеству могу сказать, что в Казахстане могут снять не хуже, и с технической, и с творческой стороны, точно не хуже. Последние года три в РК очень много сервисных проектов, которые снимаются для российского рынка. Многие российские артисты приезжают сюда, чтобы снять здесь свои клипы. Это доказывает, что мы не отстаем.

Жандос Тунгышбаев о съемках для Jah Khalib, создании "капсулы времени" и "кладбище тритментов"

Как происходит работа над клипами?

Чаще всего это тоже тендер. В нем участвует сразу несколько режиссеров, будь то клип или реклама. И я готовлю тритмент, краткое изложение моего видения клипа. У меня, почему-то, получается лучше всего работать ночью. Это где-то глубокая ночь, три-четыре часа, меня как-то открывает, и я начинаю придумывать, писать.

Самое эффективное — это смотреть кино и запоминать какие-то приемы, идеи. Даже из “Инстаграма” и “ТикТока” можно черпать, просто нужно быть подписанным на какие-то правильные вещи. У меня процесс такой. Сначала я готовлю презентацию с визуалом. Мне помогает то, что я стараюсь подходить к этому как-то интересно. Использовать шрифты компании или изучить стилистику, музыку артиста, чтобы примерно понимать, что он любит, найти интервью, где он рассказывает про свои любимые фильмы. Нужно стараться быть более дотошным, можно сказать, быть отличником. Нужно быть готовым к тому, что это работа, требующая усердия. Из всех тритментов, которые я готовил, придумывал, процентов, наверное, только 5-10 были в итоге сняты. Остальные я называю “кладбищем тритментов” — вон они там лежат. Да, иногда обидно, когда ты в них душу вкладываешь, тебе самому нравится идея, а потом что-то не срастается, проект меняется или выбирают другого режиссера. Тогда ты просто забываешь и… пишешь дальше. Главное — не опускать руки и быть максимально усердным. Конечно, это немного обидно, потому что придумать — это 20-30% всей работы, если не половина. А дальше уже идут съемки и пост-продакшн.

Для многих ребят съемки — это прийти и уйти, а для меня каждый проект — это какой-то, не знаю, мини-ребенок. Потому что ты его вначале придумываешь, снимаешь, а потом еще на пост-продакшне сидишь и  делаешь монтаж, цветокоррекцию, графику и все прочее. То есть, ты максимально задействован во всех процессах, и это тебя по-своему привязывает к проекту. За последние года полтора-два я успел поработать с брендами (Samsung и Red Bull) и с таким артистами, как Jah Khalib и Jony.

Но все еще сложно перенастроится. Основной ассоциацией для зрителя остается Jokeasses и “Зын-Зын” (53 млн. просмотров — прим esquire.kz), от чего на самом деле устаешь. И хотелось бы уже полностью уйти от этого образа. Надеюсь, это случится совсем скоро.

Поделиться: