Американский киномонтажер Кристофер Белл рассказал о том, как ему живется и работается в Казахстане и почему здесь нужно снимать вестерны.

На первый взгляд

Я живу в Лос-Анджелесе, в районе под названием Венис-Бич, расположенном прямо у океана – там, где жители в основном ездят на велосипедах. При этом детство мое прошло в Канаде, в маленькой деревне в горах Британской Колумбии. С ранних лет я много путешествую.

В Казахстане я монтирую сериал. Этакая казахская драма. А до этого я работал над финальным монтажом местного боевика «Ограбление по-казахски» молодого режиссера Каиржана Орынбекова и над эпической драмой «Жаужурек Мын Бала».

Вообще, здесь очень интересно работать. Во-первых, потому что я занимаюсь любимым делом, а во-вторых – мне нравится погружаться в абсолютно новую для меня культуру и работать с фильмами на незнакомых мне языках. Хотя я уже немного говорю по-русски и понимаю намного больше, чем раньше. Мой мозг уже начал воспринимать музыку русского языка. Это очень красивый язык. Если бы не моя лень, обязательно бы выучил его.

Алматы очень сильно отличается от Калифорнии. Но люди везде одни и те же по сути. Будучи иностранцем, я погружаюсь в местную культуру и водоворот повседневной жизни.

Не зная языка, я чувствую себя как будто под водой, когда ты не понимаешь, что говорят люди вокруг тебя. Порой даже невозможно узнать, где ты находишься.

Если ты приходишь на вечеринку, то тебя окружают люди, которых ты совершенно не понимаешь. Впрочем, для меня это не впервой – я много путешествовал по странам Африки и Азии, получая от этого огромное наслаждение. Для меня это как квест, который надо пройти. А вот в Америке мне скучно: там я все знаю.

Сюда я приехал не только для того, чтобы работать. Я хочу поближе познакомиться с культурой казахов и других народов страны. В Штатах все по-другому. Все, кто туда приезжает, тут же ассимилируются. Хотя США тоже многонациональная страна. Португальцы, русские, немцы уже не говорят на своем языке во втором-третьем поколении. Здесь же люди помнят свои традиции.

Я много общаюсь с молодыми людьми, особенно со студентами, и меня поражает уровень их грамотности – каждый читал Достоевского и Толстого. Но в то же время, они могут свободно поговорить о немецком арт-хаусе. Видно, что молодое поколение имеет очень мощную образовательную базу.  

В каждой стране есть что-то, что просто выводит меня из себя. Здесь меня раздражают автомобилисты, не соблюдающие правила дорожного движения. Сколько раз я едва сдерживал себя, чтобы не разбить стекло очередной машины, которая чуть не сбила меня, когда я переходил на зеленый свет. Помимо этого, они еще и сигналят, как сумасшедшие. Не знаю, может, эта агрессия пошла с тех времен, когда казахи скакали по степи на лошадях?

Что касается Алматы, то здесь самая большая проблема – это грязный воздух. Я слышал отговорки, что город расположен среди гор, но в Лос-Анджелесе была такая же ситуация. Он был полностью покрыт смогом. Но городские власти провели серьезную ревизию автомобилей и сделали так, чтобы все 35 миллионов машин соответствовали высоким экологическим стандартам. Да, это заняло определенное время, но теперь Лос-Анджелес – один из самых чистых городов на земле.

В Казахстане повышенное внимание к иностранцам. Иногда я замечаю, что прохожие глазеют на меня. Не могу понять, как они узнают, что я не местный! 

Мои друзья твердят, что я готов платить больше, поэтому меня всегда обсчитывают. Как-то я встречал друга в аэропорту, и мне пришлось заплатить таксисту 7500 тенге за проезд туда и обратно. Но сейчас уже меня так не проведешь.

На первый взгляд

Во время съемок фильма «Жаужурек Мын Бала» я жил в маленьком селе Арасан-Капал на границе с Китаем. Мы провели две недели посреди степи. Должен признаться: степь такая же бескрайняя, как океан. Ты всматриваешься в горизонт и видишь изгибы Земли. Ощущения потрясающие – очень спокойно и пугающе одновременно. Как-то я решил пойти на пробежку. Я люблю бегать, но в Алматы это невозможно делать из-за смога: сразу начинаешь задыхаться.

В общем, пробежав какое-то время, я с ужасом обнаружил, что нахожусь абсолютно один посреди степи. И это всего 300 км от южной столицы.

Каждый день я говорю своему  другу-режиссеру: «Вот где надо снимать вестерны!» Здесь такая природа, которой нет нигде в мире. Здесь есть и горы и степь.

Я не часто хожу по барам из-за большого количества работы. Мой обычный режим – 14 часов в день, иногда 6 дней в неделю. Когда хочу развеяться, я иду в бар «Чукотка». Это место напоминает гостиную друзей: одни и те же люди – и все такие приветливые. Помню, как в первый раз пришел туда в день своего рождения после долгой командировки. Я был поражен количеством красивых девушек: такие высокие, с зелеными раскосыми глазами.

Меня много носило по миру, и я готов признать: в Алматы самые красивые девушки. Они так стильно одеваются, даже когда идут в магазин за едой. Высокие каблуки, меха, маникюр.

Видели бы вы, как в Лос-Анджелесе ходят по магазинам: шлепанцы, пижама или, в лучшем случае, треники. 

Мне почему-то надо каждый месяц ездить на границу с Киргизией, чтобы сделать «въезд-выезд». Поэтому я регулярно посещаю Бишкек. Эти поездки – одни из самых страшных вещей, которые со мной когда-нибудь случались. Водители междугородных маршруток – худшие в мире. Мне кажется, у них есть основания не бояться смерти.

Я обожаю ходить в банный комплекс «Арасан». Это еще одна уникальная вещь, которую не встретишь нигде за пределами бывшего Советского Союза. Я знаю, что здесь это довольно обычное явление, но я сначала считал очень странным, когда другой голый мужик бьет тебя дубовым веником при невыносимой жаре. Теперь я понимаю, что это самое лучшее место, куда можно пойти, чтобы избавиться от похмелья.

Я пробовал конину – очень вкусное мясо. Но я бы не смог его есть постоянно. Думаю, это связано с культурными различиями между нами. Для меня это как съесть собаку или кошку.

На первый взгляд

Большинство кинопроектов в Казахстане финансируется государством. В Америке все по-другому. У вас лишь одна большая студия, которая принадлежит государству, и много частных киностудий. К ним деньги в основном идут из частных инвестиций. А в остальном все так же – рассказываем истории.

Мне нравится работать с местными молодыми кинематографистами: они находят деньги из разных источников и все финансы идут на съемки фильма, а не кому-то в карман. Приятно видеть, как молодое поколение, имея свежий взгляд на кинопроизводство, делает свое кино. 

Кстати, местами здесь просто ужасная архитектура. Я имею в виду новые небоскребы. Мне нравятся здания советского периода. Одни из моих любимых – это здание КазНТУ, что на пересечении улиц Сатпаева и Байтурсынова в Алматы, а также гостиница «Алма-Ата», что напротив Театра оперы и балета имени Абая. Такие дома поражают своей монументальностью и величием. А еще я люблю старые деревянные здания в самом центре. Они напоминают мне французскую классику.

Не думаю, что я бы остался здесь жить. Просто я привык к морю и чистому воздуху.


Записала Елена Тлеуленова

Иллюстратор Ольга Халецкая

Читайте другие материалы из рубрики «Правила жизни в Казахстане» здесь.

Впервые правила жизни Кристофера Белла в Казахстане были опубликованы в журнале Esquire в 2014 году.