Телеведущая и бизнесвумен Динара Сатжан рассказывает о несбывшейся мечте работать на НТВ и о том, как долго искала в Астане истинных ценителей искусства.

В съемке для Esquire она превратилась в натурщицу, позируя для столичного художника Адилгали Баяндина.

Динара Сатжан Адилгали Баяндин Esquire Kazakhstan

Свой аккаунт в Instagram Динара Сатжан подписала посылом «Носи QAZAQ brands», но на интервью пришла в футболке и джинсах от итальянского бренда Dondup. Она опаздывает на двенадцать минут, извиняется, параллельно снимая stories, садится за стол и бархатным «телевизионным» голосом заказывает официанту латте.

«У меня Facebook, Instagram, stories — все как обычно. Тебе нравятся мои «точечки»?» — обращается она к главреду Esquire Артему Крылову, имея в виду неимоверное количество «историй», опубликованных за последние 24 часа.

Кажется, она не может прожить без телефона ни минуты: снимает видео о том, что мы собираемся брать у нее интервью, звонит сыну Даниалу.

«Сына, ты в самолете? Уже вылетаешь? Покушай хорошенько. Напиши Есболу, пусть встретит и не забудет доверенность. Люблю!  — кладет трубку и гордо добавляет: —  Мой сын самостоятельный парень, летает один с шести лет» (сейчас Даниалу 13. — Esquire).

У нее больше десяти тысяч публикаций в Instagram, и она обходится без SMM-специалиста. Я начинаю подозревать, что у Динары в сутках часов больше положенных двадцати четырех, свой Youtube-канал она тоже ведет сама.

Когда в девяностые семья Динары Сатжан переехала из Жезказгана в Алматы, девочка и не думала о том, что ее воспримут как провинциалку.

Она со смехом рассказывает историю, когда вошла в класс со словами: «Так, кто со мной запишется в театральный кружок?» – сопровождая фразу распахнутыми руками, как в популярном меме с Робертом Дауни-младшим из «Железного человека».

Практически все школьные годы Динары прошли в алматинском Дворце школьников, куда она ездила из микрорайона Тастак на 91-м автобусе. Маршрут, кстати, до сих пор не изменился. В 9-м классе она пошла в класс с педагогическим уклоном и раз в неделю училась психологии, каллиграфии и искусству в педколледже на другом конце города. Она всегда стремилась быть на виду, поэтому ни одно мероприятие в школе не проходило без ее участия.

«Я всегда знала, что хочу чего-то большего. За мытьем посуды я всегда говорила своей маме: «Мама, я рождена не для этого. Мое место на сцене»

Динара Сатжан Адилгали Баяндин Esquire Kazakhstan

В нулевые Динара Сатжан работала на телеканале «Южная столица», успешно вела новости, снимала сюжеты. Она вспоминает, как в студенческие годы, держа в руке микрофон, чувствовала себя амазонкой.

«Я обожала свою репортерскую деятельность. Могла работать круглосуточно. Было, конечно, тяжело совмещать учебу и работу, но я получала удовольствие. Могла вскочить среди ночи и выехать на пожар, сель. Любила такие челленджи».

После декретного отпуска обратно на «ЮСА» ее не взяли. Она написала синопсисы десяти программ, пошла на телеканалы, но снова безуспешно. Тогда Динара приняла решение ехать в столицу, где собраны главные каналы страны. На одном из них как раз работал ее старый приятель Тимур Асылханов.

«Я набрала номер Тимура и напомнила ему о нашей встрече на «Южной столице», лукавить не стала, сказав, что хочу вести новости, и попросила помочь».

Так Сатжан попала сначала на «Астану», а затем – на «Хабар», но телеканалом ее мечты долгое время оставался НТВ.

«В эпоху Парфенова, как и любой журналист, я хотела работать на НТВ. К сожалению, эта мечта так и осталась недостижимой. Хотя даже супруг на тот момент поддерживал мою идею».

«У каждого свой путь. Путь проб и ошибок. Я ни о чем не сожалею. Я сделала карьеру на казахстанском ТВ, училась на факультете журналистики в КазГУ, но учиться за границей никогда не стремилась. Cейчас наблюдаю тенденцию — многие мои коллеги едут по «Болашаку» повышать свои знания. Возможно, когда сын поступит в зарубежный вуз, мы с Дианой (младшая дочь Сатжан. — Esquire) тоже поедем учиться».

Если НТВ так и остался мечтой, то другие зарубежные телеканалы активно делятся опытом с Динарой. Буквально сразу после этого интервью телеведущая летит в США на FOX News, CNN, National Geographic. Этой осенью она затевает новый телепроект.

В последние восемь лет Динара продвигает казахстанскую одежду. У нее известные в Астане шоурумы, а с прошлого года вместе с дизайнерами Аидой Кауменовой, Наилем Байкучуковым, Бибисарой они стали выезжать на зарубежные показы. В начале года бизнесвумен и ее друзья участвовали в Oriental Fashion Week в Париже. В самолете она встретила своих приятельниц-байеров и подметила: «Вы летите в Париж покупать одежду, а мы летим продавать. В этом наша разница!»

«Патриотизм — это когда ты болеешь за свое, за своих, когда ты неравнодушен к своим соотечественникам, к своей стране, когда у тебя есть активная гражданская позиция».

Динара Сатжан Адилгали Баяндин Esquire Kazakhstan

За годы в бизнесе Сатжан стала строгой начальницей, как героиня Мэрил Стрип из фильма «Дьявол носит Prada», и недоумевала, когда ее ассистентки плакали в конце рабочего дня и все больше людей считали «железной леди». Но она и сама в свое время прошла «мясорубку» на телеканале «Южная столица» и хуже от этого, по ее словам, не стала. Чтобы чего-то достичь, нужен стержень. 

«Наверное, это вредно для здоровья – выкладываться максимально и стараться довести все до идеала. Но мне нравится это ощущение, когда ты отработал и сам остался доволен. У меня есть план на завтра, на неделю, на ближайшие месяцы. Чтобы не откладывать дела, приходится выполнять все в срок. Иногда это очень сложно. Я буквально теряю всю свою энергию. Но когда, если не сейчас? Наступит время, и я буду собирать камни».    

Летом прошлого года Сатжан, узнав, что галерея Дома Союза художников Астаны оказалась на грани закрытия, предложила руководству взять ее в свое управление. Сделала ремонт, поменяла концепт, создала современную светскую картинную галерею с баром, кофе, шампанским и назвала ее в свою честь – Art Gallery Dinara Satzhan.

Первые полгода сюда активно шли художники, друзья Динары, а также подписчики ее соцсетей. Для нее было важно, чтобы после каждой выставки было продано как минимум две-три работы художника. Но одного энтузиазма оказалось мало.

«Покрывать одной все расходы сложно.

К сожалению, не все интересуются артом. У меня всегда вопрос к этим людям: что украшает стены вашего дома?

В итоге я передала галерею в другие руки и решила делать выездные выставки, а картины продавать онлайн. Галерея работала год, и за это время я успела ближе познакомиться с творчеством столичных художников. Картины выставлялись каждые две недели. Я ходила по мастерским и искала что-то интересное.  Естественно, у меня появились фавориты: Амандос Аканаев, Бакытнур Бурдесбеков, Адилгали Баяндин, Тлеужан Батанов, Актоты и Сембигали Смагул, Ерлан Гаймолдин, Даурен Макин. Мне нравятся не только их картины, но и мировоззрение в целом». 

Динара Сатжан Адилгали Баяндин Esquire Kazakhstan

Чтобы оправдать надежды художников, Динара Сатжан часто покупала картины сама. Теперь в ее коллекции более двадцати работ отечественных художников. Вместе с тем она отмечает, что в казахстанском арте одна из важнейших проблем – высокомерие искусствоведов.

«Как-то прочитала в Фейсбуке:

«Ха-ха-ха, девушка, которая не разбирается в искусстве, ищет своего Ван Гога».

Да, я не профессионал. Но когда я хожу на оперу или балет, я получаю эстетическое удовольствие. Для этого не обязательно быть профессиональным критиком или артистом. Также и в изобразительном искусстве. Поэтому у меня иммунитет к  заносчивым искусствоведам. Я буду делать то, что считаю нужным. Покупать и продвигать те картины, которые мне нравятся. И не нужно стесняться своего непонимания. Это приходит со временем».

Хейтеров у Динары немало как в жизни, так и онлайн. Но они ее, похоже, совсем не волнуют, и Сатжан продолжает пробовать себя в разных отраслях. В апреле она решила написать книгу о казахстанских бизнесвумен и сейчас готовит интервью с героинями. Презентация книги намечена на сентябрь.

Что еще нужно знать о Динаре Сатжан? Она перечисляет сама:

Для меня самый лучший тест – это тест на деньги. Если человек обманывает в финансах, не стоит иметь с ним дело.

Я не нарушаю договоров. Пообещала – сделаю. 

Меня абсолютно не интересует коррупция. Понимаю, что это самый простой способ стать очень богатым – получить госказаз и отдать «шапку». Но это не про меня.

Если я дружу, то это надолго.

У меня нет агашки, как многие думают. Все, что у меня есть, заработано мною лично. Максимум, что я получала от своих ухажеров – это украшения. 


Записала Алима Пардашева

Фотограф Сергей Монко