В интервью проекту «Русские норм» режиссер и продюсер высказал мнение о том, что мир меняется, а киноиндустрия едва ли поспевает за ним. 

Тимур Бекмамбетов Netflix пирамида

Общаясь с руководителем проекта Елизаветой Осетинской, Тимур Бекмамбетов рассказал о перспективах формата скринлайф, которому он посвятил несколько лет и проектов. 

Например, сериал Dead of Night, снятый специально для платформы Snapchat. Его посмотрели сотни миллионов человек. По словам Бекмамбетова, сейчас производится более трех десятков фильмов и сериалов, «исповедующих этот новый язык кино».

На вопрос Елизаветы Осетинской о бизнес-модели сериала для Snapchat – «Кто кому, грубо говоря, платит?» – режиссер ответил: 

«Snapchat не платит много денег. Вообще диджитал-платформы, если они не пирамиды типа Netflix, много не платят… Она [пирамида] финансируется за счет привлечения новых подписчиков. Но когда-то наполнится этот ларец».

По словам Бекмамбетова, покупать дорогой контент можно только благодаря притоку новых подписчиков или инвестициям. Однако в дальнейшем этот контент нельзя окупить ни рекламой, ни чем-то еще. 

«Естественно, все это должно схлопнуться в какой-то момент, – уверен режиссер. – Есть очень простое подтверждение моей правоты: никто не раскрывает статистику. Если бы все было хорошо, [крупнейшие онлайн-кинотеатры] рассказывали бы, сколько человек посмотрели этот сериал, сколько — тот. Но они это скрывают — значит, цифры не бьются». 

При этом режиссер сообщил, что уникальность выбранного им формата скринлайф в том, что его себестоимость в десятки раз меньше, чем у традиционного кино. При этом он может гораздо более релевантен. 

«Про что могут быть фильмы в сегодняшнем мире? Ограбление банка, любовный треугольник, детектив… Но банки сегодня уже не грабят люди в масках — чтобы рассказать об ограблении банка, нужно показать экран хакера. Романтическая история сегодня — это не про парня, который лезет на балкон с цветами. Это про сервисы знакомств скорее или социальные сети. То же самое с детективами. Следователи, я думаю, уже давно не бегают по подъездам с фонариками. Они изучают данные с камер наблюдения. Мир изменился, кино — нет», – заключил режиссер.