Банальное зондирование

Незадолго до закрытия Управления НЛО британского министерства обороны его сотрудник объяснил начальству, чем он, собственно, занимается.

Банальное зондирование 1

Управление НЛО просуществовало при министерстве обороны (МО) Соединенного Королевства почти 60 лет, прежде чем было закрыто в 2009 году. За время работы оно рассмотрело 10 000 обращений, связанных с наблюдением или контактами с неопознанными летающими объектами. Его ежегодный бюджет в последнее время равнялся £50 тыс. Приведенную ниже докладную записку последний сотрудник Управления написал незадолго до перехода на другую должность.


На случай, если в Рождество я выиграю в лотерею или попаду под автобус, было бы неплохо, как мне кажется, сообщить вам некоторые сведения о том, чем занимается Управление НЛО и как устроена довольно незатейливая рабочая рутина.

Позиция МО касательно НЛО, пришельцев и внеземных цивилизаций совершенно ясна. У нас нет никаких доказательств существования инопланетян, космических кораблей и тому подобного и никаких свидетельств тому, что они посещали Землю. Тем не менее, поскольку Вселенная очень велика, а человечество освоило лишь крошечную ее часть, мы не можем отвергнуть гипотезу существования разумной жизни на других планетах. Иными словами, у нас нет никаких предубеждений на сей счет. В отсутствие доказательств такая позиция кажется более чем разумной. В то же время, как вы, вероятно, уже догадались, такая позиция едва ли будет выигрышно смотреться в газетном заголовке — и едва ли сделает из книги бестселлер.

Сообщения о встречах НЛО приходят из трех источников. Первый из них — и, безусловно, главный — это «горячая линия НЛО», посредством которой люди могут рассказать, что они видели. Подробности встреч записываются клерком в журнал, хотя, когда я буду переведен в Воздушное командование, я буду использовать базу Microsoft Access. Если человек, оставивший сообщение, представляется, мы пишем ему впоследствии письмо, выражая благодарность и объясняя, насколько скромна роль МО во всем, что касается НЛО. Второй источник сообщений — это письменные заявления, которые оставляют иногда прямо в военных частях, третий — управление гражданской авиации и полиция.

Люди нередко видят в небе вещи, которые им непонятны. Иногда, как ответственные граждане, они обращаются к нам — в надежде, что мы сможем объяснить увиденное. Но хотя управление НЛО отвечает в МО за все неопознанное, в наши задачи не входит пытаться объяснять все, о чем нам сообщают, да у нас и нет для этого достаточных ресурсов.

Время от времени мы получаем отчеты экипажей самолетов, диспетчеров или полисменов, заслуживающие, с нашей точки зрения, более тщательного изучения, потому что предоставлены тренированными наблюдателями или людьми, которые регулярно сталкиваются с небесными объектами. Кроме того, стоит обращать внимание на объекты, замеченные большим числом наблюдателей, особенно находящихся в разных местах. Как бы то ни было, нет никаких инструкций, определяющих, в каких обстоятельствах особо изучать отчет. Это вопрос здравого смысла. Пока вопрос не относится к национальной обороне, он не входит в зону нашей ответственности.

В конце каждого года мы вывешиваем в публичный доступ — на сайт МО — таблицу, содержащую детали всех встреч — такие, как дата, время и описание произошедшего.

Исключительно редко мы все-таки изучаем место предполагаемой встречи чуть пристальней — это происходит где-то пять-шесть раз за год. Расследование заключается в том, что мы спрашиваем у военных и Управления воздушным движением, не замечали ли они чего-нибудь необычного. Хотя слово «расследование» в глазах широкой публики подразумевает наличие нескольких сверхсекретных команд ученых, колесящих по стране, вас едва ли удивит, что на деле все устроено совсем иначе, чем в сериале X-Files…

Большая часть поступающих к нам писем — это запросы информации касательно мест встречи НЛО, документов МО о том или ином случае — ходит множество слухов о крушениях НЛО, секретных базах и останках инопланетян. Большинство таких писем в настоящее время проходят по закону о свободе информации и обрабатываются соответствующим образом. Время от времени пришельцами интересуются коллеги из других министерств, а парламентские запросы совсем редки — я, кажется, не отвечал на них уже пару лет…

МО старается избегать аффилиации с любыми лобби или отдельными лицами, поскольку активное сотрудничество с уфологическими группами может только укрепить всех в уверенности, что у министер ства в этом деле больше заинтересованности, чем на самом деле. И хотя мы всегда готовы предоставить любую фактическую информацию, мы избегаем любых суждений, которые могут быть истолкованы как поддержка — или критика — тех или иных теорий, книг или журнальных статей. Особенно мы не желаем ввязываться в личные споры, которые порой приобретают недюжинный накал, но не представляют никакого интереса с точки зрения безопасности страны.

Интерес СМИ к нашей работе эпизодический, но интенсивный. Особенно он велик в тихие летние месяцы, а также тогда, когда национальные архивы выпускают пресс-релизы о новых документах в их коллекции, связанных с НЛО.

Наконец, должен заметить, что, несмотря на предполагаемую роль МО в работе с пришельцами и опыт, неизбежно приобретенный мной на занимаемой должности, я часто обнаруживаю, что самый простой источник информации по данному вопросу — это Google.

Надеюсь, что теперь вы получили общее представление о том, в чем заключается моя работа.