Денис Тен

20 июля 2018 Правила жизни
фигурист, погиб 19 июля 2018 года в возрасте 25 лет
Денис Тен правила жизни интервью погиб казахстанский фигурист

В спорте не бывает идеально ровных тропинок.

На протяжении многих лет я всегда работал на износ, у меня не было возможности элементарно восстановиться и досконально вылечиться после болячек, которые нарастали одна за другой. Зато теперь в мире фигурного катания все знают о Казахстане.

В детстве я слишком много дрался, у меня был очень вспыльчивый характер, мне нравился сам процесс драки.

В моих генах корейская и еврейская крови.

Имя мне выбрал старший брат.

Мой пра-прадед – известный корейский генерал. Показательно, что свою первую международную награду я получил в Корее, и самое интересное, что она не была связана со спортом. Это была серебряная награда на хоровой Олимпиаде 2002 года.

В моем спортивном становлении участвовало гораздо больше людей, чем можно предполагать. Начиная от родителей: папа всегда собственноручно точил мне коньки, купил точильный станок и научился всему самостоятельно, читая специальную литературу, мама водила во всевозможные кружки и секции. Не каждая семья, я думаю, может пойти на такие отчаянные шаги и посвятить себя делу, которое не гарантирует каких-то успехов.

До десяти лет у меня даже профессиональных коньков не было. Папа разрезал пластиковые бутылки и вставлял пластины под кожу ботинок, чтобы коньки были жестче и я мог тренировать прыжки. Я рос благодаря дикому энтузиазму, и у меня все получилось.

Когда открыли «Рамстор», я пытался там кататься, а ребята с «Баскин Робинса» угощали меня мороженым.

Еще я тренировался в Olympic за Дворцом спорта. Это был большой ангар, как холодильник, где зимой было минус семнадцать градусов. И я был похож на капусту, настолько утеплялся – несколько пар штанов, несколько кофт. Мы ходили как пингвины. И все равно это был интересный опыт.

Моя жизнь всегда складывалась таким образом, что приходилось мыслить и принимать решения самостоятельно – начиная с тех самых пор, как в десять лет начал серьезно тренироваться.

Не было такого, чтобы я говорил: все достало, не хочу больше, надоело.

На Олимпиаде в Ванкувере (в 2010 году. – Esquire) я был слишком юным, мне было шестнадцать лет, и я был самым молодым участником в мужском сегменте. И я вообще не задумывался, ехал, как на чемпионат мира, который проходит не в марте, как обычно, а в феврале. А когда приехал: «Вау, Олимпийские игры, классно!»

Стефан Ламбьель (швейцарский фигурист, двукратный чемпион мира, призер ОИ в Турине. – Esquire) в шутку называл меня «Википедия фигурного катания»: начиная с 1995 года, я знал о фигурном катании абсолютно все, помнил все статистические данные.

У меня есть медали всех существующих в этом виде спорта первенств: золото Азиатских игр, титул чемпиона четырех континентов, награды чемпионатов мира и олимпийская бронза.

Мне очень повезло с наставниками. Это были люди, с которыми когда-то я мог только мечтать работать. Татьяна Тарасова, Фрэнк Кэрролл, Николай Морозов, Стефан Ламбьель, Ше-Линн Бурн и Лори Николь.

Фигурное катание – очень одинокий вид спорта, за время выступления ты проживаешь жизнь, но это очень выматывает – психологически, эмоционально.

Спортивный успех – как карточный домик: достаточно вынуть всего одну карту, чтобы конструкция не сложилась.

Не люблю копаться в минувшем, даже в самых триумфальных моментах. Но от него не убежишь, люди всегда одной ногой в прошлом, оно – некая часть сегодняшнего тебя.

Моя мечта была совместить в себе лучших фигуристов мира в одно целое и быть тем самым идеальным фигуристом, которого в природе, по идее, существовать не может. Но в то же время, конечно, хочется являться какой-то индивидуальностью, уметь то, чего у других нет.

Человек не выбирает свое тело. Значит, он должен уметь извлекать максимум из того, что ему дано.

Когда спортсмен катается на льду, его мысли очень хорошо видны зрителю. Это действительно так. Поэтому желание продолжать развиваться не только на льду со временем превратилось для меня в образ жизни.

Считаю, спорт не должен становиться самоцелью. Это, скорее, старт-ап, взлетная полоса.

Я умею делать очень много разных вещей. Работать с разными программами на компьютере, не только резать и компоновать музыку, но и создавать ее, придумывать и планировать различные мероприятия.

Личной жизни у меня особо и нет. Моя девушка – фигурное катание.

Не бывает идеального времени для неудачных событий. Всякое случается. И вы можете только принять этот факт и двигаться дальше.

Тоскливо, что бывают люди у которых нет ничего, кроме денег. Им не мешало бы рассудка и человечности приобрести, но это не продается…

Я настоящий патриот Казахстана.

Люблю жизнь. Люблю родителей. Люблю людей. Люблю любить.

Время от времени жизнь напоминает мне о том, что солнечный день может превратиться в грозу, а когда она проходит – мы видим свет радуги. Но это не значит, что завтра не может быть снега. По-видимому, это моя судьба, быть у руля не в ясную погоду, а в основном во время штормов.

В фигурном катании было много победителей, которые вообще ничем никому не запомнились. Я не хотел бы стать одним из них. Наверное, это и есть моя основная цель – запомниться людям, оставить за собой «слово».

Мне нравится шагать в неизвестность.


Из публичных выступлений

Фотограф Iurii Osadchi / shutterstock.com

Подробности гибели Дениса Тена здесь

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook