Короткая платиновая стрижка, точеные скулы, шрам, похожий на иероглиф. Zoom искажает изображение, но и сейчас ее узнал бы каждый — и завзятый театрал, и фанат сериалов. Для Дарьи Мороз нет разницы в подходе к высокому или массовому искусству: она наполняет искренностью театральные роли, а героинь сериалов делает живыми и сложными.

Грязные танцы Дарьи Мороз

Новый виток популярности Дарьи Мороз пришелся на второй сезон «Содержанок». Ее героиня Лена Широкова — в первом сезоне следователь убойного отдела — сочетает профессионально хладнокровное отношение к смерти и способность к любви. Выйти замуж за подозреваемого в убийстве — труднообъяснимый поступок для любой женщины, тем более для сотрудницы полиции, но для Мороз парадоксальность — это норма, а мезальянс в ее исполнении предстает естественным. Сама Дарья в «Содержанках» получила своеобразное повышение: во втором сезоне она не только исполнительница одной из главных ролей, но и креативный продюсер сериала. Дарья признается, что раздвоение далось ей нелегко:

— Не могу сказать, что довольна собой во втором сезоне «Содержанок»: я разрывалась между актерской работой и продюсерской. Мне было важно, чтобы персонаж стал другим, не менее интересным: проходит год, Лена сдерживает свой характер из-за любви к Глебу — это было сложно и сыграть, и написать.

— Вам не кажется удивительным, что в 2020 году телесериалы оказываются эталоном качества?

— Я никогда не считала, что сериалы — это г, а кино — конфетка. Авторские проекты не собирают кинотеатров, но окупаются на онлайн-платформах. Это тенденция времени и во всем мире, и у нас она абсолютно равнозначна.

Грязные танцы Дарьи Мороз

В перерыве между сезонами «Содержанок» жадная до скандалов пресса безуспешно пыталась вывести Дарью из равновесия новостями о свадьбе бывшего мужа — шоураннера проекта Константина Богомолова. Но на премьере второго сезона она на радость таблоидам самозабвенно исполняла «танец содержанки», в том числе и перед новоявленной семейной парой. Сейчас Дарья пожимает плечами: «Костя — шоураннер проекта. Это его премьера, так же как и моя. Ксения — его супруга. Я не чувствую ничего, кроме того, что это вполне нормальные вещи».

Кажется, Дарью Мороз сейчас заботят не светские репортажи, а напряженная работа, которая остается за кадром. Трудности не ломают ее — скорее, вынуждают искать новые пути. Так было всегда, с самого детства. Дарья росла в семье режиссера Юрия Мороза и актрисы Марины Левтовой — когда эти профессии не были привилегированными.

— В 1990-х родители фактически не имели возможности заниматься своей профессией, и это на пике развития. Чего они только не делали! Мама озвучивала какие-то сериалы типа «Богатые тоже плачут». Папа рассказывал, как они с приятелем вешали карнизы и шторы в больницах, зарабатывая какую-то копейку. За это десятилетие многие профессионалы киноиндустрии (и авторы, и режиссеры, и операторы) просто вымерли, потому что возможности проявиться почти не было.

Тогда Дарья занималась гимнастикой, фигурным катанием, живописью и актерским мастерством. Постепенно киноиндустрия возрождалась, появлялись телепроекты и кинокомпании, жизнь семьи и ее окружения стала налаживаться. 27 февраля 2000 года Дарья отмечала свою первую серьезную роль вместе с матерью в поселке Раздоры. Прогулка на снегоходе закончилась страшной аварией: Марину Левтову спасти не удалось, Дарья выжила, но получила многочисленные переломы и черепно-мозговую травму.

О несчастном случае до сих пор напоминает послеоперационный шрам на виске, похожий на иероглиф. С момента трагедии Дарья не переставала сниматься в кино и играть в театре у многих режиссеров — от Виктюка и Серебренникова до Богомолова и Уилсона. В МХТ им. Чехова она провела 19 лет жизни, работая с Олегом Табаковым. В 2018-м Табаков умер — и для Дарьи умерло все, что удерживало ее в театре. Помощник худ-рука Константин Богомолов после ухода маэстро покидает МХТ, чтобы заняться своим собственным театром — на Малой Бронной, — а новое руководство говорит уже на другом, чужом для Мороз художественном языке. От ухода Дарью удержало предложение сыграть Аркадину в исторической постановке чеховской «Чайки» Оскараса Коршуноваса. Эта роль должна была стать ее триумфом, итогом работы в легендарном театре, но после двух показов грянула эпидемия. Окрыленная «Чайкой» актриса оказалась в клетке карантина.

В голосе Дарьи не слышно боли, но ясно, что она живет с ней. 16 апреля 2019 года, получая «Золотую маску» за роль Тузенбаха в «Трех сестрах», она попрощалась с Олегом Табаковым словами: «Любовь живет даже после смерти». Портрет молодого Табакова с тех пор — на аватарке в ее Instagram.

— Что должно произойти, чтобы портрет Табакова перестал быть вашим юзерпиком?

— Что-то большое.

Грязные танцы Дарьи Мороз

Накануне интервью Мороз покинула «Танцы со звездами», и теперь на упоминание о проекте она реагирует с горькой усмешкой:

— Даже по прошествии десяти лет меня на улицах останавливают люди и благодарят за номера, которые мы делали вместе с Пелагеей, говорят: «Мы это слушали миллион раз!» У этих песен миллионы просмотров в Instagram. Для меня это важно.

Неплохое утешение для участника, не дошедшего до финала, — но сейчас Дарье утешение уже не нужно: кажется, впервые в истории шоу через неделю после этого интервью зрительским голосованием (97,7% голосов) Мороз вернули в проект. Это двойной триумф: ее утонченные образы Марии-Антуанетты или Петрушки Бакста/Нижинского сначала вызывают оторопь, затем — беззаветную любовь. В «Танцах» Мороз снова показала, что для нее нет четкой грани между массовым и высоким искусством, зато есть ощутимая — между страстью и апатией. И что таланту прощается все.

Грязные танцы Дарьи Мороз
KOZLOVSKYZ89093566312ANATOLYY

Когда в сентябре 2018 года Константин Богомолов спровоцировал скандал в столичном бомонде язвительным фильмом, Дарье все сошло с рук. Она отвечает с улыбкой сфинкса:

— Меня приятно удивило и порадовало ироничное отношение Яны Рудковской. Она оказалась очень адекватным человеком и восприняла фильм как классную шутку. Когда люди относятся к себе с иронией, это вызывает у меня глубокое уважение. Правда.

— Ювелир Петр Аксенов в вашем исполнении был узнаваем даже с наполовину наклеенной бородой, на стадии грима.

— С Петей я очень дружна, не раз участвовала в его проектах. Мне кажется, мы его подкололи, может быть, даже побольше, чем остальных, но он классно отреагировал, смеялся.

— По-моему, Мик Джаггер сказал: «Мне не важно, что пишут обо мне в журнале, пока мое лицо на обложке».

— Кажется, Яна произнесла такую фразу: «Любая антиреклама — это тоже реклама». Я с ней согласна отчасти, хотя никогда не руководствуюсь этим принципом в жизни.

— У вас разные подходы.

— Наверное. Нужно иронично относиться ко всему происходящему, особенно когда ты работаешь в медийном пространстве. Нужно уметь использовать такие вещи.

Использовать свою ранимость — уникальный талант Дарьи Мороз. В этой уязвимости она обретает наибольшую силу — так рождаются и ее грязные танцы перед завистниками, и способность в любой момент обнажить тело и душу. Возможно, это удается ей благодаря методу актерской отстраненности, который она выработала в МХТ.

Грязные танцы Дарьи Мороз

Первый сезон «Содержанок» показал, что секс до сих пор вызывает культурный шок у обывателя, и этот шок разделяют журналисты: «Пересказать сюжет невозможно ввиду многообразия «желудочно-половой жизни. <…> Обилие действующих лиц, как и соитий, с трудом поддается счету — все спят со всеми» («Новая газета»). «Богомолов снял тусклую имитацию софткора, проигрывающую даже самому софткору» («Газета.ру»). «Обнаженка почти не несет на себе никакой драматургической нагрузки — акт ради самого акта» (seance.ru). Глава «Царьград ТВ» Константин Малофеев обвинил создателей сериала в разрушении института семьи, а Национально-консервативное движение потребовало, чтобы Богомолова отлучили от церкви. Для Дарьи Мороз все перечисленное — скорее комплимент:

— В определенном смысле я горжусь тем, что сериал «Содержанки» стал на телевидении одним из первых проектов, который так открыто и смело говорит о телесной жизни человеческой. Но мне кажется, круто, что после «Содержанок» наши киношники двигаются в этом направлении: «Текст» Клима Шипенко и «Верность» Нигины Сайфуллаевой тоже откровенно говорят о сексе. Эти работы публика тоже восприняла остро, но, вероятно, потому, что в изобразительном плане это было сделано круто.

— Но ведь ваши с Глебом постельные сцены, самые откровенные в сериале, обусловлены драматургией?

— Диалог героев происходит во многом через такого рода сцены. Сцена, когда Лена голая лежит на кровати, а Глеб, уходя на работу, целует ее в попу, — это, на мой взгляд, невероятно трогательная находка. Мне кажется, для Глеба — жесткого и сложного персонажа — такое проявление нежности к любимой женщине не менее важно, чем сцена, когда он срывается и плачет.


Фотограф Дамир Жукенов

Записал Евгений Шаповалов