Наши заокеанские собратья продолжают капитализироваться на обнаженном пандемией социальном неравенстве. И капитализироваться успешно! Фильмы про dark capitalism нынче в моде. И зрителю не важно, находится ли он на вершине лестницы доходов или на ее первой ступени. Эти сериалы смотрят все, и понимают, что путь наверх не обойдется без пробежки по головам. Иначе до пика не добраться.

4 важных сериала о мрачном капитализме

НАСЛЕДНИКИ”

— Знаете, чем они сейчас занимаются в номере отеля? Выбирают нового президента США. Эта фраза из “Наследников”(“Succession”) определяет не только основной месседж сериала, но и его “коллег” по тренду,  произрастающих, цветущих и пахнущих на теме мрачного капитализма. “Наследники” — не единственный сериал, который активно эксплуатирует ее. Это неоконченная пока история медиа-магната Логана Роя и его семейки, каждый из членов которой готов опустится на самое дно того, что мы называем моральными устоями общества, чтобы урвать свой кусок папенькиных миллиардиков. Парадокс: при всей отвязности целей каждого в этом клане, осмеливается противопоставить себя и Рою-самому-старшему и всей семье только один — тоже не ангел Кендалл Рой, блистательно исполняемый Джереми Стронгом. Свой звездный час здесь также имеет и другой наследник Логана — Роман, маленький змееныш, жаждущий власти. В этой роли отрывается Киран Калкин. Но он боится ответственности, ему лень и чрезвычайно комфортно в роли эдакого шакала Табаки из “Маугли”, он король черного сарказма. Для усилиния и без того мощной актерской команды в последнем сезоне появляется тяжеловес кинематографа Эдриен Броуди.

Да, третий сезон несколько больше положенного буксует вокруг да около всего, что наработано первыми двумя, но ловить драматизм и в этой части сериала дело благодарное и приятное. Сериал HBO, у которого уже есть Emmy, гарантированно пополнится и четвертым сезоном — его даты еще не обьявлены. Текущий — третий — завершится в середине декабря. Верится, что создатели, раскачанные локдауном, соберутся в кучу и, как барон Мюнхгаузен, вытянут себя из стремительно приближающейся к их пятам трясины. Есть у “Наследников” еще один плюс: изящная и изысканная музыка, выносящая “мыло” к совсем другим, высоким берегам. Ее создал пианист Николас Брителл, уже дважды за свою работу попадавший в список номинантов “Оскара”.

“ЛОМКА”

Другой платежеспособный мрак сезона о классовых противоречиях только что отгремел на HULU. Это свежайший миник — всего 8 серий — по документальной книге журналистки Бет Мэйси. За мини-сериалом, как водится, стоят мастодонты большого кинематографа. Сериал “Ломка” (“Dopesick”) создан начавшим с актерства и плавно перекочевавшим в стан сценаристов Дэнни Стронгом. Страшную историю с Майклом Китоном в главной роли (“Birdman”, “Batman”) рассказывают нам режиссер Барри Левинсон (“Человек дождя”, “Доброе утро, Вьетнам”) и компания его соратников по ремеслу, а также актеры Питер Сарсгаард, Розарио Доусон и Майкл Стулбарг. Все бы ничего, если бы, подобно “Наследникам”, в центре “Ломки” лежала вымышленная история, ­но нет.

Альфа и омега драмы — суровая правда жизни, начавшаяся в 90-е с выпуска фармкомпанией Perdue препарата “ОксиКонтин” (он в 2 раза сильнее морфина), который благодаря усиленному продвижению стал выписываться по всем США направо и налево. Это привело к опиоидной эпидемии и смерти от передозировки 700 тысяч американцев. В ближайшие 10 лет от этого могут умереть еще полмиллиона человек. Препарат с легкой руки Управления по саннадзору США был рекомендован как обычный анальгетик, не вызывающий привыкания. Позже это было названо одной из величайших ошибок современной медицины. Но ошибок ли?

С начала этого века идут долгие разбирательства и попытки привести к ответственности фармгиганта и его владельцев — семейство Саклеров, которое богаче Рокфеллеров и сумело намыть фантастические капиталы на смертях. Только “ОксиКонтин” помог им заграбастать более 35 млрд. долларов. Лично миллиардеры пока не пострадали, хотя их компания выплатила уже сотни млрд. долларов штрафов, должна еще целую галактику денег и обещала закрыться/обанкротиться, но быль эта не закончена, и потому “Ломка” рассказывает лишь о том, как Perdue удалось впервые привлечь к ответственности.

“МИЛЛИАРДЫ”

Первые сезоны продукта Showtime бодрят не по-детски. У него есть все шансы стать пересматриваемым. Хорош и ходячее возмездие “прокурор” Пол Джамати, и “король хедж-фондов” Дэмиэн Люьис, и разрывающаяся (или разрываемая?) обоими “супруга” законника Мэгги Стифф. Монолог героя Джамати в первом сезоне, адресованный гражданину, не убирающему какули за своей собаченцией, мощен и приковывает не только к актеру, но и к “Миллиардам”. Как и публичный каминг аут прокурора в связи с его страстью к BDSM в четвертом сезоне.  Шестой сезон проследует в январе 2022 за сценарным финтом ушами — финалом пятого. Без спойлеров, смотрите сами. О креаторах. Это сценаристы и продюсеры Брайн Коппельман и Дэвид Левьен и финансовый колумнист The New York Times Эндрю Соркин (НЕ родственник Аарона Соркина, сценариста “Социальной сети” и создателя “Службы новостей”). Но даже в пятом сезоне, несмотря на послабление, этот телепродукт все еще держит вас за яйца: здесь каждый поворот событий, ну, может, не такой резкий, как в первых сезонах, но крутой.

Любопытно, как выкрутятся создатели из ситуации, когда второй после Джамати главный магнит сериала Льюис завершил свой контракт и покинул съемочную площадку. На ком, кроме Джамати будет держаться интрига? Поговаривают, герой Льюиса может вернуться в будущем, но ненадолго. А пока британец снимается на родине в шпионской телесаге о временах холодной войны. А Брайн Коппельман и Дэвид Левьен тем временем вовсю работают над новым сериалом “Super Pumped”, который также живописует сумрак и тьму современного капитализма. В нем вы увидите Джозефа Гордона-Левитта (он играет соучредителя Uber Трэвиса Каланика), Элизабет Шу и Уму Турман.

“ОЗАРК”

В притушенном пандемией детище Марка Уильямса, Билла Дюбюка и Дейсона Бэйтмана (он продюсер и режиссер 10 эпизодов) прекрасно все: и сюжет, и труппа, разыгрывающая эту драму, и даже название. Стоит добавить, что режиссером сериала выступает и Алик Сахаров, когда-то уроженец солнечного и хлебного города Ташкента, а ныне имеющий в своем резюме работу над “Играми престолов”, “Карточным домиком” и “Кланом Сопрано”. Третий сезон закончился в марте 2020 и… наступила долгая тишина, которая взорвется финалом, стартующим в январе 2022.

Мистическая озерная территория Озарк — загадочная местность где-то между Миссури, Арканзасом, Оклахомой и Канзасом. Семейство Бёрдов, чья история разворачивается по Netflix, не только своей взрослой, но и детской половиной занимается отмыванием бабла для мексиканского наркокартеля. В этом сериале все говорит, что он мог бы набрать очки и у нас, будь он казахстанским — тут есть и коррупция до самого верха, и невыносимая тяжесть криминального бытия, и семейная драма, и много крови. Все жизненно честно. И если поначалу герой Бэйтмана — Марти — пускается в опасное путешествие вынужденно, ради сохранения собственной и жизни своих родных, то по мере продвижения от серии к серии возникает устойчивое ошущение, что ему оно даже нравится, у его героя возникает что-то вроде зависимости от ОксиКонтина из “Ломки”. Такая безысходная наркомания: настолько глубоко врастает и он сам, и вся его семья в эту топь.

Прекрасное дополнение Бэйтману его супруга по фильму, сыгранная Лорой Линни. Дома у нее на полках уже красуются “Золотые глобусы” и “Эмми”, восхищающая внутренней силой актриса не раз номинировалась и на “Оскар”. Да и у самого “Озарка” уже три “Эмми”. Одна из статуэток ушла к Джулии Гарнер, сыгравшая суровую жесткую и даже вызывавшую поначалу хейт зрителя Рут, но проходят серии и немилость сменяется глубокой эмпатией публики — настолько укрепляется фабулой характер ее персонажа. Лучатся божьими искрами тут и актеры Скайлар Гертнер и София Хублитц в ролях детей Бёрдов. В январе смотрите четвертый и последний сезон еще одного теленарратива о кладбищенски зловещем капитализме наших дней.

Автор: Роман Райфельд

Поделиться: