Казахстанский специалист Айнура Абсеметова, уехавшая по линии ООН с международной миссией в Малави, рассказывает о своей жизни за экватором.

женщины Малави

Фото: shutterstock.com/Oxford Media Library

В Малави со мной произошел один из самых странных диалогов в жизни.

– Мадам, вы замужем? Нет? Выходите замуж за моего брата. Как вам не нравится мой брат? Ха-ха-ха… у меня нет никакого брата.

Иногда я не знаю, как правильно отвечать тут на подобные вопросы. Даже если отвечаешь: «Я не замужем», видя моего сына, вторым вопросом задают «А где ваш муж?». В Малави нет женщин, которые не замужем… просто нет. Не замужем только маленькие девочки.

Если тебе больше 15 лет и ты не замужем, то это странно, а если еще и ребенка нет, то вообще подозрительно, а женского ли ты пола?

Особенно давят на селе, но в данном случае это «особенно» излишне, ведь на селе живет девяносто процентов малавийцев.

Коллега в открытую сетует, что телевидение и лозунги о гендерном равноправии испортили городских малавиек. «Еще пять лет назад женщина за рулем была диковинкой, а сегодня за ней не угнаться», – сетует мужчина 30 лет. «Современная малавийка своей растущей экономической независимостью вгоняет в мужчину неуверенность и заставляет его чувствовать дискомфорт», – сочувствующе добавляет женщина в дорогом костюме.

Расспрашивая местных знакомых, коллег и друзей о браке и ритуалах создания семьи, я услышала столько разных вариантов. Каждый вариант семьи имеет оговорки: если это семья с севера или юга, если это семья религиозная или нет, либо это семья с достатком или нет. То есть тут существует масса вариантов выйти замуж. Я узнала только небольшую часть.

У женщины есть три варианта, как стать замужней: традиционный, церковный и государственный.

Самым колоритным является, конечно же, брак традиционный – традиционный по законам матриархального или патриархального общества.

Замужество в стиле матриархата

Традиционный вариант, это когда парень, решив жениться, посылает своего дядю по материнской линии встретиться с дядей возлюбленной по материнской линии. Бывает, девушка сама принимает решение узаконить отношения и просит маминого брата помочь ей обсудить дела с дядей понравившегося молодого человека. Именно дяди по женской линии первыми узнают, передают и обсуждают симпатии молодых. В брачные переговоры – встречи и договоры о цене за девушку, своего рода калым – вовлекаются только они.

Калым в традициях матриархата исчисляется в курицах. За необразованную девушку могут дать десять кур.

На вопрос, сколько бы заплатили за меня, девушку с двумя высшими, – ответили, что, скорее всего, около ста куриц. И как бы я ни расхваливала свой западный диплом, больше за меня не заплатят. Чем выше образование у девушки, тем больше куриц.

Правда, девушек с докторской степенью еще не встречалось среди невест, поэтому никто не смог сказать, на сколько куриц потянула бы ученая степень. В современном исполнении, курицы переводятся в деньги и оплата происходит наличкой. Иногда сторона жениха платит половину договоренной цены, чтобы посмотреть, насколько хороша невеста, не сварлива ли, не неряха ли. Если по истечении лет она проходит испытание, родители жены вправе требовать вторую часть оплаты.

Письма из Африки. Брак по-малавийски

Родителей девушки и парня информируют в последнюю очередь.

Особенно унизительным и проявлением крайнего неуважения считается вовлекать в брачные переговоры отцов. Отец может вообще не знать, что происходит, пока жена не решит уже сообщить ему о свершившемся факте.

Роль отца в матриархальной системе сведена к нулю, так как всю ответственность за воспитание детей (образование, женитьба, развод и даже смерть) несет брат матери. Дети записываются по материнской линии, а отца, если не отвечает запросам семьи жены, могут и вовсе прогнать ни с чем.

После того как дяди пришли к согласию, брак, считай, заключен, и жених может идти жить в доме невесты. Там молодым со временем выделяют дом, угол или участок земли, где жених может построить жилье.

Интересно, что мать тоже не сильно при делах: она не должна видеть жениха ни в самом начале, ни после замужества дочери – она не может стоять рядом с женихом, прикасаться или, не дай бог, заговорить. Потому что муж дочери для нее – прежде всего чужой мужчина и между ними может случиться что-нибудь нехорошее. Как ни удивительна такая предосторожность, малавийское табу не уникально, подобные запреты существуют у некоторых кавказских народов.

Замужество в стиле патриархата

В патриархате все точно так же, как в матриархате только зеркально наоборот. Здесь культ отца более весомый. Отец несет ответственность за воспитание и образование детей. В брачном процессе участвует его сестра, которая ведет переговоры с сестрой отца другой половины.

Исчисление калыма идет уже в коровах. Например, за меня отдали бы от шести до девяти коров, как за образованную девушку из хорошей семьи.

В случае развода уходит жена, оставляя все имущество и детей мужу и его семье.

Мой водитель заплатил за свою жену деньгами стоимость трех коров и еще остался должен одну корову. Для него это огромная сумма, которую он заработал в поте лица на плантациях сахарного тростника. Если дело, не дай бог, дойдет до развода, он уверен, что заплатил семье жены достаточно, чтобы оставить детей у себя.

Если же случится несчастье и один из супругов скончается, а калым полностью не уплачен, то решение, где он или она будут похоронены, зависит от консенсуса родственников. Например, если умирает жена, а у семьи мужа есть задолженность по калыму, они не могут похоронить ее у себя и оставить детей, пока не погасят долг.

Это усложняет отношения людей: иногда похороны затягиваются на время споров, а дети, и без того потерявшие одного родителя, отлучаются от второго.

У вдовы патриархального общества есть три дороги в дальнейшей жизни. Остаться с детьми в общине и получить свой участок земли, выйти замуж за одного из братьев покойного мужа или, если она все же хочет вернуться на родину, а деревня не против, то ее с детьми отпускают с миром, сохраняя за ними участок земли. Позже подросшие дети могут вернуться полноправными членами общины и семьи отца.

Письма из Африки. Брак по-малавийски

Как стать хорошей женой

В матриархальной общине есть одна критикуемая прогрессивным человечеством традиция. Как только девочка достигает половой зрелости, а по здешним меркам это происходит в 9-10 лет, ей надо пройти инициацию. Этот обряд проводят старейшие в роду женщины. Они учат как быть хорошей женой и как ублажать мужчину. Обучение не только теоретическое, но и практическое. В каждой деревне есть мужчина, который за плату проводит первые сексуальные уроки и лишает девственности.

Так что малайские девочки очень рано познают секс. Почти каждая вторая к четырнадцати годам имеет ребенка, а каждая первая сделала первый аборт.

Все это парадоксальным образом уживается с требованием общества от женщины целомудренности. Как стыдливо пояснили коллеги, согласно местной морали, женщине запрещено получать удовольствие от секса и вообще знать, что такое оргазм. Как ни пыталась я свести воедино такое противоречие, моя логика оказалась бессильна. С одной стороны, девочек с детства обучают сексу и фактически проводят насильственную дефлорацию, с другой, лицемерно порицают детей до замужества.

Конечно, социологи объяснят дихотомию наслоением религиозных догм о воздержании поверх племенных традиций, где изначально культивировалось природное естество. Но жить оттого не легче.

Гражданский брак по-малавийски

Мужчина, проживающий с женщиной в одном доме больше семи дней и ночей, автоматически становится ее мужем. Тут не требуется никаких бумаг, это правило действует как на севере, так и на юге. Свидетелями брака становится вся деревня. Если мужчина и женщина чем-то не угодили друг другу, то расходятся так же легко. Такого рода замужества чаще встречается между совсем молодыми девушками и состоятельными вдовцами. Для бедной сельской девушки из многодетной семьи – это хорошая возможность не умереть голодной в период засухи. По мне, так намного честнее, чем наш институт токал, существующий на похожей основе – бедная сельская семья и богатый мужчина.

брак по-малавийски

Фото: shutterstock.com/hecke61

Хотя «токал» тоже есть в Малави: женатые мужчины иногда используют гражданский брак, чтобы придать подобие легитимности своим отношениям на стороне при живой жене. Знают ли о том жены, зависит уже от отношений, уровня социальной и экономической зависимости от мужа.

Обычно женщины молча терпят подобное, ибо нет ничего страшнее, чем прослыть в малавийской деревне незамужней.

И просто замужество

А вот городские жители все чаще совершают браки по требованиям своей церкви или мечети, то есть это более продвинутый вариант, чем патриархальный и матриархальный деревенский. Государственная регистрация до недавнего времени считалась лишней формальностью. Но жизнь берет свое, принимаются и упорядочиваются законы о праве наследования и собственности, появляются институты, требующие свидетельство брака. Поэтому некоторые семьи вынуждены идти в наш аналог загса, прожив много лет, а то и всю жизнь вместе.

Малавийское общество с девяностых годов переживают своего рода модернизацию и брак вместе с остальным укладом жизни медленно, но меняется.

Единственное, что устойчиво перед ветром перемен в этой африканской стране – убежденность, что женщина патриархально ли, матриархально, в церкви перед алтарем или бумажкой чиновника, но обязана быть замужем.