Казахстанский певец, композитор и мультиинструменталист, 28 лет.

Димаш Кудайберген

У казахов есть такая традиция: когда в семье рождается первенец, его отдают на воспитание старшим родителям. И хотя мы все жили под одной крышей, я фактически воспитывался у бабушки и дедушки.

Для меня моя семья ― это все. Где бы я ни выступал, где бы ни получал награды, в первую очередь я это все делаю для того, чтобы лишний раз увидеть улыбку, искреннюю улыбку на лице мамы. Это самая большая награда. Я горжусь ими, они мной гордятся. 

Я себя чувствую комфортно рядом с родителями. Где бы ни был, хоть Америка, хоть Африка. Самое главное — находиться рядом с родными, чувствовать уют, тепло.

Я не застенчивый, я – нормальный. Я просто поражаюсь, когда люди начинают возвышать себя. Я стараюсь быть максимально естественным и без особого пафоса. В нашем доме это не разрешается. Хотя я прекрасно понимаю, что происходит в моей жизни, кто – я. Но быть пафосным мне родители не позволят.

Звезды — на небе, а мы — люди, и главное — быть достойным человеком. 

Я бы не хотел, чтобы делали акцент на том, какой у меня диапазон, пять или шесть октав. Моя главная цель – немного отвлечь людей от из обычной жизни и перенести их в вымышленный мир.

Те артисты, которые говорят, что они не волнуются перед выходом на сцену, врут. Все артисты волнуются, все до единого. И я в их числе.

Все, что происходит в жизни, испытание. Одному дается многое: счастье, богатство, хорошая семейная жизнь, творческий взлет. Другому — почти ничего. Но важно понимать, что и то и другое — временное явление. Просто испытание. 

Шоу-индустрия сейчас больше «хайпует», нежели занимается творчеством. И в этот непростой период я хочу показать, что на эстраде все еще существует искусство.

Язык не имеет значения, если человек поет от души. 

Песни на казахском языке даются мне намного легче, потому что я вырос по всем казахским традициям и обычаям. Я понимаю душу казахских песен.

Концерт — это то место, где артист может делиться сокровенным. У меня нет секретов. Чувствую энергию зрительного зала, и это огромное счастье.

Люди почему-то думают, что артист — мегастар, но ведь есть звезды и в других профессиях. Даже большие, однако их никто таковыми не называет.

К своему ремеслу надо относиться максимально профессионально, понимать, что на сцене ты — артист, а в жизни — обычный человек, и ты так же ешь, пьешь, спишь и просыпаешься, общаешься с людьми. В жизни ты должен быть человеком.

Вокалом занимаюсь каждый день по три — четыре часа. Учиться надо всегда. Музыка, как математика. Пропустишь момент — и на следующем этапе можешь что-то не уловить. 

Настанет день, когда придется уйти со сцены, сесть вместе со зрителями и смотреть на других. И в этот момент ни один из них не должен сказать, что на заре своей карьеры я вел себя надменно. Я этого боюсь. 

Через три года после нашей первой встречи Джеки Чан позвонил мне и говорит: «Я снимаю новый фильм и хочу, чтобы ты исполнил OST (саундтрек) к нему». И я сразу сказал: «ОК!». Я не стал думать, что это за песня, в каком стиле, понравится мне или нет. Это не имело значения, потому что это был Джеки Чан.


Из публичных выступлений

Поделиться: