Диджей, музыкальный продюсер, 42 года

Армин ван Бюрен

В Казахстане я был всего один раз. В Алматы в 2014 году, когда привозил свое шоу A State Of Тrance. Не ожидал тогда увидеть такое количество фанатов трансовой музыки. До сих пор помню эту невероятную толпу!

Всегда хотел знать, как работает музыка изнутри. В 1992 году, когда мне было 16, я купил свой первый семплер. Самостоятельно учился миксовать, в 1996-м появились первые треки. Но тогда диджеинг не выходил за рамки хобби. На мои музыкальные предпочтения повлиял отец. Он часто слушал электронную музыку типа Жан-Мишеля Жарра. Помню, что больше всего тогда меня привлекала мелодия. А мелодия — это основа транса. Я беру уроки фортепиано каждую неделю. Играю Баха и Бетховена, люблю его «Лунную сонату», «К Элизе». Очень нравится Эрик Сати, особенно его Gnossienе. Мрачноватая такая музыка, но все равно привлекает. Только не просите меня сыграть на фортепиано здесь и сейчас!

Я боялся, что, возможно, моя музыкальная карьера не сложится, поэтому на всякий случай в декабре 2002 года защитил диссертацию на тему «Общества по сбору авторских прав». Так что по образованию я юрист.

Я был в аэропорту Схипхол, когда мой менеджер сообщил мне, что я признан диджеем номер один в мире. Я должен был вылетать в Китай. «Надеюсь ты сейчас сидишь», — сказал он тогда мне. То был 2007 год, и я совершенно не ожидал получить эту награду. Не думал, что трансовая музыка была настолько популярна в то время.

Рад, что сейчас есть другой «номер один». Считаю, что уже внес свой вклад. Я номинировался на Grammy (в 2013 году в категории «Лучшая танцевальная запись» за песню This Is What It Feels Like. — Esquire). Пять раз был признан лучшим (в «топ-100 диджеев по версии фанатов» журнала DJ Magazine. — Esquire). Даже если бы я получил эту награду в шестой раз, это ничего бы не изменило. Конечно, я был бы глубоко польщен, но каждый раз, угождая поклонникам, ты не получаешь личного удовлетворения.

Я в хороших отношениях почти со всеми диджеями. Счастлив называть их своими друзьями, некоторых из них даже хорошими. Как Above and Beyond, например. Часто созваниваюсь с Diplo. Marlo, Andrew Rayel — очень крутые ребята. Мы всегда на связи. Например, в этом же клубе Hi Ibiza по пятницам играет David Guetta. Бывает, мы отправляем друг другу имейлы со своей музыкой, обмениваемся мнениями. А если пересекаемся (это бывает два-три раза в год), обязательно пропускаем по стаканчику.

Не люблю клеить ярлыки. Ну вот какая разница между электронной, классической или поп-музыкой? Я не люблю мыслить внутри жанра, внутри системы, так сказать. Это же скучно.

Когда меня признали диджеем номер один в четвертый раз, я впал в глубокую депрессию. То, чем я занимался, больше не приносило удовольствия. Люди теперь приходили слушать не Армина Ван Бюрена, толпа шла на диджея номер один. Давление, которое я оказывал сам на себя, сильно влияло на мое самочувствие. Я понимал, что мне уже не быть тем парнем из соседнего двора, музыка которого нравилась всем. Я был диджеем номер один в мире и понимал, что когда-нибудь перестану им быть. Мне стало страшно за будущее. Я начал работать с личностными тренерами, все свое время проводил за чтением. Занимался спортом, больше был с семьей, отказывался от многих выступлений. И меня отпустило. Никогда не торопился с женитьбой. Мы с женой встречались десять лет до того, как я предложил оформить союз официально. Я тогда думал: почему бы не попробовать?

Была бы машина времени, я бы переместился в 1969 год, когда The Beatles были еще живы. А с Ленноном даже сходил бы на ужин.

Не люблю словосочетание «растить ребенка». Все, что я могу, — это проследить за тем, чтобы мои дочь и сын вовремя почистили зубы, позавтракали, не употребляли плохих слов. Если они захотят, то они научатся всему. Главное, подавать хороший пример. Я не воспринимаю отцовство как работу. Я просто папа, и это круто.

Я поддерживаю диджеев со всего мира. Мне плевать на цвет кожи, страну и другие факторы. Все, что меня волнует, — музыка. Если она качественная и соответствует моему сету, то почему бы мне ее не сыграть? В A State of Trance может попасть каждый.

Как-то я купил куклу Дарт Вейдера. Во весь рост. Кажется, это самая дорогая и бессмысленная покупка в моей жизни.

Больше всего я боюсь потерять здоровье. Стараюсь поддерживать хорошую физическую форму, есть здоровую пищу и хорошо отдыхать. Валяться с женой на диване и смотреть фильмы на Netflix. И если бы у меня была возможность иметь суперспособность, я бы хотел излечивать людей от тяжелых болезней.

Самое большое разочарование в моей жизни, наверное, я сам. Иногда я думаю, что мог бы сделать что-то лучше. Мне нужно научиться принимать факт, что я не идеален. Никто не идеален. Такова жизнь.

Не будь заложником своего стиля: еды, культуры, людей, мест, чего угодно — вот мое главное правило жизни.


Записала Лира Бекболатова

Фотография предоставлена SoulVizion