Бесконечная история

Ровно год назад, 19 января 2017 г. в городской клинической больнице № 7 скончался Ержан Кульбаев – 27-летний парень, решивший продать почку и таким образом решить свои финансовые проблемы. После донации у Ержана открылось внутреннее кровотечение

и произошла интоксикация; врачи в течение шести недель провели еще 12 операций, но жизнь пациента так и не спасли. Проведенная в июле экспертиза показала, что имел место дефект операции — ненадлежащая изоляция артерии. Суд по этому делу продолжается уже год.

К Esquire обратился отец Ержана, Култай Тойбаевич — он рассказал, в начале января суд назначил повторную судмедэкспертизу, и теперь он опасается, что ее результаты могут подделать. Esquire приводит здесь всю историю со слов Култая Тойбаевича.

«Мы не знали, что Ержан хочет продать почку. Сначала планировалось, что донором станет невестка — они даже поехали в Астану на обследование, но ей отказали: выяснилось, что она ждет ребенка. В итоге донором стал Ержан. Он и будущий реципиент пошли к нотариусу, заявили, что они родственники, что Ержан отдает орган безвозмездно. Между собой договорились о сумме в 10 000 долларов. Ержан получил 5 000 в день операции и 5 000 после. Деньги моей невестке отдала жена реципиента, сама считала эти деньги, отдала в руки. Потом на суде она скажет, что вообще не была в курсе.

Операцию провели 7го декабря с девяти утра и до пяти вечера. Тут есть вина и невестки, моя жена до сих пор с ней не разговаривает. 6го января невестка прибежала к нам и сказала, что сын в плохом состоянии — он лежал в этой, седьмой больнице. Сказала, что он дал почку — мы ничего не поняли, а когда пришли, ему было совсем плохо. Я спросил у него, что случилось, а он уже не мог говорить. Тогда я дал ему бумагу и ручку в руку, и он написал «Я не знал, что так будет. Прости меня» — и все. Больше ничего не смог написать. Я зашел к врачам, они сказали, что все сделали законно, что они договорились.

Потом я узнал уже о шестой операции. В это время мой сын уже не может говорить; я зашел к врачу и он объяснял мне, что было не так. Хоть я и не врач, я понимал, что он делал что-то не так. 

19го числа он умер. Потом пришли из КНБ и забрали тело сына. Еще двух-трех врачей увели в наручниках. Врачи потом к нам даже не подошли, никак не помогали и никак с нами не связывались. Они вообще в теле сына оставили медицинские салфетки во время операции.

Экспертизу не стали делать здесь, приехали специалисты из Астаны. Мы верим в первую экспертизу, она нормальная. А врачи (сделавшие операцию — Esquire) экспертизу взяли и говорят, что что-то неправильно, что хотят поменять — я не понял. Я спросил, почему так, зашел к следователю — он дал мне форму, как писать жалобу, но жалобу почему-то не удовлетворили. Без оснований каких-то, просто не удовлетворили и все.

Над реципиентом суд уже был, 5-6 раз (купля-продажа органов в Казахстане является незаконной; живым донором может стать только родственник и только на безвозмездной основе — Esquire). Мы там участвовали не как потерпевшие, а как свидетели. Прокурор просил дать 6 лет, но сказали, что он (реципиент — Esquire) — инвалид второй группы, у него двое детей, и дали условно два года. У него двое детей, а наши дети — не дети что ли?! Он (реципиент — Esquire) даже не выразил нам соболезнований. Потом его вообще амнистировали — к 25-летию Независимости.  Мы повторно написали жалобу, суд будет 24го числа, но говорят, одним заседанием ничего не решить.

У Ержана остались трое детей, старшему шесть, он только пошел в первый класс, младшему — 7 месяцев. Невестка не работает, живем как-то. Они получают пособие, где-то 20 тысяч. Я сам им помогаю, хотя сейчас не работаю, болею уже вот 8 месяцев. Хотят дать вторую группу инвалидности. А у меня еще старшая дочь, она замужем, и младший сын в десятом классе. Денег не хватает. Даже на похороны нужны деньги, на 7 дней, 40 дней, год, где их взять? С продажи почки сына почти не осталось. В первый же месяц мы оплатили все долги и осталось 300 долларов, они сейчас лежат в прокуратуре.

В стране очень много людей занимаются этим (торговлей органов — Esquire). Это будет происходить и дальше, надо этот вопрос решить. Если бы был у нас закон, то врачи бы все делали на отлично»


← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook