Гульнара Бажкенова – о городских фестивалях, скоростном режиме в Алматы и проигранных аппаратных битвах за обе казахстанские столицы.

аким Байбек Сагинтаев Гульнара Бажкенова Esquire

В сентябре 2015 года в Алматы прошел первый фестиваль «Вкусный город». В парках под открытым небом лучшие рестораны и кофейни предлагали свою еду, которую можно было отведать, развалившись прямо на траве. Это было время, когда в Алматы активно осваивали такие понятия, как дружелюбная среда, экосистема, общественное пространство; урбанизм прочно вошел в моду, идея пересадить всех на велосипеды казалась еще свежей и реальной, позже к велосипедам присоединятся самокаты, а Ян Гейл станет иконой продвинутых горожан.

Первое массовое мероприятие в непривычном формате через месяц после сенсационного назначения Бауыржана Байбека акимом Алматы, можно считать, стало его программной приветственной заявкой самому взыскательному городу страны.

Акимство Байбека было неровным и противоречивым, впрочем, безоговорочно любимых акимов в южной столице никогда не бывало, тем не менее это было движение навстречу лучшим тенденциям устройства современных мегаполисов. Преодолевая критику и недовольство части алматинцев, он пытался отвоевать задыхающийся город у машин и отдать его пешеходам.

В 2019 году фестиваль «Вкусный Алматы», согласно плану городских мероприятий, должен был состояться 1-2 июня, но место проведения – сквер возле Старой площади – облюбовали протестующие, и всю весну там шумели акции совсем иного толка.

В итоге, устроить массовый пикник под открытым небом в неспокойное транзитное время не решились, а потом Байбека ушли и фестиваль канул в Лету. Можно представить убытки организаторов, которые уже заключили договоры с партнерами и оплатили расходы, но самые большие потери в таких случаях несет город. У легендарной Алматушки нет ни одного любимого общегородского мероприятия, которое пережило бы смену акимов и стало доброй традицией.

Каждый аким фестивалит по-своему. Архитекторы и бизнесмены, члены общественного совета, блогеры, журналисты и даже художники входят в фавор или впадают в немилость в зависимости от смены элит в отдельно взятом кабинете.

Кто-то любит Artbat Fest, а кто-то соломенную Белку и «Теплый город». Иные предпочитают ездить под шестьдесят километров в час, а другие под восемьдесят. Если в конце правления Ахметжана Есимова вы купили в городе объект и открыли крупный оптовый рынок, то есть вероятность, что позже, как и рынку «Мизам», вам придется несколько лет противостоять акимату имени Байбека, который требовал, ни много ни мало, сноса здания из-за неубранного снега на парковке. Даже проиграв все суды, акимат прислал бульдозеры, но потом наступила весна и предпринимателю повезло – власть сменилась.

5 июля, спустя неделю после отставки Байбека и назначения акимом Алматы Бакытжана Сагинтаева, они сфотографировались вместе почти что в товарищеских объятиях и обменялись в «Твиттере» бодрыми приветствиями: «пост сдал» – «пост принял». Похвальный диалог, несущий в себе четкий посыл преемственности. Однако более убедительным выглядит не постановочно-паркетное фото, а репортерский объектив журналиста Серикжана Маулетбая, поймавшего в этот же день бывшего и настоящего акимов во время показательной поездки по городу в новом автобусе. В то время, когда камеры у всех были выключенными, они сидели как разведенные, рассорившиеся в пух и прах супруги – насупившись и отвернувшись друг от друга в разные стороны.


Нет в Алматы никакой преемственности, как нет ее в Нур-Султане и в каком-либо другом казахстанском городе.

Тот же рынок «Мизам» – это бывший мусороперерабатывающий завод, дорогостоящий амбициозный проект акима середины двухтысячных Имангали Тасмагамбетова, который начал строить его зять Кенес Ракишев. Строил, да не достроил – в акимат пришла новая команда. А у каждого акима не только свой фестиваль, своя скорость и любимый вид транспорта, но и собственный зять.

Дорогой длинною

Сейчас в столице набирает обороты скандал с пропавшими деньгами LRT: строительство короткой рельсовой дороги от железнодорожного вокзала до аэропорта завершилось памятником коррупции из уродливых бетонных опор стоимостью под два миллиарда долларов. Но разве не чехарда акимов и особенности «видения» каждого стали тому причиной?

Проект впервые появился на свет в 2006 году, а не в 2010-м, как теперь об этом пишут, технико-экономическое обоснование представил тогдашний аким Умирзак Шукеев. Но незадача, в том же году ему пришлось покинуть столицу и переехать в Шымкент руководить Южно-Казахстанской областью. Пришедший на смену Аскар Мамин сказал, что проект не нужен (кому не нужен? видимо, ему?), и предложил свой – безрельсовый транспорт стоимостью 180 миллионов долларов.

В 2008 году ушел и Мамин, а пришел Имангали Тасмагамбетов, не достроивший в Алматы мусороперерабатывающий завод, который вскоре станет сельскохозяйственным оптовым базаром. В Астане Тасмагамбетов достанет из-под сукна старый проект и возродит LRT. В 2010 году было объявлено о строительстве в Астане наземного транспорта.

На отчетной встрече с населением аким сказал, что легкорельсовый трамвай протяженностью 61,1 километра поможет разгрузить дороги и будет курсировать от старого железнодорожного вокзала до нового административного центра.

Кредит собирались брать у французов, и те даже успели выделить первоначальный грант в 570 тысяч евро, но потом и кредит показался дорогим, и дорога длинной.

В 2014 году в столичный акимат пришел Адильбек Джаксыбеков, и LRT начнет курировать его молодой зам Нурали Алиев, который найдет новых китайских инвесторов. Однако в 2017 году уже при акиме Исекешеве старая команда LRT развалилась: когда-то забраковавший легкорельсовый транспорт Аскар Мамин как только перейдет из «Казахстан темир жолы» в кабмин вице-премьером, создаст «Дирекцию строительства LRT» и все самые «вкусные» строительные функции перейдут туда.

Видимо, обидевшись, Нурали Алиев, незадолго до этого потерявший кресло замакима, уедет жить в центр мира – Лондон, а чуть позже, после серии публичных стычек с акимом Исекешевым, будет уволен директор LRT Талгат Ардан, который в это время находился в командировке в Китае. Когда спустя год впервые прозвучит вопрос: «А куда делись деньги?», все повернут головы в сторону так и не вернувшегося из Китая, а уехавшего подальше в Турцию бывшего директора LRT. Он окажется самым очевидным и легким, но не факт, что самым верным ответом в такой неразберихе.

Руководителей городов, районов и областей в Казахстане назначают, а не выбирают, как и положено в уважающей себя автократии, во имя эффективного государственного управления.

Фактически назначают у нас по партийным спискам даже местные парламенты – маслихаты, волю граждан приносят в жертву реформам и быстроте прагматичных решений. Так оно подразумевается. Однако на деле мы получаем бесконечный сюжет плутовского романа с непредсказуемостью ходов и развязок.

60 на 80

19 августа удивленным алматинцам объявили, что скорость движения автотранспорта по проспекту Аль-Фараби, ограниченная Байбеком до 60 километров в час, будет возвращена до прежних 80, а велодорожки ликвидированы. Не вдаваясь в тонкости науки об устройстве современных городов – что там лучше, а что хуже на взгляд специалистов – очевиден, как минимум, управленческий кризис.

Без объяснения причин, опять не спросив мнение жителей города, новая власть перечеркивает работу своих предшественников, так же, как в будущем их преемники перечеркнут уже их работу.

Молодой аким-болашаковец, который построил улицу Панфилова, снес уродливые заборы и навязчивую уличную рекламу, потеснил автомобилистов, защитил пешеходов, а еще поставил самый необычный в истории Казахстана памятник – соломенную Белку – имел все основания стать предводителем алматинских хипстеров, казахским бароном Османом или хотя бы мэром Собяниным. Но вместо этого он оказался сметенным казахской весной, погоду в которой задавала не в последнюю очередь хипстота.

Сейчас уже можно говорить о том, что у Байбека с Алматы не получилось, но получится ли у Сагинтаева? В конечном счете, это не акимы ведут и проигрывают аппаратные битвы за город – это город из раза раз проигрывает свое сражение.


Иллюстратор Давид Джубаев