Гульнара Бажкенова в своей колонке убеждает всех, и Даригу Назарбаеву в частности, что ей надо идти в оппозицию. 

Дарига и Нурсултан Назарбаевы
Дарига Назарбаева, спикер сената парламента, поздравляет своего отца Нурсултана Назарбаева с получением нагрудного знака «Почётный сенатор». Нур-Султан, 6 июня 2019 года. Источник фото: пресс-служба Первого Президента РК – Елбасы

За несколько дней, что Дарига Назарбаева перестала быть вторым человеком в стране, много воды утекло, новостная повестка была буквально смыта потоком наводнения, и это еще не считая ежедневных сводок с передовой об умерших и выживших, за которыми мы следим, хоть и успели привыкнуть.

Но речь идет о человеке, которого народная молва, равно как экспертное сообщество, почти два десятилетия прочили в преемники отца – главы государства. Слухи и ожидания не унимались даже после того, как первый президент назвал в своей прощальной речи совсем не свою фамилию. И уже после президентских выборов и инаугурации, после первого обращения к народу и ряда важных, вполне президентских решений все ждали какого-то подвоха. 

Вопрос об истинном преемнике весь год висел на волоске, и вот, наконец, в утомительном политическом саспенсе поставлена точка. На пятый день после отставки самой влиятельной женщины Казахстана, после того как она не появилась в сенате на представлении нового спикера, не сделала ни одного заявления, и даже ее собственные средства массовой информации хранят молчание, а флагман медиахолдинга – газета «Караван» – дала заметку про назначение Маулена Ашимбаева без «бэка» про старого спикера.

После всего этого надо признать, что это была не рядовая кадровая перестановка. 

Это было падение, проигрыш. Дарига Назарбаева не будет править страной ни в качестве президента, ни в качестве лидера парламентского большинства, как того хотела. А то, что хотела, тоже надо признать – об этом свидетельствуют все ее действия и заявления последнего времени, да и вся полная противоречий карьера государственного деятеля. А если все-таки будет, то, как выразился политолог Айдос Сарым в своем телеграмм-канале, только в общем порядке, проходя через электоральные горнила и жернова, как и все политики в стране и мире. Царской, комфортной и короткой дороги к власти нет и не будет. 

На этом месте можно было бы подвести транзитный итог о торжестве здравого смысла, потому что предрекая семейственную преемственность власти, все загодя ее же ненавидели.

И это не надо доказывать ссылками на всякие соцопросы, хотя бы потому что серьезных опросов в Казахстане на этот счет никогда не было, как раз чтобы не фиксировать эти неудобные настроения. В таком режиме народные чувства являются аксиомой. Семью никто не хотел видеть во власти после Нурсултана Назарбаева, и точка. Но с этого места, после жирной точки начинается новый отсчет и встают другие вопросы.  

Проблема в том, что у казахстанской дороги к власти только две стороны: одна именно что царская и комфортная, а другая – заказана. Направо пойдешь – царицей станешь, налево пойдешь – головы не снесешь.

Если раньше всех волновал вопрос, назначит ли елбасы свою старшую дочь президентом, то теперь закономерен вопрос, а позволит ли он ей иметь собственные амбиции, не освященные его отеческим благословением. Дарига Назарбаева действительно может без оглядки и разрешения папы броситься на электоральные горнила и жернова? Зарегистрировать собственную партию, бороться за места в парламенте и высший пост в государстве?

Это важно потому, что Дарига Назарбаева сейчас не только и не столько дочь президента, но очередной представитель казахстанской элиты, внезапно ставший хромым. Начинать независимую политическую карьеру отставленным и выставленным вон никогда не позволяли, и если бывшего спикера и несостоявшуюся преемницу ждет такое же пенсионное забвение как Имангали Тасмагамбетова и Аслана Мусина или, при другом ее выборе и дерзком ходе, – опала как Акежана Кажегельдина, значит, в Казахстане ничего не изменилось. 

Ты или в системе, или тебя нет.

Это правило с давних советских времен маскируют идеей про единство, консолидацию, сплоченность и еще что-то столь же громкое, но пустое в сущности. В эти дни старые слова о главном нам не устают напоминать с высоких трибун, и Касым-Жомарт Токаев, представляя сенату Ашимбаева, выразился как-то обтекаемо в том смысле, что Дарига Назарбаева много полезного сделала в сенате, но сейчас случились пандемия и экономический кризис, требующие как никогда (как всегда) согласованных действий. 

Через день после этого нижняя палата парламента придала парламентской оппозиции легальный статус. Не единому и не сплоченному с большинством парламентскому меньшинству дают право на существование. Поправки в закон о парламенте в мажилисе представил ветеран казахстанского парламентаризма Азат Перуашев, председатель партии «Ак Жол». Партии, чья история состоит из длиной череды сделок и взаимных предательств ради того, чтобы на девятнадцатом году существования она представляла собой «конструктивное» оппозиционное меньшинство. 

У Казахстана было много шансов создать в парламенте настоящую качественную дискуссию, сейчас уже трудно поверить, что в двухтысячных политикой самоотверженно занимались такие личности как Булат Абилов и Ораз Джандосов. В 2002 году они пожертвовали блестящими карьерами, бросив вызов системе и стали основателями «Ак Жола».

В 2019 году фотография их партийного преемника, плачущего после отставки первого президента, облетела весь интернет. А в 2020-ом именно он представил законопроект, призванный продемонстрировать очередной прогрессивный жест власти.

Это был светлый путь длиной восемнадцать лет, после которых других оппозиционеров у них для нас не осталось.

В стране, где нет борьбы идей, а есть лишь противостояние кланов, соперничество влиятельных людей, их амбиций и интересов – в такой стране только они сами – эти влиятельные, амбициозные люди и являют собой настоящую оппозицию друг другу. Это не приговор, а реальность, какая есть. Именно поэтому тот, кто способен составить для власти достойный спарринг, в котором она нуждается, даже если сама того не сознает, вынужден жить за границей или пропадает из поля зрения, а если вдруг появляется, то в странном, эксцентричном образе. Казахский парадокс. Преодолеть который вполне по силу человеку с фамилией Назарбаева.

Ее никто не хотел видеть президентом по многим причинам и прежде всего из-за «царского» происхождения, но для влиятельного оппонента власти и оппозиционера это самое то. Назарбаева может послужить стране, как всегда мечтала, только если будет в легальном меньшинстве.