Главный редактор Esquire Kazakhstan Юрий Серебрянский о возможностях развития внутреннего туризма в Казахстане.

Все эти слова о перспективах развития туризма в Казахстане, о «золотом дне», не уступающем по значимости нефти, я уже слышал и десять лет назад, и пятнадцать. Что-то изменилось? Нет. Можно ли приписать к активам развития туризма Щучинско-Боровскую зону, единственно возможный вариант «недорогого» отдыха для жителей растущей Астаны? Есть ли в этом заслуга какого-либо из министерств, «прокачивавших» модное понятие «туристический кластер» годами? Что-то еще вырастили министерства? Облагородили Тараз – это, безусловно, большое дело, но, учитывая наше невыгодное в туристическом плане соседство, достаточно ли его потенциала, чтобы привлечь тысячи туристов?

Для европейского туриста, листающего каталог путешествий в страны центральной Азии где-нибудь в Берлине, все они выглядят равноудаленными от Германии, при этом фотографии архитектурных жемчужин Узбекистана, их количество выглядят заманчивее, чем посещение одного лишь нашего Туркестана и… Тараза, расположенного в тысячах км. Соседняя Киргизия предлагает отличное сочетание возможности пройтись по горам, и, спустившись, отдохнуть еще несколько дней у живописного озера. Монголия запатентовала возможность пожить в степи в настоящей юрте и активно продвигает это направление на туристических выставках.

Живя в хрустальном шаре из роскоши и безвкусицы, мы сегодня пытаемся предложить иностранцам именно его. Но разве он чем-то отличается от остальных таких же?

Скажем, однажды у вас возникнет желание поехать куда-нибудь к самым истокам мира. Например, к истокам Амазонки в Эквадор. Туристический буклет предложит вам посещение одного из поселков диких индейских племен с аутентичной культурой. Потом вы будете стоять посреди хоровода ряженых пляшущих, снимая их на мобильный. Потом попробуете что-то совсем экзотическое на вкус, с дымком костра и, довольный, окажетесь под вечер в отеле, стилизованном под экспедиционную базу. В ожидании ночной экскурсии на лодке по Амазонке, где вы услышите дикие голоса природы, от которых по коже пойдут мурашки, стоите вы на берегу с бокалом виски и смотрите на то, как мимо идет моторка, нагруженная одетыми в поношенные резиновые сапоги и линялые «абибасовские» костюмы местными. Вряд ли вы узнаете в этих людях утренних индейцев, возвращающихся с работы…

У Казахстана все еще есть сокровище, за которым готовы ехать туристы со всего мира — нетронутая «дикая» природа. Приезжая, люди видят, как здесь наплевательски относятся к ней, стыдясь соседства с этой дикостью и пытаясь выглядеть максимально приближенно к виду стандартного европейца.

Это дилемма, перед которой стоит сегодня далеко не только Казахстан. После крупного наводнения первые этажи Бангкока вычистили и застеклили, это стало удобно людям, но я много раз слышал эти голоса возмущенных туристов: «Пропал весь шарм города!», «Что они наделали!», «Где наши макашницы*?».

А у нас пока даже макашниц нет.


*Макашница — уличная передвижная торговая точка, предлагающая попробовать традиционную кухню в антисанитарных условиях.

Источник картинок: niice.co